Александр Исаев: " Не спрашивайте был ли у них повод для буйства. Спросите лучше, был ли у них повод, чтобы это заранее запланированное буйство отменить"

Они не бьются за качество законов и не отстаивают свои принципы за неимением таковых. Их цели и их задачи — совершенно иные. Парламент для них — всего лишь место, где много телекамер и где к тому же платят хорошую зарплату.

Вот и я — не знаю как назвать всех этих любителей художественного свиста — Урекяна, Бужора, Гуцу, Сусаренко, Павличенко и прочую компанию. Но уж точно, не "парламентской оппозицией". По той простой причине, что невозможно назвать парламентской оппозицией людей, неспособных действовать парламентскими методами.

А вот как раз в этом — в нежелании действовать "по-парламентски" — нет ничего удивительного. У тех, кто устроил шоу перед центральной трибуной, нет ни таких целей, ни таких задач, которые можно было бы решать в парламенте. Их мало интересуют законопроекты и работа с избирателями. Они не бьются за качество законов и не отстаивают свои принципы за неимением таковых. Их цели и их задачи — совершенно иные. Парламент для них — всего лишь место, где много телекамер и где к тому же платят хорошую зарплату. А что может быть приятнее борьбы за власть, если эта борьба оплачена за общественный счет?

Депутатское место каждому из них нужно лишь затем, чтобы биться за депутатское место. По этому кругу они могут бегать десятилетиями, обзывая свою беготню "политикой".

Все это давно известно. Вопрос в другом: что означает эта, конкретная выходка? Зачем были нужны эти шумовые эффекты?
Нас не должны обманывать "причины", которые называют в своих интервью и декларациях Урекян, Гуцу, Павличенко и прочие. Все это — ложные мишени, такие же, какие отстреливает боевой вертолет в партизано-опасном районе. К хулиганской выходке в парламенте они готовились заранее — заботливо припасли шумовые средства, раздобыли мегафоны, реквизировали у детей свистульки и гуделки.

Не спрашивайте был ли у них повод для буйства. Спросите лучше, был ли у них повод, чтобы это заранее запланированное буйство отменить. Так вот, такого повода не было. Матч должен был состояться при любой погоде — он и состоялся.

На самом деле настоящая причина — совсем в другом. Сигналом к атаке стала промульгация Президентом РМ поправок к Избирательному кодексу, которые повысили порог прохождения в парламент до 6% и запретили создание предвыборных блоков.

На первый взгляд, странно, что эти поправки, смертельные для многих представленных в нынешнем парламенте "партидуц", прошли три чтения в парламенте, и никто при этом не выскакивал к центральной трибуне с мегафоном. Никаких протестов со стороны оппозиции, никакого воя. Все тихо-благородно, если не считать нескольких вялых высказываний.

Но удивительного здесь ничего нет: когда этот законопроект поступил в парламент, все те, кто в минувшую пятницу "зажигал ночь" у центральной трибуны, уже ЗНАЛИ, что не будут объединяться в предвыборные блоки. Много лет, перед каждыми парламентскими выборами, объединялись, чтобы "проскочить" — а тут вдруг отказались от этой традиции, легко и без скрипа.

И 16 мая, нащупывая в карманах свистки и гуделки, они тоже ЗНАЛИ, что на парламентские выборы пойдут в рамках одной большой антикоммунистической "мегапартии". Это шоу стало первой пробой сил, заявкой на предвыборную кампанию, первой публичной демонстрацией тех, кто в ближайшем будущем возглавит эту мегапартию.

Пока еще неизвестно, как это будет выглядеть технически. Возможно, мелкие партии будут сливаться в партии побольше. Возможно, речь пойдет о "множественной партийности", о массовом вступлении членов мелких "партидуц" в одну из партий-локомотивов. Видимо, скоро мы об этом узнаем. Потому что, судя по всему, их уже торопят. Требуют действий, показательных выступлений, доказательств способности к совместным акциям.

А у них, конечно, не все еще готово, как всегда, идет подковерная грызня за то, кто будет главным, кому достанется самая большая плюшка. Но компромисс они обязательно найдут — потому что им никто не позволит долго заниматься грызней. Времени до выборов осталось мало, совсем мало.
Обсудить