Политические импотенты

Максимальный протест, на который подвиглась наша
оппозиция, свелся к тому, что ее парламентские представители
заблокировали центральную трибуну, свистели в свистульки,
включали сирену на мегафоне и кричали "Долой коммунистическую
диктатуру!". Такое ощущение, что люди живут на какой-то другой
планете, а не на "планете Молдова"

Шесть причин, по которым молдавская оппозиция в ее нынешнем виде никогда не станет молдавской властью

Наша газета много и подробно описывала, и будет описывать,
авторитарный и насквозь коррумпированный режим
президента-коммуниста Владимира Воронина. Мы полагали, и
продолжаем полагать, что для молдавского народа он представляет
собой самую настоящую беду, наказание и испытание. А в более
широком плане, для европейского континента, - это досадное
недоразумение, которое желательно бы устранить как можно
быстрее, чтобы наконец-то наладить и в этой части Европы
нормальную, достойную европейцев жизнь. Мы будем писать об этом
неадекватном и прогнившем режиме и дальше, тем более, что каждый
день и сама жизнь, но не в последнюю очередь, и наши читатели,
дают нам все новые свидетельства этих самых неадекватности и
гнилости.

Но та же самая реальность Молдовы, и те же самые читатели,
ставят и другие вопросы - а кто вместо Воронина? а способна ли
молдавская оппозиция составить ему альтернативу и конкуренцию? а
чем лидеры этой оппозиции лучше нынешнего президента и его
окружения? В ближайших номерах "МВ" мы попытаемся ответить на
эти вопросы. Сегодня, не переходя на личности наших
оппозиционеров (но каждого из них мы непременно коснемся в серии
последующих материалов), попробуем взглянуть на всю нашу
оппозицию как бы обобщенным взглядом наших читателей, которые,
если суммировать самые разные мнения, никак не могут толком
понять, что же эта оппозиция из себя представляет.

В разговорах, телефонных и личных, с читателями "МВ" по поводу
молдавской оппозиции с их стороны постоянно звучит несколько
тезисов-вопросов, адресованных как лидерам оппозиции, так и
всему обществу. Если систематизировать эти оценки, то получится
примерно следующая картина.


1. Оппозиция - слабая

В Молдове очень много оппозиционных партий, но они не в
состоянии конкурировать с правящей партией коммунистов. "Орден
меченосцев" президента Воронина, несмотря на то, что его позиции
значительно ослабли по сравнению с 2001 годом, продолжает
доминировать на политической сцене Молдовы и имеет все шансы
сохранить власть и после очередных парламентских выборов 2009
года. При этом читающая нас публика исходит из следующих
расчетов.

На местных выборах 2007 года ПКРМ получила, если взять средний
показатель голосования за списки кандидатов в советы всех
уровней, ровно одну треть голосов. Занявший второе место Альянс
"Молдова ноастрэ" Серафима Урекяна отстал от коммунистов почти в
два раза - 17 процентов, оказавшаяся на третьем месте
Демократическая партия Дмитрия Дьякова - более чем в три раза
(10 процентов). Дальше - больше, то есть меньше. ХДНП Юрия Рошки
с 8 процентами в четыре раза отстала от ПКРМ, социал-демократы
(тогда это была ПСДМ Дмитрия Брагиша) с 4,7 процента - в семь
раз.

С учетом того, что оппозиционность партий Дьякова и особенно
Рошки на общенациональном уровне вызывает очень большие
сомнения, ПКРМ и ее сателлиты продолжают занимать доминирующие
позиции в предпочтениях избирателей, а те конъюнктурные
"антикоммунистические" альянсы, что были сколочены на местах в
2007 году, для выборов 2009 года практически не имеют никакого
значения.

Как показывает апрельский "Барометр общественного мнения", за
почти год, прошедший после местных выборов, ПКРМ удалось
стабилизировать свои позиции и остановить сползание вниз. А вот
ее оппоненты не смогли развить тот относительный успех, который
был достигнут в 2007 году.

На вопрос "Если бы в следующее воскресенье были организованы
выборы в парламент Республики Молдова, за какую партию вы бы
проголосовали?" 42 процента опрошенных вообще не смогли дать
ответа, 26,7 процента назвали ПКРМ, 6,5 процента - АМН, 6,3
процента - ДПМ, 4,6 процента - Либеральную партию, 3,6 процента
- Либерально-демократическую партию, 2,6 процента - ХДНП, 1,8
процента - СДП.

Таким образом, на сегодняшний день шансы преодолеть 6-процентный
барьер голосов на парламентских выборах имеют 4-5 партий, при
этом ПКРМ самостоятельно получает больше голосов, чем все
остальные партии вместе взятые. Можно предположить, что в новый
парламент пройдет хотя бы одна из двух дружественных ПКРМ партий
- ДПМ или ХДНП, - а может быть, и обе вместе. Это означает, что
действующая сегодня конфигурация власти в общих чертах
сохранится и после 2009 года. Переломить эту тенденцию за
оставшиеся до выборов 10 месяцев может только чудо, но почему
оно должно случиться, читателям "МВ" совершенно непонятно.


2. Оппозиция - разобщенная

Читатели недоумевают: зачем такой маленькой стране, как Молдова,
столько партий? И сами же отвечают: затем, чтобы их лидеры могли
удовлетворять свое тщеславие, свои амбиции, и свои материальные
потребности.

Было бы логично, чтобы в Молдове осталось три-четыре крупные
партии - одна коммунистическая, одна либеральная, одна
социал-демократическая, одна консервативная (народная или
христианско-демократическая). Было бы совершенно естественно,
если бы, скажем, партии Брагиша-Мушука и Дьякова-Серебряна
объединились в одну организацию, если бы слились в одно целое
партии Урекяна, Гимпу-Киртоакэ, Филата. Но этого не происходит.
Наоборот, каждый месяц появляется какой-нибудь очередной
партийный клон, заявляющий, что именно ему предначертана миссия
спасения отечества.

Программы большинства из 20 с лишним партий Молдовы, по большому
счету, ничем серьезным между собой не отличаются. Джентльменский
набор дежурных тезисов - европейская интеграция, модернизация,
социальная защищенность, приднестровское урегулирование и т.п. -
кочует из одной программы в другую, при этом партийные лидеры не
гнушаются откровенным плагиатом. Кто-то начинает "гнать волну" -
и все остальные тут как тут, пристраиваются в фарватер. Дело
доходит до курьезов. Сейчас, например, сразу несколько партий
заняты тем, что собирают в районах подписи за ратификацию
конвенции с Румынией о малом трафике на границе. Как дети
лейтенанта Шмидта, они топчутся след в след друг другу, собирая
эти самые подписи у одних и тех же недоумевающих жителей в одних
и тех же населенных пунктах. Сразу и не поймешь, кто из них
Бендер, кто Шура Балаганов, кто Паниковский, а кто Козлевич.

Один читатель, позвонивший в редакцию, даже сравнил такое
поведение лидеров молдавских оппозиционных партий с поведением
собак на прогулке. "Какое любимое занятие пса? Найти место,
которое пометила другая собака - и пометить его сверху", -
заметил читатель. - "Собачники поймут, что я имею в виду". Да и
не собачники - тоже.

Представители различных оппозиционных партий на местах мало чем
отличаются друг от друга. Эти люди постоянно кочуют из одной
партии в другую в поисках лучшей жизни (прежде всего, для самих
себя). Межпартийный "туризм" особенно нарастает по мере
приближения очередной избирательной кампании. И людей на местах,
хотя и можно, но трудно винить в этом - рыба гниет с головы.
Виноваты в этом, прежде всего, кишиневские лидеры, которые никак
не могут договориться между собой. Бесконечные конфликты и споры
в столице, как по эстафете, передаются на места. Очень часто
главным аргументом в процессе миграции активистов из партии в
партию служат деньги и должности, или, на худой конец, обещания
грядущего получения таковых.

Пока оппозиция так разобщена, партия коммунистов может спасть
спокойно. В начале года по коммунистической прессе прокатилась
было волна истерических публикаций с заголовками типа
"План-2009: мегапартия", "Кто готовит революцию подсолнухов?"
"Братская могила демократов. Выпуск второй". Но тут же эта волна
и угасла, потому что в реальности ни о каком объединении
оппозиционных сил, если не в одну, то хотя бы в две-три, не
более, крупных партий, сегодня говорить не приходится.


3. Оппозиция - реваншистская

Критики молдавской оппозиции говорят, что все ее действия
продиктованы не реальными интересами страны, а жаждой личного
реванша. Большинство лидеров этой оппозиции когда-то успели
побывать во власти и почувствовать ее вкус, ее дурманящую,
наркотическую привлекательность. Все оппозиционеры, говорят
читатели, - люди далеко не бедные, на всех на них лежит
подозрение в том, что они сами, находясь ранее у власти, активно
занимались коррупцией, которая и стала основным источником их
теперешних состояний. Многие из этих людей ничего, кроме как
заниматься политикой и коррупцией, интриговать и сплетничать,
делать не могут. Воронин и его люди отодвинули их от кормушки, и
сами по полной программе уже восьмой год кушают из нее, так, что
за ушами трещит. И главная мотивация лидеров оппозиции - вернуть
себе хотя бы частичный доступ к этой кормушке.

Именно в таком ключе оценивают "непримиримую" борьбу
"демократической оппозиции" с "коммунистической властью" очень
многие избиратели. И лидеры оппозиции, увы, дают слишком много
оснований для того, чтобы избиратели именно так о них и думали.
Ни один из тех, кто ранее был во власти, так и не сделал для
себя надлежащих выводов в части своего политического поведения -
и в том, что касается имиджа, и в аспекте мессиджа.


4. У оппозиции нет идей

Читатели обращают внимание и на то, что у оппозиции нет каких-то
оригинальных, свежих идей, которые могли бы привлечь
избирателей. Лидеры оппозиции критикуют власть, но ничего не
предлагают взамен. Говорят об узурпации власти - но при этом не
удосужились хотя бы начать систематический мониторинг фактов
этой самой узурпации. Обвиняют режим в коррумпированности - но
при этом не хотят хотя бы предать огласке известные им
доказательства этой самой коррумпированности, очевидно,
приберегая их, на всякий случай, для будущего личного торга с
властью и отирающимися вокруг нее авторитетными
предпринимателями с криминальными наклонностями. Критикуют
коммунистов за "сепаратные" переговоры с Россией по
Приднестровью - но сами при этом не предлагают никаких решений
приднестровской проблемы. Обвиняют власть в "антиевропейскости"
- но сами, когда находились у власти, почему-то не удосужились
создать независимые суды и независимые средства массовой
информации.


5. У оппозиции нет лидеров

Следующий момент, на который обращают внимание читатели, - у
оппозиции нет признанных общенациональных лидеров, которые могли
бы потягаться с Владимиром Ворониным. Да, Воронин - он такой,
какой есть, вульгарный, брутальный, неотесанный, попирающий
законы, любящий выпить, обматерить окружающих - но кто, кто
может его "подвинуть"? Из ветеранов оппозиции - никто. После
победы на примарских выборах в Кишиневе Дорина Киртоакэ именно
его чаще всего называют в качестве свежей, "чистенькой"
альтернативы Воронину. Но когда еще Киртоакэ дорастет до роли
общенационального лидера, преодолев имидж (реальный или только
приписываемый ему - другой вопрос) представителя узкой
унионистской прослойки общества, и выйдя из тени своего
дяди-председателя? Может случиться, что никогда.


6. У оппозиции нет энергии

Читатели обращают внимание и на то, что, с тех пор, как Рошка
слез с дерева и зачехлил свой мегафон, оппозиция не смогла
организовать ни одной сколько-нибудь значимой акции протеста в
Кишиневе, хотя поводы для этого были. Например, лидеры оппозиции
любят жаловаться на то, что так называемое публичное телевидение
дискриминирует их. Но что мешает этим лидерам организовать
пикетирование "Телерадио Молдова"? Видимо, только одно -
неспособность это сделать.

Рост цен, падение жизненного уровня, коррупция, чиновничий
беспредел - эти и другие острые социальные проблемы также дают
не один повод для того, чтобы провести митинг хотя бы на 10
тысяч человек или разбить палаточный лагерь хотя бы на 100
палаток. Но заканчивается все тем, что 1 мая лидеры профсоюзов
проводят митинг с участием членов правительства и совместно
требуют (от кого? от оппозиции?) повысить населению зарплаты и
пенсии. Максимальный протест, на который подвиглась наша
оппозиция, свелся к тому, что ее парламентские представители
заблокировали центральную трибуну, свистели в свистульки,
включали сирену на мегафоне и кричали "Долой коммунистическую
диктатуру!". Такое ощущение, что люди живут на какой-то другой
планете, а не на "планете Молдова"! Очевидно же ведь, что
большинство населения последней не испытывает ни малейшей
аллергии ни к диктатуре, ни к коммунистическому лэйблу. За
столько лет коммунистического правления не придумать другого
лозунга - несерьезно как-то получается, по-клоунски.

Наверное, каждый читатель сможет добавить к этому перечню
недостатков молдавской оппозиции что-то свое. Что ж, будем ждать
новых телефонных звонков и писем на эту тему. Но и та оценка
оппозиции, которую уже высказали читатели, дает весьма плачевную
картину: нынешняя оппозиция - слабая, разобщенная и
реваншистская, без идей, лидеров и энергии. У нынешней оппозиции
нет своего плана для Молдовы, она или не знает, как следует
"валить" нынешний режим, или не до конца уверена, хочет ли
вообще этим заниматься. Или для нее сподручнее просто
поторговаться и договориться с "коммунистической диктатурой"?

Возможно, наши читатели сгущают краски. Но то, что люди, которых
воронинский режим, что называется, "достал", разочарованы
молдавскими оппозиционерами, - несомненный факт. В сложившихся
условиях особую роль должен был бы сыграть лидер основной
оппозиционной силы, АМН - Серафим Урекян. Но может ли он сыграть
такую роль? А если не он, то кто? Об этом, но и многом другом -
в следующих публикациях.
Обсудить