Последняя точка

Сегодня уже есть повод говорить о том, что в Молдове лишь на словах ратуют за нормализацию отношений между двумя берегами Днестра. Апрельская встреча двух президентов и начало работы экспертных групп, казалось, предвещали прорыв в молдо-приднестровских отношениях. Но вот прошло два месяца и, как заявил Президент ПМР Игорь Смирнов на встрече с главой Комитета Государственной Думы Российской Федерации по делам СНГ и связям с соотечественниками Алексеем Островским, на этом позитивная динамика закончилась.

«По просьбе руководителя российского МИДа, прошла встреча двух президентов, началась работа экспертов и мы передали Молдове документ, отражающий наше видение урегулирования отношений. На этом позитивная динамика закончилась. Экспертные группы так и не согласовали организационные вопросы: статус наших представителей до сих пор не определен. Осталось также непонятным отношение официального Кишинева к Договору о дружбе и сотрудничеству между Молдовой и Приднестровьем, переданное нами руководству страны. Но зато власти Молдовы приняли Концепцию национальной безопасности, где в роли основной угрозы выступает Приднестровская Молдавская Республика. Это говорит о том, что, как и раньше, Молдова показала свою недоговороспособность и на самом деле нормализация и урегулирование взаимоотношений двух сторон ей абсолютно не нужны»- сказал Игорь Смирнов.

В Кишиневе, возможно, рассудили следующим образом – раз нет результатов работы за два месяца, следует указать хоть какую-то причину в свое оправдание. Но так как реальных причин нет, оправдать бездействие нечем, то решили прибегнуть к старому испытанному приему – демагогии. И как водится, Молдова обвинила во всем Приднестровье. Воронин во всеуслышанье заявляет о том, что переговоры о мирном урегулировании с главой Приднестровья Игорем Смирновым идут сложно, поскольку «его руки в крови со времен конфликта на Днестре, и он не может быть миротворцем».

Оказывается, это Приднестровье напало на Молдову в 1992 году, убивало женщин и детей, жгло, крушило, разрушало дома, заводы, фабрики. Это, следуя логике молдавского президента, приднестровцы во главе с Игорем Смирновым были агрессорами, а отнюдь не защитниками своей земли от своры национал-фашистов. Именно защитники своей земли – главные убийцы и насильники, а агрессоры, опьяненные националистическими лозунгами Народного фронта Молдовы – национальные герои, которые, к слову сказать, не единожды чествовались Ворониным, награждались орденами и медалями в бытность его президентства.

Игорь Смирнов не может быть миротворцем, потому что он, будучи главнокомандующим ПМР возглавлял защиту своей республики, а не прятался в теплых московских квартирах, как делали вы, господин молдавский президент? Или вы забыли, господин Воронин, как будучи министром МВД МССР, генералом милиции, членом ЦК КПМ-КПСС, пережив в ноябре 1989 года осаду и штурм главного здания возглавляемого вами министерства, предпринятый сторонниками нынешнего вашего союзника - лидера ХДНП Юрия Рошки, спрятались в Москве, отсиделись там в безопасности, а затем, вернувшись уже в независимую Молдову, возглавили в 1993 году "обновленную" Партию коммунистов РМ? Или это не вы, господин Воронин, издавали свою партийную газету "Коммунист" в Тирасполе и выступали на её страницах с суровым осуждением молдавских политиков-националистов, развязавших кровопролитие на Днестре? Более того, вы даже обещали им всенародный суд после того, как придёте к власти. Может быть, вы забыли, господин Воронин, что до того, как вы заняли нынешнее свое кресло, во всеуслышание заявляли о неоспоримом праве приднестровцев жить так, как им самим хочется? Много добрых слов в те годы было сказано Ворониным и в адрес России, погасившей пожар войны на берегах Днестра, и в адрес приднестровских политиков, которых ставили в пример "демократической" власти Молдовы, как образец подлинно "народной власти". Все эти слова оказались ложью, способом достижения главной своей цели – безграничной и безмерной власти. И когда вы получили желаемое, в одночасье вдруг забыли о своих обещаниях и заявлениях. И принимая присягу на верность молдавскому народу, вы целовали такой ненавистный (по вашему же изречению) триколор, а затем благополучно похоронили предвыборные лозунги о вступлении в Союз России и Белоруссии, о втором государственном – русском языке, о признании вины Молдовы в развязывании геноцида. Вы вдруг стали искать виновников конфликта в Румынии и России, а затем и вовсе обвинили в развязывании войны Приднестровье. Вспомним, как 2 марта 2006 года выступая на митинге, организованном по случаю 14-й годовщины начала вооруженного конфликта на Днестре, вы заявили: «Чем больше времени проходит с этой даты, тем больше мы убеждаемся в сепаратистских целях тех, кто развязал этот конфликт, явных антимолдавских намерениях обосновавшейся в Тирасполе группировки».

Антирусские действия молдавских националистов, лозунги «Чемодан, вокзал – Россия», «Утопим русских в их же крови» и т.п., националистическая истерия конца 80-х начало 90- годов прошлого века – все Ворониным забыто, стерто из памяти, будто и не было ничего.

Совсем не случайно последние годы молдавская пропаганда с подачи президента настойчиво вбивает в головы населения РМ, что виновниками геноцида и войны были приднестровцы. Обвиняя Приднестровье в развязывании агрессии, Воронин пытается уйти от ответственности его страны и политиков, которые сегодня занимают высокие посты в молдавской государственной иерархии, за те преступления перед человеком и человечеством, которые были совершены летом 1992 года.

Сегодня Молдова пытается переписать не только историю молдо-приднестровского конфликта, но историю молдо-российских отношений. Заверяя Россию в своей дружественности, молдавская власть тщательно пытается стереть из памяти российских политиков всю ту грязь, годами выливаемую на Россию, все свои обвинения в адрес Москвы. А ведь всего два года назад Воронин четко и ясно заявлял, что «российская армия – это оккупационная армия», а «вмешательство России в дела Молдовы, является агрессией против суверенного молдавского государства». Руководитель парламентской фракции ПКРМ Виктор Степанюк, говоря о России, пошел еще дальше, заявив буквально следующее: «Пришло время врага назвать врагом». И когда Москва, наконец, осознав, с кем имеет дело, ввела против Молдовы экономические санкции, риторика молдавских властей резко изменилась. Кишинев вдруг вспомнил о многовековой дружбе русского и молдавского народов, о братстве и интернационализме, о старшем брате в лице России и т.д. И каково же было удивление, когда в Москве всей этой лжи поверили.

Цинизм, возведенный в ранг государственной политики в Молдове, не является чем-то удивительным для приднестровцев. Теперь было бы не лишним, чтобы в России тоже задумались над высказываниями молдавского президента и над тем – зачем потребовалось именно сейчас выливать ушаты негатива в адрес приднестровского руководства. Ответ лежит на поверхности – вести диалог и искать компромиссы официальный Кишинев не намерен. Разговор собираются вести с позиции силы, а так как собственных силенок не хватает, то нужна помощь более сильных игроков. А чтобы они прониклись «правильным», по мнению официального Кишинева, настроением, потребовался «черный PR».

Обсудить

Другие материалы рубрики