Дмитрий Годорожа, Богдан Цырдя: «Сценарии интеграции Молдовы в ЕС»

Модель предложенная нашим институтом имеет одно неоспоримое преимущество - она играет на укрепление государственности, позволяет Молдове сохранить территориальную целостность и социальный мир. Какой путь выберет Молдова, покажет ближайшее будущее.

Процесс расширения ЕС имел несколько этапов. Первоначальная «шестерка» участников сообщества включала Францию, ФРГ, Италию и страны Бенилюкса. Первое расширение объединения произошло в 1973 г. (Великобритания, Дания, Ирландия). Второе - в 80-х годах (Испания, Португалия, Греция). Третье - после окончания холодной войны в 90-х годах (Австрия, Швеция, Финляндия). Четвертое – самое крупное - 1 мая 2004 г. (Польша, Венгрия, Чехия, Словакия, Словения, Латвия, Литва, Эстония, Кипр и Мальта). Последнее расширение произошло 1 января 2007 г. - Болгария и Румыния. Во всех этих этапах существовали, однако, отдельные модели, учитывающие конкретные исторические условия каждой из входящих стран. На все это ЕС реагировал очень гибко, что и позволило сообществу обрести нынешние размеры: около 500 млн. потребителей и более 25 млн. фирм и компаний.

Европейское Сообщество - продукт франко-немецкого сотрудничества?

Европейский Союз в качестве экономической структуры был продуктом холодной войны, чем и объясняется тот факт, что страны - основатели НАТО являются почти одновременно и основателями ЕС. Но с другой стороны, это было выражение объективной потребности экономического сотрудничества для преодоления проблем, связанных с послевоенной разрухой, осознание необходимости установления прочного мира в Европе.

Франко-немецкая модель интеграции Европы преследовала вначале узкие прагматические цели. Это было в основном экономическое сотрудничество в области совместного использования залежей угля Рурского бассейна, что ранее являлось причиной многих франко-немецких конфликтов. Другая цель была в совместном использовании атомной энергии в мирных проектах. Третье, это упрощение условий передвижения капиталов, людей, товаров для повышения конкурентоспособности национальных экономик и успешного противостояния СЭВ (Совет экономической взаимопомощи)- экономического союза социалистических стран во главе с СССР.

Этим и объясняется то, что Европейское сообщество, которое появилось 1 января 1958, применялось для совокупного обозначения трех структур - Европейского объединения угля и стали (ЕОУС - создан в 1951 г.), Европейского экономического сообщества (ЕЭС) и Европейского сообщества по атомной энергии (Евратом), образованных в 1957г.

Ситуация резко меняется с окончанием холодной войны и объединением Германии. 7 февраля 1992 официально закрепляется название Европейский Союз, что фиксируется в тексте Маастрихтского договора. Фактически только после подписания этого договора страны ЕС перешли к проведению общей экономической и финансовой политики, конечной целью которой было введение единой валюты. Поскольку валютный союз мог объединить только государства с хорошо регулируемой экономикой, его участники обязаны были обеспечить высокий уровень конвергенции (сближения). Для определения степени его достаточности в Маастрихтском договоре были зафиксированы следующие критерии:
• уровень инфляции не должен превышать средний уровень инфляции трех государств с наименьшим уровнем инфляции более чем на 1,5%;
• долгосрочные процентные ставки не должны превышать более чем на 2% средний показатель долгосрочных процентных ставок трех государств с наименьшим уровнем инфляции;
• национальная валюта не должна девальвироваться в течение последних двух лет и должна оставаться в пределах колебаний курсов на уровне 2,25%, предусмотренных Европейской валютной системой. Позже, в 1993 г, было принято решение увеличить допустимые пределы колебаний курсов валют до плюс-минус 15%.
• дефицит государственного бюджета не должен превышать 3% от ВВП;
• государственный долг - не выше 60% от ВВП.
Именно эти но и другие критерии позволили сконцентрировать все ресурсы и важнейшие политические и экономические решения в руках ФРГ, Франции Италии и Великобритании, в которых сосредоточено около 50% населения и 70% совокупного ВВП. Эти державы во многом определяют общие тенденции хозяйственного и социально-политического развития всего региона. Но все-же именно ФРГ и Франция являются главными акционерами ЕС, соответственно расширение или сужение ЕС главным образом зависит от воли этих двух держав.

Сегодня можно с определенной долей уверенности заявить, что вся «европейская периферия» разделена на «сферы интересов» между ФРГ и Францией. Франция – направила все свои усилия на Юг то есть Магриб, Ливия, и т.д. где газовые и нефтяные месторождения. ФРГ – Юг Европы и частично Восток ( Хорватия, Словения, Босния – Герцеговина). Эти страны, которые в прошлом входили в Австро-венгерскую империю, имеют много общего с Германией: менталитет, религия, исторические корни, экономические связи. С нашей точки зрения, ни одно государство не вошло в ЕС если в этом не имели прямую геополитическую и экономическую выгоду ФРГ, Франция и США. Интеграция по данной модели всегда предполагает наличие крупных французских или немецких инвесторов в стратегических областях экономики. Так в Чехии это покупка «Шкоды» немецким концерном Volkswagen. , в Румынии - фирмы «Нивея» теми же немцами, а так же контроль над энергетической системой австрийской ОМVи т.д.

В Молдову большие инвестиции идут из России, которая контролирует и Молдавскую ГРЭС, и газовые трубопроводы, и винные предприятия. То есть, для успешной интеграции, Молдова должна найти, что предложить конкретно ФРГ или Франции, а не Греции или Турции. А все, что у Молдовы осталось, это рынок телекоммуникаций, строительства, банковский сектор и электрораспределительные сети. Проблема нашей страны в том, что у нас во время приватизации все было разворовано, поэтому мы не интересны Западу. А определись мы в 1992-94 с европейским вектором, может быть сегодня ситуация была бы другой.

Есть и другой подход: геостратегический, то есть вхождение в НАТО. Учитывая, что в этом, прежде всего, заинтересованы США, то следует ожидать, что они готовы будут лоббировать интересы Молдовы в ЕС. И не смотря на то, что Молдова не соответствует Копенгагенским критериям, США будет способствовать вхождению Молдовы в ЕС.

Австро-финская модель интеграции на основе нейтралитета

НАТО появилось до ЕС (4 апреля 1949) и некоторые этапы расширения ЕС были в определенной логической зависимости от расширения НАТО. Более того, ЕС рассматривалось США как экономическое приложение к Альянсу.
Все это было связанно со слабостью Европы, ее зависимостью от политики США. Некоторые аналитики даже начали поговаривать о "Закате Европы", "Духовном кризисе.»

Ситуация меняется после развала СССР и окончании холодной войны, когда НАТО вступает в определенный кризис. Вследствие этого Евросоюз начал создавать свой собственный “центр силы”, где роль США уже не была столь доминирующей и определяющей, как ранее, в условиях противостояния общему противнику. Это особенно становится заметно в 1995 году, когда впервые в ЕС входит целая группа стран, не являвшихся членами альянса и более того, ратующих за нейтралитет. (Австрия, Финляндия, Швеция). С нашей точки зрения, это было следствием укрепления позиций ФРГ и Франции по отношению к США, продуктом реального роста влияния данных государств на международной арене. Позже, и нейтральная Швейцария заявила о своей готовности вступить в ЕС. Все это ясно говорит о том, что вступление в ЕС не означает обязательное вхождение в НАТО. В 2004 году в ЕС вступают Мальта и Кипр, которые так же не являются членами НАТО.

Кипрская модель (конфликтная)

По некоторым характеристикам, Кипр напоминает Республику Молдова. Речь идет о величине, национально-территориальных проблемах, разделении на две части.

После войны 1974, когда Турция совершила интервенцию на остров, Кипр был разделен на две национально-политические общины: греческую, которая ратует за сближение с Грецией и турецкую, (Турецкая Республика Северного Кипра - ТРСК) ратующую за сближение с Турцией. ТРСК отделена от остальной части Кипра буферной зоной. Линию, разделяющую остров на два сектора (так называемая «Зелёная линия» — англ. Green Line), охраняет контингент Вооружённых сил ООН по поддержанию мира на Кипре. Турция — единственная страна, признавшая Северный Кипр. Вопреки Копенгагенским критериям, которые ясно требуют от страны-кандидата контроль над границами, отсутствие конфликтов с соседями, ЕС решил принять южную, то есть греческую часть Кипра в 2004 году в свой состав, оставив турецкую часть за ее пределами. Безусловно, это было огромной ошибкой, которая прибавит головной боли еврокомиссарам, у которых и так хватает проблем с Косово, Македонией, Сербией и т.д. В Молдове есть некоторые политики, считающие, что Молдова может пойти по этому сценарию. Забывают, правда, несколько нюансов:

1. Конфликт на Кипре между двумя членами НАТО- Турцией и Грецией, в Молдове в приднестровский конфликт вовлечены Россия и Украина. То есть, Кипр был включен в ЕС с убежденностью в том, что конфликт так или иначе будет разрешен, ведь и Турция ждет свою очередь для вступления в ЕС. В отличие от Молдовы и в случае с Кипром видна перспектива разрешения проблемы: в ходе интеграции этого региона в ЕС ожидается рассасывание конфликтного потенциала за счет экономического роста и распространения на эти регионы европейской стабильности.

2. У Кипра есть серьезный адвокат, уже не одно десятилетие являющийся членом ЕС – Греция, к которому местные греки питают абсолютную симпатию.

3. Высокий уровень экономического развития Кипра, а так же его важное торговое расположение. ВВП в Северном Кипре в 2004 году составлял на душу населения 8095 долларов США. Это намного выше, чем в некоторых странах , ставших членами ЕС, не говоря о Молдове. К примеру, в 2005г. у Кипра ВВП на душу населения по реальной покупательной способности представлял 77.5% от ЕС, в то время как у Польши 46%, а у Латвии -43%, Венгрии 57.2%.

4. На Кипре только две стороны конфликта. А в Молдове существует и Гагаузия, которая при изменении международного статуса страны, будет стремиться реализовать право на самоопределение, то есть на независимость.

5. С 1961 года Кипр – член Совета Европы. Молдова же стала членом СЕ лишь в начале 90-х годов. В 1972 году Кипр заключил договор об ассоциативном членстве с Европейским экономическим сообществом, чего Молдова не сделала до сих пор. Все это говорит о том, что кипрскую модель довольно сложно использовать в нынешних условиях Молдовы.

Прибалтийская модель


Она является с нашей точки зрения радикальной.
Эта модель предполагает несколько условий и совокупность действий, которые для Молдовы трудно реализуемы :

- Наличие четкой национальной идентичности.

- Политическая воля элит и консенсус среди населения по поводу европейской интеграции. В РМ эта воля очертилась лишь в 2004-2005. Но даже сегодня, когда Молдова подписала План Действий ЕС-Молдова, заметны постоянные отходы, что говорит о том, что у коммунистической (и не только) властной элиты отсутствует четкий внутренний стержень.

- Невыдача гражданства этническим русским. В 2008 году в Прибалтике около 500 тысяч русскоязычных жителей не имеют гражданства.

- Запрет на существование Коммунистической Партии.

- Закон о Люстрации, запрещающий бывшим субъектам, сотрудничавшим с КГБ, занимать государственные должности.

-Неприсоединение к СНГ, что повлекло за собой нагнетание отношений с Россией и более "сплоченное участие" Запада в поддержке Прибалтики. При этом нужно учесть, что США никогда не признавали присоединение Прибалтики к СССР, в отличие от Бессарабии.

- Наличие серьезной диаспоры и сильной группы "диссидентов",
а так же возврат некоторой части элит из-за границы. Не для кого не секрет, что после аннексии Прибалтики, правительства данных стран определенное время продолжали свою деятельность за границей, многие диссиденты продолжали борьбу за непризнание оккупации Прибалтики. И только после того, как данные субъекты заняли высшие должности в государствах, в том числе пост президента, как в случае Вайра Вике-Фрайберга, президент Латвии, приехавшей из Канады (1999-2007), Президент Литвы Валдис Адамкус (1998-2003, 2003-2008), приехавший из США, позволило данным странам интегрироваться в ЕС.

- Реализация структурных реформ, программы приватизации и реформы цен, пересмотр экономического законодательства были начаты в Прибалтике осенью 1991. В отличие от Молдовы, где была проведена полная либерализация цен, что привело к массовому обнищанию населения (только в 1993 году индекс потребительских цен в Молдове достиг 1284% по сравнению с 1992.), в Литве была проведена либерализация большинства цен, кроме цен на основные продукты питания и квартплату. Чтобы смягчить негативные последствия резких реформ, правительство препятствовало закрытию заводов и выдавало государственные субсидии. Другими словами, не произошло деиндустриализации страны. Это позволило удержать на относительно приемлемом уровне качество жизни путем индексации зарплат, увеличения пособий пенсионерам и другим малоимущим слоям населения. То есть говорить о классической шоковой терапии и появлении «дикого рынка» нельзя. В Литве, к тому же, несмотря на внешнюю либеральность, есть закон , запрещающий продажу земли иностранцам до 2012 года. Власти Эстонии нашли в себе смелость ввести плоскую шкалу подоходного налога (первыми на посткоммунистическом пространстве), отменить импортные пошлины, налог на добавленную стоимость и налог на прибыль. В странах региона повсеместно создавались "электронные правительства" - дешёвые, лёгкие и неподкупные. Никаких контактов с чиновниками, отправляешь по Интернету документы - всё происходит быстро, без траты сил и нервов, без уплаты коррупционных "налогов". В отличие от Молдовы, была проведена честная приватизация, без формирования олигархии. Закон защищает права и соблюдает обязанности заёмщиков, кредиторов, акционеров, менеджеров, директоров, владельцев предприятий.

В 2004 году ВВП Латвии составил примерно 25 миллиардов долларов, Литвы – около 45 миллиардов долларов, Эстонии - 17 с лишним миллиардов долларов, в Молдове в 2007 году - около 4 миллиардов долларов. В 2005 году, ВВП Литвы на душу населения по Паритету Покупательной Способности, составлял 14 084 USD, Латвии - 13 215 USD, Эстонии 16 456 USD, тогда как ВВП той же Молдовы - не превышал в 2190 USD, то есть в 7 раз меньше эстонского.

Экономики прибалтийских республик – одни из самых быстрорастущих в Европе, в 1997-2005, средние темпы роста ВВП -6,1%(Литва),6.8%(Эстония), 7,1%(Латвия). Благодаря выгодному географическому положению и стабильности они были привлекательными для инвесторов, которые с удовольствием вкладывали деньги в телекоммуникации, банковский бизнес и другие сферы экономики (например, 89 процентов банков Литвы принадлежат иностранцам). В докладе Doing Business 2006 Всемирный банк представил рейтинг регулирования и реформирования бизнес-среды в 155 странах, используя данные за 2004 год. Наилучшим деловым климатом, по мнению ВБ и МФК, обладали Новая Зеландия, Сингапур, США, Канада и Норвегия. Россия - заняла лишь 79 место, Молдова (83 место), Литва (15 место), Эстония - на 16-м, Латвия - на 26-м.

- Наличие адвоката в Европейских структурах и поддержки в лице Финляндии и скандинавских стран.

- Усиленное внедрение европейского законодательства. В 2002-2006 Латвия переняла более 22 тысяч европейских законов. Сама страна приняла 1050 законов. То есть, только 5% свои, 95% ЕС.

-Интеграция в НАТО в 2004 году, а через несколько месяцев - в ЕС. К примеру, 1 мая 2004 года Литва вступила в Европейский Союз, в тот же день и в НАТО.

На первый взгляд условия Прибалтийских стран и Молдовы были идентичными. Но это далеко не так. Здесь промышленность была распределена униформно. В Молдове -45% промышленности находится в Приднестровье. Многие города в Молдове были созданы искусственно вокруг одного предприятия. Промышленность была не столь сильно связана с ВПК, как в Молдове, первичная модернизация здесь прошла намного раньше в 1920-1940. Не говоря уже о выходе к морю, о выгодном географическом положении. В Молдове часть элиты была уничтожена в 1940-1953, другая часть разбежалась в 1990 в Румынию, Израиль, Россию. В Молдове к тому же не существовало сильного диссидентского движения.
В то же время нужно признать, что с экономической и политической точки зрения Прибалтийские страны не соответствовали полностью Копенгагенским критериям.

Польско -венгерская модель

В Польше, с нашей точки зрения, были два know-how: шоковая терапия и внешняя поддержка. Во время премьерства Бальцеровича были полностью либерализованы цены, зарплаты, отменено планирование, проведена ускоренная приватизация с привлечением большого числа иностранных инвесторов. При этом двери открывались не всем инвесторам. В Польше, к примеру, вообще любая приватизация российскими кампаниями рассматривалась чуть ли не как национальное предательство.

Одним из важнейших факторов интеграции было мощное лоббирование со стороны Римского Папы Иоанна Павла Второго.
В отличие от молдаван, поляки внимательно прислушивались к своим эмигрантам - нобелевскому лауреату Чеславу Милошу или Збигневу Бжезинскому. Важнейшим моментом были переговоры между коммунистами и профсоюзом Солидарность, результатом которых стали соглашения «Круглого стола» в 1989 г. То есть, был в самом начале найден общенациональный консенсус, чего, к сожалению, не было в Молдове, где были митинги, потом война. С 1990 по 1995 гг. президент Республики Польша Лех Валенса - профсоюзный деятель, политик, лауреат Нобелевской премии мира 1983 г. То есть человек не из номенклатурной системы, диссидент, пользующийся непререкаемым авторитетом на Западе. В Чехии таким был Вацлав Гавел. В Молдове с точностью до наоборот: все три президента страны были членами ЦК КПМ. В отличие от Польши, единственный молдавский диссидент и "уважаемый старец" Ион Друцэ живет не в Вашингтоне, а в Москве, будучи человеком пророссийских, а не прозападных взглядов. Да и его рекомендации, редко принимались в расчет. Третье важнейшее условие – вступление в НАТО. И четвертое, отказ от членства в торгово-экономических объединениях, потенциально конкурентов ЕС. К примеру, Польша, Чехия, Венгрия, прекратили свое участие в Договоре о свободном обмене в Центральной Европе (CEFTA).

Румынско-болгарская модель

Суть модели заключается в установлении близких отношений с США и главным акцентом на вступление в НАТО. По основным показателям, экономическим и социальным, обе страны до сих пор не соответствуют Копенгагенским критериям. Интересным был Закон о люстрации, запретивший лицам, прежде связанным, с КГБ участвовать в управлении государством. Справедливости ради нужно отметить, что данный закон был половинчатым, как и все меры, которые предприняла Румыния. Но нужно отдать должное решимости данной страны к вступлению в НАТО. Ради этого Румыния подписала с Украиной договор, в котором отказалась от "территориальных претензий", то есть от Буковины и Буджака. Более того, Румыния предоставила свою территорию авиации НАТО для бомбежки соседней Сербии, пожертвовав столетними связями с данной страной ради интеграции в НАТО, обретя взамен сильную поддержку со стороны США. Вследствие этого, в 2003-2004 Румыния, а заодно и Болгария были приняты в НАТО. Именно поддержка США и стала решающим фактором в европейской интеграции, этим и объясняется большая зависимость Бухареста от Вашингтона, чем от Брюсселя. Параллельно были проведены тысячи тренингов и семинаров, которые создали разветвленное гражданское общество. Именно это гражданское общество и стало главным двигателем интеграционных процессов.

Ситуация в Молдове


Сегодня в Молдове нет четкой концепции по поводу европейской интеграции. Существуют лишь декларации, популистские заявления, реверансы и заигрывания с евробюрократами. Иногда это тактика помогает выбивать различные гранты, финансовую помощь. Исходя из этой реальности, мы попытались систематизировать различные заявления и декларации, что позволило нам выделить четыре различные модели (не концепции), европейской интеграции для Молдовы.

Национал – Либеральная модель.

Данная модель была несколько раз озвучена Национал-либеральной Партией Молдовы. Прозвучала она и из уст румынского президента Румынии Траяна Бэсеску. По мнению Бэсеску, высказанному еще в 2006 году, Молдова должна образовать некую «унию» с Румынией, что позволит ей войти в ЕС уже в январе 2007 года. Молдавские национал-либералы, в свою очередь, предложили сформировать подобие некой конфедерации с Румынией, которая позволит Молдове автоматически стать членом Евросоюза. Данная модель хоть и интересна, является по большей части утопичной. Ведь никому неизвестна позиция ЕС, России (ее позиция вряд ли будет положительной), Украины и США. Вряд ли кому-то в Европе понравится идея перекройки границ, появления нового крупного игрока на Балканах. ЕС с трудом согласился на Договор о малой границе, да и то, для жителей живущих в пределах 50 км от ЕС. Да и с Россией ссориться, когда ежегодно растут цены на энергоносители в ЕС никто из крупных игроков, то есть ФРГ, Франция и Италия не захотят. Мы уже не говорим о потере ПМР и, возможно, Гагаузии, массовых протестов, роста социальной нестабильности и напряженности, как это случилось в 2003 году во время парафирования «меморандума Козака».

Модель двухступенчатой интеграции

В какой-то мере, данную концепцию обнародовал Серджиу Мокану. Суть проста: изоляция Приднестровья и жесткие действия по интеграции в ЕС без Левобережья. Потом ПМР сама попросится. Модель напоминает Кипрскую, поэтому ее использование имеет много опасностей.

Модель консервативная

Эта модель разделяется многими правыми партиями Молдовы. Ёе суть заключается в радикальном применении опыта интеграции в ЕС некоторых стран, к примеру, Польши и Прибалтики.
- Вступление в ГУАМ, дальнейшее сотрудничество в Пакте по стабильности в Юго-Восточной Европе.
- Выход из СНГ, с возможной денонсацией договора о мире с Россией
- Процесс сотрудничества в Юго-восточной Европе (South East European Cooperation Process ). Молдова является членом данной структуры, что, по мнению американского посла Хизер Ходжес, высказанная 11 мая 2006 года, «укрепит доверие к Молдове в качестве кандидата на возможное членство в ЕС»
-Закон о Люстрации
-Договор о малой границе с Румынией, четкая делимитация всех территориальных и иных проблем с Украиной.
-Вступление в ПИЧ, затем в НАТО
-Вхождение в единую энергетическую европейскую систему
-Экономическая блокада ПМР, использование политических рычагов для аншлюса с отменой всех предыдущих договоренностей
- Максимальное уменьшение автономии Гагаузии и ПМР.
- Запрет на существование ПКРМ.

Социал-демократический институт предлагает свою модель вступления Молдовы в ЕС.


По нашему мнению, Молдова должна постараться максимально вовлечь ЕС в разрешение своих собственных проблем и максимально учитывать все рекомендции ЕС, Совета Европы и незамедлительно выполнять решения Европейского Суда по Правам Человека. Только так можно обеспечить ускоренную интеграцию страны.

- Объединение страны и разрешение приднестровского конфликта. Здесь ключевыми элементами являются международное обеспечение Принципа нейтралитета, создание совместной русско-франко-немецкой военной миссии в Приднестровье. При этом подключение НАТО нежелательно из-за отрицательного отношения приднестровцев к этой структуре. Только после этого, Молдова может претендовать на статус ассоциированного членства.

- Обеспечение полной подконтрольности границ. Здесь Молдова должна просить помощь в контроле проблемных участков границы у ЕУБАМ. Хотя это и говорит об ущербности государства, которое не контролирует собственные границы, зато перекладывает ответственность за проблему на ЕС.

- Договор о малой границе с Румынией, в котором Румыния обеспечит безвизовый режим для всех граждан РМ на своей территории.

-Углубление структурных реформ, улучшение делового климата, независимости судей, свободы СМИ, обеспечение верховенства права, реформирование юстиции. Очень важно изменение Кодекса о Выборах, установление 5% барьера как в ЕС, возвращение к административно-территориальной реформе 1999 года, разделение партии и государства и запрещение занимать одновременно пост президента и руководителя партии, разрешение двойного гражданства для чиновников. Немаловажным здесь будет и подлинное обеспечение функционирования Кодекса Аудиовизуала.

- Молдова должна создать максимально благоприятные условия для приватизации некоторых молдавских предприятий немецкими, французскими, итальянскими, и американскими компаниями. Особенно важным было бы привлечение российских инвесторов в совместных европейских проектах, особенно энергетических.

- Добиться от ЕС расширения автономных торговых преференций и получения дополнительных привилегий от СНГ.

- Сотрудничество с Румынией и с Балтийскими государствами в комунитарном “acquis”, который уже переведен на румынский язык, транснациональные и приграничные проекты в рамках политики по добрососедству, достижение консалтинга со стороны Литвы в области стандартов качества.

- Привлечение Франции, Литвы и Румынии в качестве адвокатов РМ в европейской интеграции. РОль Франции была бы важной посредством Француского Альянса, в котором состоит и Молдова.

- Государство должно создать специальный департамент при Министерстве иностранных дел, главной цель которого будет заключение контрактов для молдавских рабочих заграницей, привлечение иностранных инвестиций. Важно усилить деятельность Агентства по продвижению экспортов для уменьшения разрыва в торговом балансе.

Конечно, модель консервативная кажется более легкой и понятной. Однако, модель предложенная нашим институтом имеет одно неоспоримое преимущество - она играет на укрепление государственности, позволяет Молдове сохранить территориальную целостность и социальный мир. Какой путь выберет Молдова, покажет ближайшее будущее.

Авторы:
Дмитрий Годорожа, депутат парламента Республики Молдова
Богдан Цырдя, директор Социал-демократического института
Обсудить