Серафим Урекян: "Я исключаю, что коммунисты останутся у власти, поскольку они скомпрометировали себя окончательно"

Истинными оппозиционерами могут быть те, кто не
голосовал ни за президента-коммуниста, ни за коммунистическое
правительство, ни вместе с коммунистами по многим жизненно
важным вопросам, по таким, например, как бюджеты, начиная с 2006
года.

Интервью с лидером Альянса "Молдова ноастрэ" Серафимом Урекяном

- Г-н председатель, полагаю, вы согласитесь со мной, что после
2005 года на политической сцене Молдовы все перевернулось - не
ясно, кто во власти, а кто в оппозиции? Не могли бы вы сказать,
кто сегодня представляет оппозицию в Молдове?

- После 4 апреля 2005 года создалась туманная ситуация, особенно
для электората. Тогда коммунисты, невзирая на все их утайки, на
серьезные нарушения в ходе подготовки к выборам, которые хорошо
всем известны и которые привели к подтасовке результатов, все же
не сумели получить необходимого количества голосов для избрания
президента, поэтому прибегли к политической коррупции. 4 апреля
2005 года произошел самый серьезный акт - политическая коррупция,
когда некоторые политические лидеры решили голосовать вопреки
мандату доверия электората. Прежде всего, речь идет о тех, кто
состоял в блоке "Демократическая Молдова" и впоследствии
проголосовал за переизбрание Владимира Воронина на должность
президента. Они пошли на выборы с платформой блока, и ничего
хорошего не было в уклонении от нее. К сожалению, консультации
не проводились - за пять минут до входа в зал заседаний Дьяков и
Серебрян сообщили мне, что они будут голосовать за Воронина.

Разумеется, истинными оппозиционерами могут быть те, кто не
голосовал ни за президента-коммуниста, ни за коммунистическое
правительство, ни вместе с коммунистами по многим жизненно
важным вопросам, по таким, например, как бюджеты, начиная с 2006
года. Ведь бюджет, по существу, является отражением политической
программы власти. Коммунисты своими бюджетами претворили в жизнь политическую программу.

Если бы Воронин остался с 56 мандатами в парламенте, без
поддержки других партий, сложилась бы иная ситуация. Коммунистам
нужно было всего лишь пять голосов для избрания президента. Не
исключаю, что Воронина, в конце концов, все же избрали бы
президентом, но могло быть создано коалиционное правительство,
создана коалиция не для дележа кресел, а для соотношения сил
между коммунистами и демократами, что позволило бы установить
взаимоконтроль. Тогда был бы другой премьер-министр, другой
спикер, другой министр внутренних дел, который не
благоприятствовал бы повышению уровня коррупции, другой
генеральный прокурор, который бы не зависел от президента по
разделу возбуждения политических дел и доведения правосудия до
банкротства. Следовательно, были бы другие результаты. Но не
суждено тому было быть, поскольку некоторые политические лидеры
и уязвимые должностные лица предали своих избирателей и
проголосовали за Воронина. Понятно, что такие политики не могут
считать себя оппозицией, несмотря на то, что прилагают большие
усилия, чтобы доказать это.

Более того, электорат ввели в заблуждение, и это заблуждение
дорого нам обойдется. Дорого обойдется не Урекяну или другому
политику, а безропотному народу, поскольку стагнация во всех
областях как во внутреннем плане, так и во внешнем становится
все более драматичной для Молдовы. Все триумфальные доклады,
телевизионные передачи и хвалебные материалы в прессе об успехах
власти, разумеется, не соответствуют истине, и люди прекрасно
отдают себе отчет, что жизнь становится все труднее. Очень
многие граждане покинули страну. Придя к власти в 2001 году,
коммунисты поняли, что у них нет никаких шансов возродить
экономику, выполнить взятые на себя обязательства и сделали все
возможное, чтобы ускорить исход населения из Молдовы. Если до
прихода коммунистов к власти количество выехавших за пределы
страны насчитывало десятки тысяч человек, то теперь у нас
таковых более одного миллиона. Сегодня Республика Молдова
выживает именно за счет денег, которые эти люди присылают в
страну. Выехавшие за границу люди не видят смысла возврата в
страну, потому что ситуация здесь не изменилась. Поэтому многие
перевозят свои семьи за границу. Деньги, которые сейчас
поступают в страну, со временем сократятся, поскольку люди
потеряют связи с Молдовой.

К тому же, цены в Молдове сравнялись с зарубежными - и на
недвижимость, и на энергетические ресурсы, и на продукты
питания. Когда коммунисты пришли к власти, квадратный метр жилья
в Кишиневе стоил примерно 300 USD, а теперь - 1,5 тыс. евро.
Ввиду этого люди, конечно же, предпочитают покупать квартиры в
Испании, Италии, Португалии. Демографическая ситуация становится
все хуже. Все больше детей, которые приезжают в гости к бабушкам
и дедушкам, к родственникам в Молдову, не владеют родным языком,
говорят по-португальски, по-испански, по-итальянски. Поэтому
ничего хорошего в будущем нас не ожидает.

Люди верили, но теперь видят, что ситуация не меняется.
Ретроспективный анализ свидетельствует о том, что за восемь лет
возросли цены на большинство товаров, необходимых для выживания,
- начиная с энергетических ресурсов (солярка - с 3 до 15 леев,
бензин - с 4,5 лея до 15 леев), заканчивая продовольственными
товарами. Килограмм мяса с 9 леев в 2001 году дошел теперь до
100-120 леев, килограмм риса - с 6 до 25 леев и т. д. Иными
словами, восемь лет коммунистического правления означают для
Молдовы повышение цен в восемь раз.

В результате даже основные избиратели коммунистов - пенсионеры -
стали отдавать себе отчет в том, что ошиблись, потому что
минимальная пенсия составляет $37, а прожиточный минимум
- $109. То есть пенсия на 300% меньше прожиточного
минимума. В соседних странах разница между минимальной пенсией и
прожиточным минимумом - 0,5-3%.

- Если я правильно понимаю вашу логику, то большая доля
ответственности за создавшуюся ситуацию ложится и на демократов,
которые поддержали коммунистов после выборов в 2005 году. Поэтом хотелось бы спросить: почему после выборов 2005 года вы долгое время критиковали партии, которые проголосовали за переизбрание Владимира Воронина на должность президента, а после выборов в 2007-м заявили, что голосование от 4 апреля 2005 года нужно забыть, теперь снова стали критиковать эти партии?

- Не разделяю этой вашей мысли. Мы протянули им руку в 2007-м,
потому что эта война не может длиться вечно. Я предложил создать
коалиции на местах, сделать все возможное для того, чтобы
создание этих коалиций стало возможным. Я сказал, что если мы
продолжим эту опосредованную или иного типа войну, то лишимся
всяких шансов на преодоление ситуации неопределенности. Мы и
теперь прилагаем все усилия, чтобы сохранить коалиции на местах.

Я бы сказал, что АМН обладает как отрицательным, так и
положительным опытом на этот счет. То, что произошло в 2005-м,
было отрицательным опытом для нас (распад БДМ), а то, что
случилось в 2007 году (демократические коалиции на местном
уровне), - это многообещающий опыт. Во всяком случае, это опыт,
который вселяет некоторую надежду на то, что демократическая
коалиция после парламентских выборов в 2009 года изменит лицо
Республики Молдова как в плане внутреннем, так и внешнем.

- Каким вам видится участие оппозиции в очередных выборах? В
условиях, когда избирательные блоки запрещены, какие вероятные
подвижки по слиянию на политической арене вам представляются?

- Речь не о слиянии, существуют и другие возможности
консолидировать демократические силы. Например, на одной из
пресс-конференций я предложил, чтобы малые партии, у которых нет
никаких шансов на выборах, и отданные за них голоса в итоге
перейдут к коммунистам, подумали хорошо, как им быть. Ведь
коммунисты научились очень хорошо спекулировать на этом. Если в
2001 году за коммунистов проголосовало около 50% людей, принявших участие в выборах, то они получили не 50 мандатов, а 71 - 21 мандат за счет тех, кто не прошел в парламент. То же самое
произошло и в 2005-м. За коммунистов проголосовало 46%
избирателей, принявших участие в выборах, получили же они не 46,
а 56 мандатов.

Впрочем, хотелось бы отметить, что в 2005 году коммунисты получили
46 мандатов, несмотря на поддержку ряда таких значимых
зарубежных политиков, как Траян Бэсеску, Виктор Ющенко, Михаил
Саакашвили. Полагаю, они уже собрали плоды своей доброты,
почувствовав на собственной шкуре, что значит иметь дело с
президентом Ворониным. Я уверен в том, что прекрасно отдают себе
отчет и те, кто проголосовал за Воронина в 2005 году, но не
набрались смелости выйти из-под его влияния. Они обольстились
тогда обещаниями того, что избирательный порог снизится с 6 до
4%, но Воронин очень хорошо использовал их и теперь вернулся к
6-процентному порогу. Напуганные примером блока "Демократическая Молдова" в 2005 году, теперь коммунисты запретили избирательные блоки, чтобы демократические силы ненароком не сделали еще один шаг на пути к коалиции.

Хотелось бы напомнить, что одним из пунктов договоренностей в
2005 году была прямая трансляция пленарных заседаний парламента по радио и ТВ. Впоследствии коммунисты и ХДНП отказались от этого,
потому что приближались выборы 2007 года, и они увидели, что
теряют в имидже, понимали, что народ начал поглядывать
исподлобья на то, что происходило в Республике Молдова,
парламенте, в недрах самой власти и отменили эти передачи.
Теперь я, как гражданин этого государства, задаюсь вопросом: Что
выиграли выборщики Воронина 2005 года? Лично я, думаю, что лидеры
этих партий должны набраться гражданской, политической смелости,
дистанцироваться от Владимира Воронина, который ведет этот
народ, это государство к гибели.

- АМН сумел несколько лет назад объединить 13 оппозиционных
партий. Готово ли Ваше формирование пойти на слияние с
какими-либо партиями? Если да, то на базе каких принципов?

- В течение ряда лет к нам действительно присоединились 13
партий. Мы еще раз призываем другие оппозиционные партии
объединиться путем абсорбции, если мы на самом деле патриоты и
делаем ставку на демократическое будущее этой страны, на
европейское будущее. Это необходимо, чтобы придать положительную
динамику интеграционным движениям, улучшению инвестиционного
климата, привлечению иностранных и отечественных инвестиций и
др. Теперь люди не предлагают инвестиции, так как не питают
доверия к коммунистам.

Воронин заявляет, что построит Европу в Молдове, и мы не будем
ездить за морковкой в Европу, но теперь ходит с протянутой рукой
по всему миру, накапливая долги для наших правнуков, поскольку
возврат кредитов, которые берут коммунисты, начнется только
через 40 лет. А суммы довольно крупные. Давайте и посчитаем
теперь, кто возвратит эти кредиты. Заявления о том, что Молдова
стала привлекательной для европейцев, фальшь. Европейцы уже
третье столетие борются против коммунистов, и, разумеется, никто
нас в Европе не ждет.

- То есть речь идет о провале политики европейской интеграции?

- Я бы сказал о провале всей внешней политики. Например, я не
понимаю, зачем нужно было постоянно предъявлять обвинения
Украине? Почему молдо-украинские переговоры не продвинулись ни
на шаг за последние годы? Зачем нужны были нападки на Румынию?
Зачем нужны были нападки на Россию и нагнетание напряженности во
взаимоотношениях с этой страной? Последствия видны, когда
анализируем показатели товарообмена. Удивляют меня и отношения
даже с Белоруссией. В то время, как нашим людям некуда было
девать скопившееся вино здесь, Воронин запретил экспорт вина на
розлив в Белоруссию.

Вообще-то, многие дела, которые удивляют нас теперь, происходят
ввиду специфики Владимира Воронина как человека. Возьмем хотя бы
эти спекуляции по урегулированию приднестровского конфликта.
Воронин еще в 2001 году, вместо того, чтобы искать пути общения,
искать точки соприкосновения, чтобы вернуться к переговорам,
начал орать с этого берега, что там одни бандиты. В ответ те
стали орать, что бандит Воронин. То была либо спекулятивная
риторика Воронина, либо договоренность между Ворониным и
Смирновым, поскольку на протяжении этих восьми лет дела шли
очень хорошо. Я имею в виду экономические дела, частный бизнес.
А вот точки соприкосновения в решении конфликта никто и не
пытался искать. Теперь, ввиду приближающихся выборов, Воронин
выступает с новыми заявлениями относительно приднестровского
урегулирования, которые, очевидно, являются электоральными
спекуляциями.

В 2001 году коммунисты пришли к власти с лозунгом интегрирования в
Союз Россия - Белоруссия и урегулирования приднестровского
конфликта, но не сделали абсолютно ничего в этом отношении.
Коммунисты скомпрометировали пакет конкретных мер,
предусмотренных Планом действий РМ - ЕС. Основные области
деятельности, которыми не удовлетворен Евросоюз, - это
отсутствие реформ в средствах массовой информации, прокуратуре,
полиции в судебной системе, в СИБе и т. д. Почему Воронин не
желает реформирования этих сфер деятельности? А потому, что это
дубинка, которая позволяет ему удержаться у власти. Разве не
видно, что уже никто в Молдове не улыбается, люди говорят
шепотом, начиная даже с правительственных кабинетов. А все
потому, что люди напуганы, преследуемы, забиты, против них
возбуждают дела, у них отнимают бизнес и проч.

- Многие утверждают, что АМН - формирование, имеющее несколько
противоречивые точки зрения на внешнюю политику. О вашей партии,
дескать, нельзя сказать с уверенностью ни что она с НАТО, ни
против НАТО, ни про российски настроенная, ни про румынски: Это
что: кризис политической идентичности или гибкость?

- Мы с народом Республики Молдова - вот, что я хотел бы сказать.
Мы - партия, которая стоит за государственность республики, а не
за разного рода объединения. Для этого есть политики крайних
взглядов - это Воронин, который объединяет нас с
Россией-Белоруссией, это Рошка, который объединяет нас с
Румынией. Мы государственники, мы за Республику Молдова, за
решение приднестровского конфликта, за кардинальное улучшение
отношений с Россией, Украиной, Румынией и, разумеется, за
европейскую интеграцию, но не в ущерб хорошим отношениям с
другими государствами, с нашими стратегическими партнерами. В то
же время наша экономика направлена в сторону постсоветского
пространства. Я задаюсь риторическим вопросом: у нас есть
ассиметричная торговля с ЕС, а нам есть, с чем идти туда, есть,
чем конкурировать с европейскими производителями? У нас есть
традиционный рынок, и было глупо, что Воронин разрушил связи с
соответствующими странами. Даже, когда самораспустился СССР,
когда мы были в состоянии войны с Приднестровьем, когда были
демократы у власти (кстати, я не был у власти), даже тогда
отношения с традиционными партнерами были очень хорошие. Когда к
власти пришли коммунисты, все изменилось. Воронин
руководствуется каждодневными настроениями и определяет, кто
сегодня враг, а кто друг. А это ненормально.

- Лично о вас говорят, будто вы политик, который с трудом
решается занять определенную политическую позицию. Политические
аналитики утверждают даже, что Вы долго колебались, пока заняли
подчеркнуто антиворонинскую позицию, в частности, и
антикоммунистическую позицию, в целом. А это не совсем хорошо
для лидера оппозиции, каким считают Вас. Речь идет о черте
вашего характера или вы вынуждены быть таким ввиду конкретной
политической ситуации, сложившейся в Республике Молдова?

- С 2001-го и по 2008 год Молдова имела несчастье пройти через
многие бедствия, которые оставили свои следы на многие
десятилетия вперед. Поэтому, имея жизненный опыт во многих
областях, а не вычитанный в газетах и основанный на сиюминутных
эмоциях, разумеется, мы взвешиваем десятки раз, а режем один
раз. Но если уж отрезали, то навсегда. Я еще раз задаюсь
вопросом: Те, кто поддался эмоциям в 2005 года, что получили в
результате, что могут они сказать своим избирателям? Возможно,
выгадали что-то в личном плане, но не для избирателей. Полагаю,
внакладе оказались и они сами, и их партии, и страна. Я никогда
не объявлял себя национальным лидером, лидером оппозиции. Это
делают, видимо, некоторые люди доброй воли. Возможно,
побудительным мотивом в этом отношении является тот факт, что
Урекян, являясь лидером БДМ, пришел в парламент с 34 мандатами.
За нас проголосовали 450 тыс. человек, а за коммунистов - 730
тыс. Очевидно, что разница не такая уж большая. Главное же в
том, не как называет тебя самопровозглашенный политический
аналитик, которых в последнее время что-то многовато стало, или
группа аналитиков, которые работают на пользу определенного
политического формирования, даже финансируемые из вне. Главное,
как тебя оценивают граждане.

Для нас важна сейчас смена власти. Ученые ставят опыты на
крысах, а коммунисты - на людях. Но у Молдовы уже нет времени на
опыты. То, что сделано коммунистами до сих пор, более чем
достаточно. Я предупредил Воронина еще в 2002 году, когда он
позволял себе опасные эксперименты: разрушая иерархию в
государстве, внедряя нигилизм в отношении примара столицы,
муниципального совета, продвигая конфликты в обществе (между
примэрией и полицией, например), мы докатимся до ситуации, когда
эти структуры уже не будут функциональными. Позже наступит
отрицание правительства, которое не будет функциональным из-за
того, что президент дискредитирует его.

С большим сожалением констатирую, что сказанное мной в 2002 году
претворено в конкретные дела. Примером тому служит недавнее
посещение Ворониным МВД, где он заявил, что это министерство
является мафиозной структурой. Ладно, но ведь все эти годы МВД
давались различные указания, касающиеся сбора денег для
оснащения некоторых партийных структур, машин, оборудования
офисов и т. д. Говорили даже, что часть денег, собранных МВД,
шла на финансирование правящей партии. Когда Воронин давал
соответствующие указания, разве он не отдавал себе отчета в том,
что МВД не является структурой, которая приносит прибыль?
Напротив, она финансируется из госбюджета. Думаю, он сам
способствовал мафиозности многих структур Молдовы, что нанесет
нам большой ущерб в будущем.

- Недавно вас оправдала судебная инстанция по делу, которое
длилось около четырех лет. Вас радует или настораживает это решение?
Дело в том, что люди утверждают, будто для вас более удачной
было бы положение жертвы властей, что это принесло бы вам больше
политических дивидендов.

- Мое дело длилось почти столько же, сколько шла вторая мировая
война. Полагаю, борьба за правосудие продолжается. Исходя из
заявления прокурора, решение судебной инстанции будет
опротестовано. Дело было направлено в Европейский суд по правам
человека в 2006 году, полагаю к концу 2008 года будет принято
положительное решение по нему.

Если же говорить об Урекяне как о личности, то скажу так: если
ты вошел в пляс, то должен плясать. Но это большой груз. Он
давит на жену, детей, которые страдали и еще будут страдать. Я
бы сказал, что для меня как политика это дело представляется
опытом, который даст мне возможность после прихода к власти
кардинально изменить ситуацию в стране. Теперь я прекрасно отдаю
себе отчет, почему Европейский Союз так настаивает на реформах в
прокуратуре, правосудии, полиции и т. д., то есть на реформе
дубинки, благодаря которой Воронин держит в стрессовой ситуации
всю Молдову. Когда смотришь на дела со стороны, то воспринимаешь
их определенным образом, когда сам занимаешься ими, то
совершенно иначе.

- Очевидно, что в предстоящей избирательной кампании АМН будет
одним из самых подвергаемых нападкам формирований - его будут
бить как оппозиция, так и власть. Это уже сейчас заметно. Как Вы
поступите в данной ситуации? Будете настаивать на прежнем
послании: у всей оппозиции один враг - коммунисты?

- Нет. Ясно, что нет. Но я думаю, что другие политические
формирования, которые примут участие в выборах, дадут себе отчет
в том, в какой ситуации находится Республика Молдова, и будут
действовать соответственно. Я уже зачитал в парламенте заявление
АМН, в котором призвал демократов положить конец резне между
собой как в парламенте, так и за его пределами. Полагаю, нам
нужна смелость, нам нужно работать не на кого-то персонально или
на какое-то формирование, а во имя будущего страны.

- Насколько реально пребывание коммунистов у власти после
выборов 2009 года? Что будет значить это для Молдовы?

- Я исключаю, что коммунисты останутся у власти, поскольку они
скомпрометировали себя окончательно. Впрочем, нынешние правители вовсе не являются коммунистической партией, потому что у них нет ничего общего с марксизмом-ленинизмом. Это клика, группировка, которая нещадно эксплуатирует ностальгию определенной категории людей, ностальгию по прошлому. Но эти люди уже прекрасно отдают себе отчет в том, что их ввели в заблуждение, обманули, и это очень даже чувствуется на местах. Полагаю, что грядущая власть будет демократической, коалиционной властью, способной решать проблемы и справиться с той драмой, в которой находится сегодня Республика Молдова. Демократы придут к власти не для того чтобы мстить - на месть способны только коммунисты. Наша цель - вывести Молдову из кризиса, в котором ее ввергли коммунисты во время своего правления.

Если в ближайшие три-четыре года ситуация в стране не изменится, то мы окажемся в катастрофическом положении. Тот миллиард долларов, который поступает ежегодно из-за границы, уже не будет
поступать. Примером тому служат и другие страны. Если доля этих
денег в ВВП официально составляет 36%, то неофициально - 60%.Не надо забывать и о внешнеторговом дефиците, который превысил 2
миллиарда американских долларов. Это значит, что мы входим в
тотальный экономический коллапс. Коммунисты способны
содействовать только повышению уровня бедности народа.

Я нисколько не завидую тем, кто придет к власти после 2009 года. Но
чтобы спасти будущее этой страны, кто-то должен пожертвовать
собой, думать не о себе, о своей партии, а об этом униженном
народе. Иначе у нас уже не будет никаких шансов. Времени для
медленного развития у нас нет, требуется революционное развитие.
В противном случае ситуация выйдет из-под контроля.

Ирина Мунтян
Источник: vedomosti.md
Обсудить