Цена ошибок

Сегодня российское экспертное сообщество, пытаясь мотивировать позицию Кремля в отношении молдо-приднестровского урегулирования, заключающуюся в признании территориальной целостности Молдовы, т.е. в неправомерном отрицании права Приднестровья на независимость, всячески пытается обосновать столь резкое изменение курса России в отношении Молдовы и Приднестровья.

В этом плане примечательны высказывания заведующего отделом Молдовы и Приднестровья Института стран СНГ Геннадий Коненко, заявившего 3 июня в интервью Интернет изданию КМ.РУ следующее: «По мнению наших экспертов, которые занимаются молдавско-приднестровскими проблемами, интересам России отвечает вхождение или возвращение Приднестровья в состав Республики Молдова на особых условиях. Во-первых, с возвращением Приднестровья будет положен конец идее, которая витает в Румынии - о воссоединении с Молдавской Бессарабией. Во-вторых, Украина лишится гипотетической возможности присоединить Приднестровье, которое с 1924 по 1940-е годы входило в ее состав. В-третьих, это восстановление единого промышленно-сельскохозяйственного комплекса, который существовал в Советской Молдавии и который был после фактического отделения Приднестровья разрушен. С этой точки зрения России было бы выгоднее сотрудничать с объединенной Молдавией. Примером тому могут служить предприятия Приднестровья, работающие по заказу российских оборонных предприятий. Несмотря на соглашения о кооперации, Молдавия уже второй год не разрешает вывоз комплектующих частей, производимых в Приднестровье, в Россию. Это тоже наносит нам определенный ущерб. Проблему эту стараются решить, но пока она не находит для нас благоприятного конца. И, в-четвертых, при подобном стечении обстоятельств, Молдова подтверждает свой статус нейтрального государства. Она не вступает ни в какие блоки, враждебные России, прежде всего в НАТО. Приднестровье в составе Молдавии не позволить решить вопрос о вступлении в НАТО положительно. Для нас на данный момент это важно. Учитывая все это, можно сказать, что объединенная Молдова отвечает нашим интересам».

Подобное обоснование необходимости насильственного объединения Молдовы и Приднестровья ущербно по многим причинам. Во-первых, с возвращением Приднестровья в Молдову не только не будет положен конец идее, которая витает в Румынии - о воссоединении с «Молдавской Бесарабией», (кстати, такой страны, как Молдавская Бесарабия вообще не существует. Бесарабия – это румынское название Молдовы), наоборот, исчезнут все препятствия для этого. Сама Румыния неоднократно заявляла о том, что объединение с Молдовой, включая и Приднестровье, обойдутся Бухаресту дешевле, чем только объединение с Молдовой. Румынская газета «Cotidianul» даже подсчитала выгоды от подобного расширения своей страны на восток. «Вследствие политики, осуществлённой советским руководством с 1945 года, к 1990 году, - писалось в газете. - Приднестровье смогло обеспечивать 40% ВВП Молдавской ССР, притом, что население Левобережья составляло только 17%. К началу 21-го века 90% электроэнергии поступало в Молдову именно из Приднестровья». Кроме того, отмечала газета, «в 2005 году экспорт из непризнанной республики составил 600 млн. долларов, что сопоставимо с бюджетом Республики Молдова. А значит, промышленный потенциал Приднестровья сделает объединение Румынии и Молдовы дешевле и выгоднее». То есть, поглощение Молдовы вместе с ПМР для Румынии станет еще более вожделенной целью, а отнюдь не препятствием для объединения.

Во-вторых, Украина никогда не собиралась и не собирается присоединить к себе Приднестровье, так как прекрасно понимает, что в ответ тут же последуют территориальные претензии со стороны Молдовы на Южную Бесарабию и Северную Буковину. Кроме того, дистанцировавшись в начале 90-х годов прошлого века от молдо-приднестровского конфликта, Украина не использовала самый благоприятный момент для возвращения своих земель, отрезанных советским правительством при создании Молдавской автономной ССР. Сегодня Украина смотрит на вопрос возврата Приднестровья вполне прагматично. Кроме известного заявления румынского президента Трэяна Бэсеску, никаких заявлений о планах Киева в отношении ПМР никогда не звучало. Так что и это опасение российских аналитиков беспочвенно. К тому же, сам посыл, что Приднестровью лучше объединиться с Молдовой, чем вернуться в лоно Украины, выглядит весьма нелицеприятно и не красит российскую политическую элиту. Даже сегодняшнюю Украину нельзя сравнивать с националистической Молдовой, которая ничуть не изменилась за 20 лет своего существования. Одесса, Харьков, Донецк – не Кишинев, Бельцы или Унгены.

В-третьих, заявление, что после объединения РМ и ПМР «произойдет восстановление единого промышленно-сельскохозяйственного комплекса, который существовал в Советской Молдавии и который был после фактического отделения Приднестровья разрушен», и вовсе смехотворно. Советской Молдавии давно нет, нет и единого промышленно-сельскохозяйственного комплекса. Сегодня и сельхозугодия, и промышленные предприятия принадлежат частному капиталу. Бизнес сам решает, что ему выгодно, а что нет. Он не работает под диктовку райкомов и обкомов партии, и думать, что сегодня можно восстановить прежний хозяйственный комплекс просто нелепо. К тому же, отнюдь не выход Приднестровья из состава Молдовы стал причиной разрушения этого комплекса, а перестройка и времена смуты последовавшие за ней. Понятно, что некоторые российские круги заинтересованы получать дешевую продукцию, производимую дешевой рабочей силой с приднестровских заводов и фабрик. Экономические санкции со стороны Молдовы этому мешают. Но решать эти вопросы нужно иначе, требовать соблюдения ранее подписанных договоренностей в экономической сфере между Кишиневом и Тирасполем, а не объединения Приднестровья с Молдовой. Молдавские товары сегодня вернулись на российский рынок, что мешало России потребовать от Кишинева и возвращения приднестровских? Ровным счетом ничего. Но для некоторых российских политиков оказалось проще попытаться заставить Приднестровье вернуться в Молдову, нежели выдвинуть условия молдавской стороне во время переговоров, на которых Кишинев был в положении просителя и проигравшей стороны.

И, наконец, в- четвертых. Вера, что Молдова вечно будет нейтральной страной и не вступит ни в какие блоки, враждебные России, прежде всего в НАТО, совершенно утопическая. Не зная политического расклада сил в современной Молдове, российские политологи делают скоропалительные выводы о будущем молдавского государства. Однако реалии сегодня таковы, что на предстоящих выборах в парламент РМ в 2009 году к власти реально могут прийти ультраправые националистические силы, все эти годы ратовавшие за объединение с Румынией, евроинтеграцию и вступление в НАТО. Совершенно неоправданно считать, что Приднестровье в составе Молдавии не позволить решить вопрос о вступлении в НАТО положительно. По большому, счету никто мнения приднестровцев и спрашивать не будет. А если и спросят, то голос 500 тысяч приднестровцев легко заглушит голос 3 миллионов 600 тысяч граждан Молдовы.

Подводя итог сказанному, можно отметить, что постулаты, на которых базируются политические прерогативы Москвы в отношении молдо-приднестровского конфликта, не выдерживают никакой критики. Отсутствия понимания процессов, происходящих в нашем регионе, могут привести к весьма плачевным последствиям для Приднестровья. Удивляет также тот факт, что шаткие обоснования необходимости объединения РМ и ПМР звучать из уст сотрудника Института стран СНГ, заведующего отделом Молдовы и Приднестровья. Института, который возглавляет Константин Затулин, неоднократно высказывавшийся за признание суверенитета ПМР.

В Приднестровье прекрасно помнят слова Константина Затулина: «В России хорошо знают, что создание ПМР было вызвано не только потребностями внутреннего развития региона, но и попытками националистов Молдавии подавить волю населения Приднестровья, насильно навязать языковое однообразие, свою версию прошлого, свой проект будущего для сотен тысяч несогласных, попыткой заставить приднестровцев отказаться от славянских корней и связей с Россией. Все эти годы ПМР сталкивается с настырными попытками властей Молдавии заставить приднестровский народ отказаться от самостоятельного политического, экономического, социального и культурного пути своей Республики. Уверен, что это не удастся. Приднестровье выстояло в борьбе и на его стороне были, есть и будут оставаться все честные люди в России».

Обсудить