Дмитрий Чубашенко: "Бедный Владимир Николаевич! Он еще строит какие-то планы, а его уже "слили"

"Нам наплевать на Воронина. (Он использовал другой глагол, но мы его напечатать не можем. - "МВ"). Пишите про него что хотите. Пишите что хотите про Марика и про всю их братию. Но нас не трогайте.

Менее чем через год лидер партии коммунистов Владимир Воронин
перестанет быть президентом Молдовы. Какой бы пост после этого
он ни занял, это уже не будет всесильная власть авторитарного
лидера, который самоуправно узурпировал полномочия
законодательной, исполнительной и судебной властей и тем самым
обеспечивал себе и своему ближайшему кругу стопроцентные
гарантии безопасности за любой творимый этими людьми беспредел.

С уходом Воронина жизнь в Молдове сильно поменяется.
Стопроцентных гарантий безопасности уже никто никому не даст.
Поэтому ближайшее окружение - люди беспредельно циничные и
далеко не глупые - уже сейчас задумываются над тем, как им
выжить после, а возможно, и без Воронина.

Сформировавшуюся к концу второго срока третьего президента
систему власти можно назвать режимом Воронина-Ткачука-Плахотнюка, причем, эти фамилии можно ставить в
любой последовательности, потому что и Марк Ткачук, и Владимир
Плахотнюк приобрели настолько сильное влияние на
президента-председателя ПКРМ, что тот, хоть и остается формально
главным, на самом деле, очень умело, целиком и полностью,
манипулируется теми кругами, "острием" которых выступают Ткачук
с Плахотнюком. Представители этих кругов, многие из которых
успешно пережили и Мирчу Снегура с Андреем Сангели, и Петра
Лучинского с Ионом Стурзой, сегодня всерьез озабочены тем, как
безболезненнее и с минимальными потерями, а еще лучше, вообще
без потерь, "встроиться" в следующую власть, а еще лучше, как бы
сделать так, чтобы продолжать контролировать власть точно так
же, как они делали это и при Воронине.


* Воронин+Ткачук

Почему "режим Воронина-Ткачука", понятно. Этот советник
президента всегда имел огромное влияние на Воронина как на главу
государства, а после мартовского съезда ПКРМ именно Ткачук стал
и фактическим лидером партии коммунистов.

Ткачук через своих людей контролирует Центральный комитет и
Политисполком партии. Ему полностью подчиняются комсомол, газеты
"Коммунист" и "Пульс". Он руководит медиа-холдингом власти,
который включает общенациональные телеканалы "Молдова 1", NIT,
"ОРТ в Молдове", "М4", десятки телевизионных станций в регионах,
радиостанций в центре и на местах, печатные издания и
интернет-ресурсы. Вместе с политическим партнером ПКРМ -
Христианско-демократической народной партией Юрия Рошки - Ткачук
распределяет эфирные частоты через Координационный совет по
телевидению и радио и министерство информационного развития.
Ткачук отвечает за важнейшие политические проекты ПКРМ -
евроинтеграцию, приднестровское урегулирование и отношения с
Россией, антирумынскую кампанию, реформирование самой ПКРМ.

Принадлежащая Ткачуку Высшая антропологическая школа давно стала
основной кузницей кадров для ПКРМ. Выпускники этого учебного
заведения внедрены во все государственные структуры и
медийные проекты, курируемые Ткачуком. В последнее время в
бизнес-сообществе обратили внимание на то, что доверенные люди
Ткачука, помимо политики и пропаганды, стали активно внедряться
в чисто коммерческие проекты в самых разных сферах деловой
активности.

После разгрома на съезде партии группировки
Тарлева-Остапчук-Степанюка, именно ресурсы и люди Ткачука
обеспечивают идейно-кадровую основу партии и власти. Если
представить, что эта основа вдруг каким-то образом будет выбита,
исчезнет, то Воронину просто нечем и некем будет ее заменить.
Партия и власть, как телега, у которой отвалились колеса, просто
остановится. Конечно, ее как-нибудь починят, но она уже никогда
не догонит обошедших ее на крутом вираже конкурентов.

Воронин, наверно, до сих пор наивно верит, что реформы в партии
делаются "под него", и что он по-прежнему полностью контролирует
происходящее. Президент и лидер ПКРМ заблуждается.

Недавно первый секретарь ЦК комсомола Инна Шупак пригласила меня на диспут в комсомольском клубе "Политкухня". Когда я говорил о
том, что нынешняя власть представляет из себя перевернутую
пирамиду, которая, как на плечах Геракла, держится на Владимире
Воронине, я увидел в глазах комсомольцев несогласие. "Почему вы
думаете, что партия - это Воронин?", - спросил один из
комсомольцев-антропологов после мероприятия. - "А кто, если не
он?". - "Есть новое поколение, у него свои лидеры". - "Кто?". -
"Есть Марк Евгеньевич, есть мы". Именно в тот момент для меня
стало ясно, что в ПКРМ, действительно, происходит смена
поколений и переоценка ценностей. Появление в партии большого
количества молодых людей, для которых Воронин уже не авторитет,
и которые готовы сменить его на кого-то другого - это очень
серьезная метаморфоза. Очевидно, что этот "кто-то другой" - Марк
Ткачук. Именно он является бесспорным духовным лидером новой
генерации, которая плохо представляет себе, что значит
встречаться с живыми избирателями в сельском клубе, но зато
прекрасно ориентируется во всех виртуальных интернет-форумах и
блогах. Эта генерация в новой программе партии назвала сама себя
"пролетариатом знаний". Этот "пролетариат" страшно далек от
народа, но другой смены у Воронина нет. У Воронина есть только
та смена, которую ему подготовил и подсунул Ткачук.

Пока что эта типа комсомольская, квазипартийная новая генерация
нуждается в Воронине. Она попытается на выборах 2009 года еще
раз по максимуму использовать старого партийного "Акелу", чтобы
под его прикрытием провести как можно больше своих людей в
парламент. Но потом эти мутировавшие клоны, безусловно, готовы
будут легко переступить через формального председателя партии,
чтобы "плыть в революцию дальше". Что будет после этого с
Ворониным? Первое, что приходит на ум - это такие киносюжеты,
как японская "Легенда о Нарайяме" или голливудская "Загнанных
лошадей пристреливают, не правда ли?". Из более свежих
ассоциаций - Кучма, Шеварднадзе, Акаев, Абашидзе...


* Воронин+Плахотнюк

Почему "режим Воронина-Плахотнюка"? На первый взгляд, это не так
очевидно, как связка президента-коммуниста со своим
советником-антропологом, но эта смычка не менее важна, чем с
Ткачуком. Если последний поставил президента в полную
зависимость от своих идей, кадров и пиар-обеспечения, то
Плахотнюк считается самым авторитетным бизнесменом, который
обеспечивает связь между Ворониным, деловым сообществом и
силовыми структурами. В момент смены правительства Тарлева
кандидатура Плахотнюка всерьез рассматривалась в качестве
вероятного претендента на пост нового главы правительства.
Считается, что именно Плахотнюк фактически руководил МВД при
Георге Папуке и продолжает руководить полицейским ведомством и
при Валентине Межинском. При этом он избегает публичности,
предпочитает дергать за ниточки власти из тени.

Недавно "МВ" писали о том, как четыре бизнесмена - Владимир
Плахотнюк, Владимир Колесниченко, Владимир Моложен и Дмитрий
Игнатенко - свозили своего "крестного отца" Воронина в Москву на
боксерский поединок супертяжеловесов. Эта публикация вызвала
совершенно дикую негативную реакцию президентского
бизнес-окружения. До редакции газеты стали доходить плохо
закамуфлированные угрозы, в том числе физической расправы. Но
наряду с кнутом (чтобы не сказать, дулом пистолета с глушителем),
нам показали и пряник. Сразу через несколько каналов близкие к
Воронину бизнес-авторитеты предложили "МВ" сотрудничество на
взаимовыгодных условиях. Условия эти таковы: мы не трогаем их,
не пишем об их коррупционных связях с нынешней властью, а они
подумают о том, как материально поддержать газету. И тут нам
стало просто жалко Владимира Николаевича. Как и комсомольцы
Ткачука, от него уже готовы отречься, без каких-либо сомнений и
угрызений, деловые люди, которых он, наверное, считает своими
близкими друзьями.

Как и новая генерация комсомольцев-антропологов, бизнес-элита
страны всерьез задумывается о жизни после, а возможно, и без
Воронина. Наиболее дальновидные представители биг-бизнеса, зная,
что именно Воронин будет основной мишенью оппозиции на
парламентских выборах 2009 года, и опасаясь, что и они могут
оказаться под обломками старой власти, уже сегодня пытаются, по
возможности, дистанцироваться от этой власти. Говорят, что
советник президента по экономическим вопросам Олег Рейдман уже
не раз пытался подавать в отставку, но его не отпустили,
предупредив, что ему придется пойти с шефом до конца, каким бы
он ни был, - оптимистичным или наоборот, совсем бесславным.

В поведении тех, кого называют "воронинскими олигархами", нет
ничего необычного. Как и большинством крупных бизнесменов во
всем мире, этими людьми движут два чувства - жадность и страх.
Жадность проявляется в стремлении приумножить свои капиталы,
страх - в нежелании их потерять. И для приумножения капитала, и
для его защиты полезно дружить с любой властью. Как заметил
однажды общепризнанный мировой финансовый авторитет Джордж
Сорос, между властью и бизнесом существует циркулярная
зависимость. В переводе на простой человеческий язык это звучит
не столь наукообразно и пафосно: "Бабло побеждает добро".
"Обеспечьте 300 процентов прибыли, и нет такого преступления, на
которое не пошел бы капитал".

Помнится, сразу после победы коммунистов на выборах 2001 года
один олигарх местного масштаба, выступая на одном из
бизнес-форумов, с боксерской прямотой заметил: "Мы не можем
ждать четыре года, когда появится нормальная власть. Нам надо
работать уже сегодня". И они работали. Если было нужно - а
именно так оно и было, - они откупались от власти, спонсируя
разные стройки под высоким патронажем, занося чемоданы с кэшем в
нужные кабинеты, перечисляя "долю" за "крышу" на счета в
оффшорах, одаривая эту "крышу" охотничьими поместьями внутри
страны и недвижимостью за ее пределами.

Недавно один из таких крупных бизнесменов, очень близких к
Воронину, сказал нам в беседе "не для печати": "Нам наплевать на
Воронина. (Он использовал другой глагол, но мы его напечатать не
можем. - "МВ"). Пишите про него что хотите. Пишите что хотите про
Марика и про всю их братию. Но нас не трогайте. Вы же понимаете,
что нас поставили в такие условия работы. Нас заставляют платить
взятки, спонсировать все эти стройки, охоты и гульки. Нам самим
это надоело. Мы хотели бы работать по-нормальному. В 2009-м
жизнь не остановится. Нам надо будет работать и дальше".

Бедный Владимир Николаевич! Он еще строит какие-то планы, а его
уже "слили". Он думает "рулить" Молдовой и после 2009-го, а его
окружение уже готовится к сотрудничеству с новыми властями - все
равно с какими. Очевидно, что Воронину, как и Снегуру, как и
Лучинскому, тоже придется пережить глубокое разочарование,
глубинная причина которого заключается в том, что и он не
захотел, и не сумел, отделить бизнес от власти, что он так и не
отучил молдавских капиталистов от мысли о том, что они всегда
сумеют "купить себе немного правительства".

Бизнесмены из ближнего круга Воронина ищут - и находят - выходы
и на лидеров антиворонинской оппозиции. На всякий случай, эти
предприниматели готовы проспонсировать и некоммунистов. На языке
бизнеса это называется "не держать все яйца в одной корзине". С
точки зрения большого бизнеса, который имеет мало общего с
моралью, это, может быть, и рациональный подход. Кто бы ни
победил на выборах, можно будет ему сказать: "Мы же тебя
поддерживали - поддержи и ты нас". А если не победит никто, еще
лучше - можно будет выступить в роли посредника, который поможет
преодолеть политический кризис и сколотить какую-никакую
коалицию.


* Ткачук+Плахотнюк-Воронин

Опросы общественного мнения показывают низкий уровень доверия
избирателей как к пока еще правящей партии коммунистов
президента Воронина, так и к оппозиции.

Несмотря на ряд шумных мероприятий, таких как партийный съезд и
отставка правительства, рейтинг ПКРМ завис на уровне, не
превышающем 30 процентов. Это означает, что в 2009 году в
условиях, когда сам Воронин не сможет баллотироваться на третий
президентский срок, ПКРМ окажется не в состоянии самостоятельно
сформировать новые органы власти страны, и ей придется с кем-то
договариваться о коалиции.

Главный союзник коммунистов - партия Рошки - по опросам, рискует
вообще не попасть в новый парламент. Либералы Дорина Киртоакэ на
сделку с коммунистами не пойдут. Значит, коммунистам нужно будет
искать компромисс с партиями Серафима Урекяна, Дмитрия
Дьякова - Олега Серебряна, Владимира Филата, Дмитрия Брагиша - во
всяком случае, с теми из них, кто преодолеет шестипроцентный
барьер голосов. Возможно, представители оппозиции и согласятся
на раздел власти с представителями ПКРМ, но они наверняка
поставят одно условие: в новой власти не может, и не должно быть,
места Воронину. Слишком много судеб поломал этот человек, чтобы
он мог претендовать на какие-то роли в будущей коалиционной
власти. Слишком много обиженных им за восемь лет предъявят ему к
оплате свои счета, а кое-кто вряд ли успокоится, пока не увидит
этого человека на скамье подсудимых.

Власть может быть переформатирована, но без участия Воронина.
Ткачуковская новая генерация ПКРМ может пойти на сделку с
представителями антиворонинской оппозиции при посредничестве
воронинских олигархов во главе с Плахотнюком. Все останутся при
своих интересах, но не обойдется и без жертв. Главной жертвой
такой сделки станет бывший третий президент Республики Молдова
Владимир Воронин. Но это будет мало волновать его циничных
попутчиков.

"They Shoot Horses, Don't They?".
Источник: "Молдавские Ведомости"
Обсудить