Появится ли план «Козак-2»?

Самой загадочной в этой ситуации выглядит позиция России. Заинтересована ли Москва в ближайшие полтора-два месяца в прорыве многолетних «позиционных» боёв, мы сможем сказать в тот миг, когда российские переговорщики предметно заявят - одобряют они молдавский пакет предложений или желают обсуждать в качестве базового документа что-то другое

На рубеже апреля-мая официальные приднестровские СМИ сообщили, что президент ПМР принял министра иностранных дел республики Валерия Лицкая и заслушал данные о работе экспертных групп. Как доложил министр, никакого продвижения в работе групп не имеется. Причину официальный Тирасполь видит так: Кишинёв хочет «доминировать», а мы настаиваем на равноправии сторон.

Между тем равноправие сторон при ведении переговорного процесса прописано ещё с 1992 года, когда был уничтожен неработоспособный механизм переговоров Молдова-Россия без участия ПМР, а начал функционировать формат Россия-ПМР-Молдова. Этот формат только дополнялся всё новыми участниками, дойдя до «5+2», но принципы его сохранялись без изменений. Он пополнялся всё новыми участниками в том числе и потому, что наше руководство выступало против любого, даже самого выгодного для нас компромисса, не желая никакого признания ПМР. Так, в 2000 году была развёрнута совершенно искажающая суть дела пропагандистская кампания против плана Примакова. Тот план и юридически и фактически превращал бывшую МССР в настоящую конфедерацию, но, в отличии от плана Козака, был лишён спешки и желания обойти на повороте прочих участников переговоров.

Прямую ответственность за тогдашние нападки на план Примакова и, в конечном счёте, его срыв несёт, наряду с другими членами высшего руководства республики министр государственной безопасности ПМР генерал Владимир Антюфеев, опубликовавший тогда в президентской газете «Приднестровье» большую статью с неверной трактовкой сути предложений одного из самых компетентных российских политиков.

Теперь ситуация изменилась. Хотя в мире произошли революционные изменения, связанные с Косовским прецедентом и сломом старой системы международного права, но в нашем конкретном случае всё, напротив, усложнилось. Если не добиться признания – а сейчас его не добиться даже от России – то никто в рамках формата «5+2» не предоставит нам таких полномочий, каких можно было добиться в 2000 или в 2003 году. И никакими демагогическими ссылками на референдум 2006 года, который, как очевидно теперь последнему приднестровскому двоечнику и даже нашему МИДу, с треском провалился, этого не опровергнуть.

Борьба теперь ведётся по другому направлению. Кишинёв в лице Партии коммунистов, несомненно, заинтересован в прорыве на переговорном фронте и в подписании соглашении об урегулировании до выборов в Парламент Молдовы 2009 года. Реально это можно сделать до середины июня 2008 года, ибо потом начнутся отпуска, а с сентября – выборная кампания в Молдове. Любое соглашение станет просто невозможным.

Наши власти, естественно, заинтересованы в срыве возможности подписания такого документа в нынешнем году. Им необходимо либо падение Владимира Воронина либо попадание его в коалицию, где принятие компромисса по Приднестровью затруднится. Экспертные группы играют в этой обстановке, что уже очевидно, двойственную роль. С одной стороны, они показывают, что Кишинёв предлагает конструктивные решения по целому ряду проблем, а это всегда лучше, чем ничего. С другой, в компетенцию групп входят сугубо частные проблемы – мосты, дороги и т.д.

Диалог о модели урегулировании по-прежнему не ведётся. С нашей стороны предложен проект Договора о дружбе, но Кишинёв вряд ли настроен его рассматривать. Министр иностранных дел ПМР Валерий Лицкай на встрече с Игорем Смирновым говорил о неясности, по его мнению, статуса рабочих (экспертных) групп. Такой вялотекущий процесс вполне устраивает наших переговорщиков, но он бьёт по интересам их кишинёвских коллег, так как не сопровождается официальным возобновлением переговорного процесса, прерванного в феврале 2006 года.

Самой загадочной в этой ситуации выглядит позиция России. Заинтересована ли Москва в ближайшие полтора-два месяца в прорыве многолетних «позиционных» боёв, мы сможем сказать в тот миг, когда российские переговорщики предметно заявят - одобряют они молдавский пакет предложений или желают обсуждать в качестве базового документа что-то другое. Если другое - то на это требуется время (даже если в рукаве РФ имеется «Козак-2»). Тут-то мы и увидим, нужно ли членам формата соглашение до начала отпускного сезона.

Кирилл КОВАЛЬЧУК
Источник: novaiagazeta.org.ru
Обсудить