Шанс на справедливость

В складывающихся условиях наиболее оптимальным для гагаузского народа является переход Республики Молдова на федеративное устройство и становление Гагаузии, наравне с Приднестровьем и остальной частью Молдовы равноправными субъектами единой федерации.

Все народы испокон веков населявшие засушливую Буджакскую степь всегда жили в мире и согласии между собой, сообща преодолевая все свои трудности. История Буджака не знает ни одного примера межнационального конфликта. Здесь имеет значение то, что говорит человек, а не то, на каком языке он говорит. Местные жители всегда найдут общий язык между собой и их никогда всерьёз не беспокоит национальность собеседника.

Волна национальных пробуждений, возникшая в конце 80-х начале 90-х на всём постсоветском пространстве коснулась и многонационального юга Молдавии. Однако и этот экзамен на выдержку, взаимную терпимость и уважение население Буджака с достоинством выдержало. В тревожный период, когда пьяные толпы «румынских» волонтёров, вооружённые железными прутьями и вдохновляемые тогдашним молдавским правительством двинулись усмирять непокорных жителей южной степи, всё население Буджака встало плечом к плечу и в едином порыве сумело отстоять свои права, свою историю, свою нерушимую дружбу. Сложные были времена. Спасибо русским солдатам и нашим братьям из Приднестровья, давшим пьяным волонтерам из Кишинева по носу и предотвратившим тогда кровопролитие.

Желаемого результата националисты тогда не получили. Однако свои намерения они не изменили. Тогда гагаузы пошли на компромиссный вариант, согласившись на автономию при безоговорочном условии остаться в конституционном поле Республики Молдова. Гагаузы, будучи открытым и дружелюбным народом легко поверили в искренность молдавской стороны. Кроме этого население края получило поддержку в лице Турции и её 9-го президента Сулеймана Демиреля, давшим гарантию, что в составе Молдавии гагаузам будет комфортно и их права никто ущемлять не станет. Наверное, нет никаких серьёзных оснований ставить искренность Демиреля под сомнение. Он наверняка желал тогда помочь нам. Однако последующая история показала, что далеко не все гарантии, данные тогда народу Гагаузии, выполнились на практике. Опыт 14 лет гагаузской автономии был скорее горьким, чем вдохновляющим и если беспристрастно оценить этот опыт, то можно прийти к нелицеприятным выводам.

Автономия – ловушка?

Молдавские националисты (или «румынские», как они себя называют), болевшие идеей присоединения к матери-Румынии трезво понимали, что две территории, не подчиняющиеся центральным органам власти и отстаивающие право на самостоятельное существование одолеть крайне сложно. Перед ними стояла реальная угроза завязнуть на двух фронтах, что откладывало долгожданную для них унирю (объединение с Румынией) на неопределённый срок. Разработанная стратегия была довольно простая. Шаг первый – дать гагаузам автономию. Шаг второй – «оторвать» болгарские сёла, как можно больше расчленить территорию автономии на анклавы, сделав её нежизнеспособной. Шаг третий – все силы бросить на удушение Приднестровья.

Если бегло ознакомится с прошедшими за последние полтора десятилетия событиями, то мы увидим, что всё происходило по этому сценарию. Что интересно, кто бы не приходил к власти в Республике Молдова, каждое новое руководство действовало по отношению к Гагаузии в рамках изначально заданной политики.

Определённые надежды народ Гагаузии возлагал на приход к власти в стране коммунистов. Между этой партией и руководством Гагаузии было подписано соглашение, согласно которому коммунисты обещали предпринять ряд мер для укрепления статуса автономии, в частности, внести в конституцию страны пункт о праве Гагаузии на самоопределение в случае потери Молдавией своего суверенитета. Однако впоследствии выяснилось, что лгут они не хуже своих предшественников. Ни один пункт подписанного Соглашения коммунисты не выполнили.

Игра в Гагаузию

По большому счёту, коммунисты и не собирались ничего выполнять. Они хорошо усвоили и ввели в свою практику установленные ещё их предшественниками правила. Гагаузия – это не всерьёз, Гагаузия – это понарошку. А если Гагаузия – не настоящая, то о каких обязательствах может идти речь?

Официальный Кишинев понимал, что местное население далеко не австралийские аборигены и не какие-нибудь индейцы, долго обманывать их не удастся. Если руководство самой Гагаузии не будет поддерживать правила игры, в нужный момент поддакивать и с серьёзным выражением лица говорить об автономном статусе, то скоро придётся вернуться к началу 1990-х. Поэтому, с самого начала и по сей день проблемой №1 для Кишинева является послушная и покладистая власть в самой Гагаузии.

Первым, кого Кишинев посадил на кресло Башкана, стал старый и испытанный политбоец Георгий Табунщик. В нужное время и в нужном месте по команде Кишинёва Табунщик заявлял о счастливой жизни гагаузов и о том, как они довольны автономией. Врал Табунщик с поистине актёрским мастерством и на то у него были весомые стимулы: и материальные блага и всевозможные медали-ордена и гарантии невмешательства в чинимый на юге беспредел. Однако чем быстрее росло число наград у него на груди, тем быстрее таяли те немногие реальные полномочия автономии, которых удалось добиться неимоверными усилиями в период Гагаузской Республики. Постепенно все рычаги управления передавались Кишиневу.
Процесс по нивелированию автономии до уровня обычного районного центра начался практически с первого дня принятия закона «Об особом правовом статусе Гагаузии». Многие положения этого закона по запросам националистов из Парламента Республики Молдова были отменены Конституционным Судом. В течении одного месяца, согласно Закону «Об особом правовом статусе Гагаузии» все законодательные акты и Постановления Правительства РМ должны были быть приведены в соответствие с данным Законом. Этого сделано не было.

Существуют и множество других примеров, доказывающих, что закон «Об особом правовом статусе Гагаузии» всегда был для Кишинева простой формальностью, не обязательной для исполнения. Это касается и общественно-политической сферы и образования и культуры.
В настоящий момент без разрешения центральных властей Гагаузия не сможет ни установить международные экономические связи, ни отправить своих детей на учёбу в зарубежные вузы. Звучит немыслимо, но руководство Гагаузии не имеет никакого влияния даже на собственный национальный университет, администрация которого полностью подчиняется министерству образования Республики Молдова. Впрочем, теме прелестей гагаузской «автономии» мы как-нибудь уделим отдельное внимание. Оно того заслуживает.

«На каждый роток не накинешь платок»

Любые попытки патриотических сил Гагаузии открыть местному населению глаза и воспрепятствовать уничтожению автономии воспринимались Кишинёвом крайне болезненно и подавлялись незамедлительно. За примерами далеко ходить не надо. К чему привела первая попытка гагаузов избавиться от кишинёвского жандарма Табунщика и избрать патриотическое, национально-ориентированное руководство? Правящая в стране Партия Коммунистов во главе с Владимиром Ворониным, манипулируя не лучшими, мягко говоря, представителями гагаузского народа, организовала в Гагаузии государственный переворот и под угрозой уголовного преследования вынудила уйти в отставку законно избранного Башкана Дмитрия Кройтора.

Все, абсолютно все лидеры гагаузского народа, которые смели заикнуться о защите национальных интересов, об укреплении автономного статуса, неизбежно становились жертвами репрессий со стороны центральных властей. Пример Ивана Бургуджи, ставшего личным врагов президента Воронина и вынужденного покинуть родной Буджак, пример Дмитрия Кройтора не имеющего возможности вернуться домой, Константина Таушанжи обивающего пороги судебных инстанций, Михаила Формузала, системно дискредитируемого пропагандистской машиной коммунистического режима, все эти и множество других примеров - наглядное тому свидетельство.

Когда официальный Кишинев во второй раз навязал Гагаузии Табунщика, для многих стало очевидно, что очередной приход к власти патриотических сил это лишь вопрос времени. Уж слишком болезненно, на грани народного терпения происходило второе восшествие Георгия Дмитриевича на трон. С трудом пережив 4 года, население не пропустило Табунщика даже во второй тур голосования, отдав предпочтение двум кандидатам из патриотического лагеря.

Восстановить утраченное

Михаил Формузал, победивший на башканских выборах в 2006 году от народно-патриотических сил, с первого же дня работы в новой должности поднял вопрос о необходимости неукоснительного выполнения Закона «Об особом правовом статусе Гагаузии». Первый год работы дался новому Башкану крайне тяжело. Без поддержки Народного Собрания, которое оставалось под безраздельным контролем антигагаузских коммунистических сил, Башкан не мог рассчитывать на серьёзные результаты. Формузал, конечно смело защищал интересы Гагаузии и при формировании государственного бюджета, и в вопросах экспорта из автономии, и при распределении международной помощи, оказанной для преодоления засухи. Однако, полное бездействие депутатов НСГ сводило эти усилия на нет.

Результаты очередных выборов в Народное Собрание весной 2008 решительным образом поменяли ситуацию. Победа большинства депутатов, стоящих на патриотических позициях дали Гагаузии уникальную возможность поставить перед центральными властями вопрос об усилении своего статуса. Причём, есть основания надеяться, что этот вопрос не ограничится обсуждением, а будет разрешён в практической плоскости.

Какие ещё появляются перспективы? Дополнительные возможности может открыть для себя Гагаузия при разрешении Приднестровской проблемы. Известно, что ключевой вопрос приднестровского урегулирования – это определение формата будущего государства. Республика Молдова настаивает на унитарном статусе объединённого государства с предоставлением ПМР статуса автономии наподобие АТО Гагауз Ери.

Однако, по мнению остальных сторон более адекватным вариантом для объединенного государства, учитывающим интересы населения всех регионов является федеративное устройство. К такому мнению всё больше склоняются сами приднестровцы, такую позицию поддерживает Россия. В этой ситуации консолидированная позиция, которую займёт руководство Гагаузии имеет ключевое значение. Известно, что Башкан гагаузской автономии Михаил Формузал выступает за федеративное устройство страны и за предоставление Гагаузии наравне с Приднестровьем статуса одного из субъектов федерации. Если такую же позицию займёт и новое руководство Народного Собрания, то, фактически, Гагаузия легко выбивает из рук Кишинева главный его козырь, которым он размахивал перед участниками приднестровского урегулирования до тех пор, пока у власти в Комрате были лояльные центральным властям силы. Признание Комратом того факта, что полуторадесятилетний опыт автономии является неудачным для гагаузского народа и что такой опыт абсурдно предлагать Приднестровью, вынудит коммунистическое руководство Молдовы пойти навстречу своим гражданам. В итоге, Гагаузия может поднять свою планку и восстановить утраченные полномочия.

Другого выхода у Кишинёва просто не может быть, поскольку навязывание приднестровцам статуса кастрированной «автономии» по гагаузскому образцу – это, по большому счёту, не только издевательство над здравым смыслом, не только перечёркивание всех выстраданных результатов 16 лет переговорного процесса, это ещё и оскорбление памяти сотен защитников Приднестровья, погибших от агрессии со стороны Республики Молдова.

Новые вызовы – новые решения

Победа на башканских выборах в Гагаузии (как в 1999, так и в 2006) патриотических сил, приход в Народное Собрание весной 2008 года большинства народных патриотов красноречиво говорят о том, что политика превращения Гагаузии в отсталую резервацию, проводимая центральными властями категорически неприемлема для гагаузского народа. Люди, населяющие эту землю привыкли к трудностям. Они выживали и в более сложных условиях, преодолевали и не такие препятствия. Благодаря своему единству, трудолюбию и целеустремлённости малочисленному гагаузскому народу удалось не только не растеряться по миру и избежать ассимиляции, но и заявить о своих политических правах.

Вызовы сегодняшнего дня вновь требуют от жителей этого многострадального южного края мобилизации сил и проявления всех своих лучших качеств. Все усилия должны сводиться к одному – защите своих национальных интересов. Сохранение, развитие и процветание гагаузского народа - это абсолютная цель, ей должно быть подчинено каждое действие каждого ответственного человека, населяющего автономию. В складывающихся условиях наиболее оптимальным для гагаузского народа является переход Республики Молдова на федеративное устройство и становление Гагаузии, наравне с Приднестровьем и остальной частью Молдовы равноправными субъектами единой федерации.

Если достижение этой цели невозможно, если руководство Республики Молдова не готово отказаться от своих националистических и унитарных принципов, то гагаузы имеют основание поднять вопрос об освобождении от всяких обязательств перед Молдовой и рассмотреть возможность собственного государственного строительства. В свете последних событий произошедших в мире, связанных с признанием Косово, это уже не кажется утопией.
Обсудить