Украина у критической черты

Идейный голод – единственная причина политического кризиса в Украине, остальные – преходящи и преодолимы. Но даже одна такая причина способна вызвать катастрофу.

Что до предлога, то за ним дело не встанет, поводы для громкого выражения недовольства возникают буквально на каждом шагу. К примеру, из-за постановлений Кабмина, ограничивающих цену и рецептуру хлеба, пекари несут урон, надувают покупателя, вынужденно «играясь» с весом буханки и уже заявляют о скором прекращении выпекания «социальных» сортов хлеба. Между прочим, в феврале 1917 все начиналось примерно так же: с хлеба, не завезенного вовремя в булочные Петрограда….



Бунтуют ведь, как правило вовсе не из-за отсутствия хлеба, тепла, зарплаты и прочих жизненных благ. Бунт возникает тогда, когда нет причин терпеть все эти лишения, когда впереди не видна цель, ради которой стоит перестрадать. Иными словами, государство рушится тогда, когда оно не в состоянии предложить своим гражданам по-настоящему привлекательной и масштабной перспективы. Украина сегодня вплотную подошла к этой критической точке.

Что сегодня?

В самом деле – что? Все предложения, адресуемые политиками своим избирателям, изрядно себя скомпрометировали. Все они изрядно попахивают нафталином. В самом деле, давайте перечислим идеи, которые, так или иначе, сегодня в ходу в Украине.

- «Назад в СССР». Правда, не совсем в СССР. Цены на газ явно не понизятся, и на собственность новых богачей никто не покусится - таких обещаний не дают даже самые отчаянные радикалы. В качестве «заменителя СССР» предлагается вечное противостояние НАТО помноженное на русский язык, черноморский флот и безвизовый режим с Россией.

- «Вперед в Европу». Фактический антипод комплекса «Назад в СССР». В значительной степени эта программа и построена на отрицании предыдущей. Иными словами – ближе к Европе и НАТО, дальше от России (но не слишком далеко – просто на некоторой дистанции), сотрудничество в ВТО, сближение с ЕС…

Оба этих набора чрезвычайно далеки от реальных нужд и чаяний обычного гражданина Украины. В экономическом плане ни одна из программ не дает ответа на главный вопрос: как обеспечить качественное изменение ситуации, выведя Украину хотя бы на минимальный европейский уровень. В сочетании с экономическими трудностями, которые испытывает сейчас весь мир – а мир объективно вступил в полосу очень жесткого экономического кризиса – это вызывает ощущение безысходности и безнадежности. А если взглянуть шире, то ни одна из программ не отвечает на главный вопрос: какой же все-таки должна быть завтрашняя Украина? Никто из политиков не идет дальше общих рассуждений о процветании и экономической стабильности. Никто не касается, к примеру, вопроса о том, каким образом должны быть обеспечены социальные права граждан, какова должна быть налоговая политика, какое соотношение социальных гарантий и свобод представляется оптимальным. Ничего реального никто не предлагает – идет соревнование популистских обещаний.

Что в действительности?

Реальная политическая жизнь свелась к борьбе политических группировок, занятых исключительно собой, точнее, проблемами своего выживания в нынешней Раде и в ходе приближающихся президентских выборов. Дальше выборов никто ничего вообще не планирует, выборы представляются какой-то глобальной переломной точкой, почти что Страшным судом, за которым – либо рай, либо окончательная гибель. Главное – победа и власть, а уж как ей распорядится – дело десятое. Тот, кто при власти, в любом случае не будет обижен.

Подобный ход рассуждений характерен для всех без исключения украинских политических игроков. По сути, все сегодняшние действия и заявления политиков есть часть предвыборной кампании 2009- 2010 г.г., которая идет в Украине полным ходом. Борьба за власть на региональном уровне вносит толику местного колорита. Государственная политика в таких условиях отсутствует как таковая, даже как понятие, поскольку действия высокопоставленных чиновников на фоне полного разброда законодательной власти и хронического противостояния президента и Кабинета министров политикой, по сути, не являются. В связи с этим, все решительные заявления украинской стороны, озвучиваемые на международном уровне, следует воспринимать с известной долей скептицизма. Любые внешнеполитические инициативы сегодня просто повисают в воздухе. Им не на что опереться: политическая обстановка в самой Украине уж больно нестабильна. Любое решение на реализацию которого нужно более полугода представляется скорее декларативным, чем реальным. О многолетних программах в такой ситуации не может быть и речи.

Тем не менее, проблема вывода к 2017 году Черноморского флота из Севастополя едва ли будет снята. Во-первых, его присутствие сильно влияет на обстановку в Крыму, и, как следствие, во всей Украине, порождая во внутренней политике мощный российский фактор. Во-вторых, оно сильно ограничивает Украине свободу внешнеполитического прозападного маневра. Ни одна из политических сил, способных по-настоящему влиять на украинскую политику, в этом не заинтересована. К слову говоря, стоит сегодняшним сторонникам сохранения ЧФ в Севастополе набрать политический вес и превратиться во влиятельных игроков, как их позиция быстро изменится. Украинским элитам ЧФ в Севастополе объективно невыгоден.

Жесткое сопротивление России, возникшее в связи с перспективой вывода ЧФ, успешно используется во внутренней политике. Антиукраинские заявления и действия, чем бы они ни вызывались, оказываются цементом, который сегодня хоть как-то, хоть на время скрепляет рушащуюся коалицию. Одновременно с этим маргинальные партии, не способные предложить своим избирателям ничего привлекательного, успешно используют тему ЧФ для удержания в сфере своего влияния хотя бы части электората. В целом, жесткие реакции Москвы работают скорее на укрепление антироссийской составляющей в украинской политике. Более того, эти реакции успешно привязываются к бытовым трудностям.

Пример такой привязки дает очередное действие вечного газового спектакля. В Украине в очередной раз заговорили о цене газового транзита - то есть, налицо некоторое трение с коммерческой структурой, ГАЗПРОМом, но отнюдь не с Россией. В ГАЗПРОМе – что совершенно естественно, и, вероятнее всего, не имеет прямой связи с разговорами о транзите в Украине – в конце концов, никаких официальных заявлений на сей счет пока нет – стали прикидывать цены на газ на будущий год. Для Украины речь пошла о 360$ за тысячу кубов, что, конечно, болезненно. Однако, на фоне общего подорожания энергоносителей и продолжающегося падения доллара, в целом, это ожидаемо. Цена пока предварительная, возможно ГАЗПРОМ немного ее и сбавит – так обычно и происходит. Одним словом - нормальные экономические переговоры. Точнее, пока это даже не переговоры, а скорее слухи о начальных позициях сторон.

Реакция же значительной части украинских СМИ свелась к утверждению: Россия решила влупить Украине цену на газ выше, чем для Прибалтики – аж по 400$ за тысячу кубов – это так 360 округлили. Россия, заметьте, решила - а вовсе не ГАЗПРОМ. Притом, по версии тех же СМИ, Россия решила так исключительно в отместку за позицию Украины по вопросу Черноморского флота. Все это было подано со ссылкой на анонимный «источник в МИД РФ». Немедленно появились и эксперты, выразившие уверенность в том, что «даже столь жесткие меры, как удвоение цены на газ, не повлияют на основные политические решения Киева». Иными словами, в сознание украинского общества вкладывают мысль о консолидации перед лицом общего врага – России и, надо сказать, не без успеха.

Подобная игра на обострение, инициаторы которой не гнушаются и прямой дезинформацией, наблюдается сегодня и с украинской, и с российской стороны. Несомненно, в обоих странах существуют достаточно могущественные и влиятельные политические группировки, заинтересованные в максимальном обострении украино-российских отношений. Такое обострение способно принести им целый ряд выгод, связанных с отвлечением внимания общества от действительно важных проблем – это раз, и с некоторой его консолидацией, под общим лозунгом «враг у ворот» – это два.
Что в Украине?

Внутри самой Украины, как уже было сказано, фактически идет интенсивная предвыборная кампания. При полном отсутствии новых идей она свелась, во-первых, к административной борьбе за ресурсы, во-вторых, к поиску источников финансирования различных популистских мер, не способных повлиять на развитие ситуации, но зато могущих дать единовременное и краткосрочное улучшение, в третьих – к попыткам дальнейшего раздела украинского общества, с целью выделения «своего» электората.
Борьбу за ресурсы можно наблюдать и в Раде, и в постоянном противостоянии президента и премьера. Характерный пример поисков источников финансирования дает одесская история с продажей ОПЗ, которую всеми мыслимыми способами продавливает премьер Юлия Тимошенко. Если бы ОПЗ был продан, средства от его реализации были бы вброшены в «антиинфляционные» программы и в программу «юлиной тысячи», которая фактически приостановлена из-за недостатка средств. Ресурсы практически – проедены, поскольку системная борьба с инфляцией предполагает гораздо более глубокие и продуманные действия, чем раздача пособий и закупки дешевого продовольствия. Однако такие меры позволили бы Тимошенко подойти к выборам на гребне популистской популярности. За эту возможность и идет сегодня борьба вокруг ОПЗ и Фонда Госимущества.

Что касается раздела украинского общества, то и здесь нет ничего нового. Механизмы все те же: в основном – языковые проблемы, в меньшей степени – подход к истории. Все опять-таки подчинено близящимся выборам, никто не ищет компромиссов, все работают на разделение, на отделение своих – подлежащих дальнейшей предвыборной обработке – от всех прочих.



Все это вместе взятое порождает весьма нездоровую атмосферу в Украине. Тот факт, что общая ситуация на уровне рядовых граждан остается, в целом, приемлемой, никоим образом не является заслугой политиков. Приходится констатировать, что украинское общество разумнее, терпимее и ответственнее своих политических элит. Именно эти его черты и обеспечивают сегодня относительную стабильность украинского государства – при том, что политики делают, кажется, уже все возможное для его разрушения.

Война рейтингов

Понятно, что в подобной ситуации происходит общее падение популярности всех политических сил. Все большее число граждан Украины вообще не видит в верхах никого, кто достоин доверия и поддержки. Появись сегодня политическая сила, способная предложить реалистичную и понятную гражданам, социально ориентированную программу действий – и ее ждал бы триумф. Но подобной силы сегодня нет и не ожидается – прежде всего, потому, что ее появление не нужно тем, кто был бы способен ее профинансировать. Реальных хозяев украинской политики, оплачивающих деятельность партий – естественно, для защиты собственных интересов – вполне устраивает игра в старых декорациях.

На фоне общего падения популярности всех без исключения политиков Юлия Тимошенко продолжает лидировать. Несмотря на многочисленные провалы, она по-прежнему остается наиболее вероятным победителем предстоящих президентских выборов.

Ближайший прогноз

По-видимому, лето и начало осени пройдут под лозунгами консолидации сил.

Продолжается не слишком афишируемое, но явственное сближение Блока Литвина с КПУ. Коммунисты, в свою очередь, пытаются подтянуть к себе внепарламентскую ПСПУ Витренко, хотя и без особого успеха. В свою очередь, внепарламентская СПУ тоже пытается консолидировать левые силы вокруг себя - но и у нее успехов не видно. Дальнейшую судьбу социалистов сегодня предсказать сложно.

Регионалам удалось приостановить процесс распада своей партии, что, с учетом недавней ситуации, несомненно, уже является большим успехом.

Волна митингов «За НАТО» должна, по идее сплотить всех, кого только возможно подтянуть для поддержки действующего президента.

БЮТ пока выжидает, но и там можно ожидать резкого изменения линии поведения. Низкие результаты на выборах в Киеве, усиление центробежных сил внутри БЮТ и сильное падение рейтинга требуют ответной реакции. Вероятнее всего, БЮТ попробует разыграть карту «борьбы за подлинную независимость Украины», использовав трения с Россией. Однако сделать это БЮТ будет очень осторожно, по большей части – на региональном уровне. Сама Тимошенко не пойдет сегодня на прямой конфликт с Москвой. Вероятнее всего БЮТ будет вести игру «в паре» с наиболее экстремистскими «пророссийскими» группировками в Украине и поддерживающими их российскими политиками, сдержанно комментируя их заявления – иными словами, фактически используя их как ресурс для собственной раскрутки.


Можно также прогнозировать обострение борьбы между президентом и премьером за господство на поле «евроинтеграции». Пока там лидирует Виктор Ющенко – и едва ли Юлия Тимошенко смирится с такой ситуацией.

Чего наверняка не будет? По меньшей мере двух вещей: официального признания распада коалиции и еще одних досрочных выборов в Верховную Раду.

И последний вопрос: чего можно ожидать от выборов президента, к которым все так усиленно готовятся? Увы – ничего особенного. Никаких принципиальных изменений не будет - ситуация останется столь же зыбкой и нестабильной. Кто бы ни победил, какие бы изменения в Конституцию - в пределах реально возможных – не были бы приняты, ни одна политическая сила все равно не получит решающего преимущества. По большому счету, украинский политикум проходит сегодня школу демократии: умения договариваться, находить компромиссы, учитывать различные интересы. До тех пор, пока эти уроки не усвоены, ситуация будет оставаться прежней. Путь к стабильности в Украине лежит только через компромисс. Путь к развитию – через появление свежих идей, но для их появления также необходима хотя бы относительная стабильность.

Источник: tiras.ru
Обсудить