В преддверии открытых партийных списков. Дискуссия на Украине

О необходимости реформы отечественной избирательной системы говорят уже не только в украинских политических и экспертных кругах, но и в Европе. Особое внимание этому уделяет мониторинговый комитет ПАСЕ

Арсений Яценюк и Виктор Янукович, Виктор Пилипишин и Александр Мороз, Александр Голуб и Юрий Костенко, Юрий Луценко и Олег Тягныбок, Николай Катеренчук и Катерина Ващук, Анатолий Гриценко и Михаил Сирота…
Казалось бы, что объединяет столь разных, по мироощущению и политическому амплуа, людей? На первый нелюбопытный взгляд – ничего.

Но это только на первый. В свое время каждый из этих политиков высказывал неудовлетворение действующей сегодня пропорциональной избирательной системой.
Более того, каждый из них в свое время ратовал за проведение избирательной реформы – внедрение так называемых открытых партийных списков.

Открытыми партийные списки хотят видеть не только отдельно взятые политики, но и целые политические образования. К примеру, БЮТ и ВО "Свобода".
Не обошел своим вниманием эту проблему и президент. 15 апреля 2008 года состоялось совещание по вопросам борьбы с коррупцией, на котором Виктор Ющенко попросил в течение двух месяцев подготовить изменения в избирательное законодательство, предусматривающие переход к открытым партийным спискам.

Президент предположил, что избиратель хочет знать, кто его представляет в парламенте, и выразил убеждение, что без персонификации избирательных списков партий не возможно восстановить связь между избирателями и избираемыми.

В том, что подобные изменения будут подготовлены в срок, да и будут ли подготовлены вообще, имеются весьма и весьма обоснованные сомнения.

На том же совещании Виктор Ющенко потребовал в течение месяца разработать законопроект о возвращении к мажоритарной системе на выборах в местные органы власти.

И хоть дедлайн по разработке этого документа истек почти месяц тому, никаких сигналов о его готовности из СП до сих пор не поступало.

Возвращаясь к теме открытых партийных списках, отметим, что ее появление обусловлено несколькими обстоятельствами.

Последние парламентские выборы – очередные 2006 и внеочередные 2007 – продемонстрировали несостоятельность пропорциональной избирательной системы в том виде, в котором она была утверждена в марте 2004 года.

Эта несостоятельность обнаружила себя, между прочим, в рождении и успешном функционировании новой схемы политического заработка – спекуляции местами в партийных списках, в очевидных диспропорциях регионального представительства, да и в качестве самого этого представительства – народным избранникам все чаще приходится напоминать, что они, в первую очередь, не партийные, а народные депутаты.

О необходимости реформы отечественной избирательной системы говорят уже не только в украинских политических и экспертных кругах, но и в Европе. Особое внимание этому уделяет мониторинговый комитет ПАСЕ.

"Существующая избирательная система с закрытыми партийными списками в едином национальном избирательном округе является порочной по своей природе:
а) она лишает избирателей любой возможности влияния на списки;
b) способствует созданию не столько политических партий, сколько сообществ с общими коммерческими интересами;
c) она душит внутрипартийную демократию и ведет к появлению слабых партий-корпораций в молодом развивающемся украинском обществе".

Выводы ПАСЕ можно дополнить. В рамках действующей избирательной системы отсутствует персональная ответственность народных депутатов перед избирателями. О нарушении пассивного избирательного права украинских граждан, гарантированного им Конституцией, нечего и упоминать.

Во многом благодаря имнно ПАСЕ украинские политики, эксперты (а с их подачи и общественность) стали рассматривать переход к открытым партийным спискам как возможность решить проблемы, порожденные списками закрытыми.

Но что имеется в виду под открытыми списками? Несмотря на то, что многие политики солидарны в симпатии к открытым спискам, их внедрение может оказаться более серьезным вызовом, нежели анонсируется.

Главным "авансом" открытым спискам является то, что они создадут возможность избирателям голосовать не за список партии в целом, а за конкретного кандидата.

Однако открыть списки в том виде, в котором они существуют сегодня, абсурдно. Если в бюллетене на выбор избирателя будут представлены списки из 450 кандидатов от каждой партии/блока, то такие бюллетени уже не в переносном, а в самом прямом смысле будут походить на простыни.

Так, чтобы как-то урегулировать эту проблему, необходимо разбить многомандатный общегосударственный избирательный округ на большее количество региональных округов.

Количество таких округов может существенно варьироваться, что, естественно, повлияет на всю конфигурацию избирательной системы.

Если региональных округов будет много, соответственно, количество избираемых от этих округов депутатов, будет небольшим, и наоборот.

Этот момент может оказать существенное влияние не только на поведение избирателей, политических партий, логику проведения избирательной кампании, результат выборов etc, но также и на характер постизбирательной коммуникации в треугольнике избиратель-депутат-партия.

Возникают вопросы и по поводу того, каким будет избирательный бюллетень: предоставляющий возможность голосования только за кандидата, или же на выбор – либо за список в целом, либо же за конкретного кандидата из этого списка?

Эта, на первый взгляд, мелочь также может существенно повлиять как на исход избирательной кампании, а значит и на персональный состав парламента.

Небезынтересным является еще один нюанс, а именно: в каком порядке будут располагаться кандидаты в списках – по алфавиту или же в той очередности, в которой их разместит партия?

Это имеет немалое значение, поскольку электоральные симпатии людей зачастую сфокусированы на, не столько конкретного кандидата, сколь на партию в целом.

На практике это может выглядеть следующим образом: избиратель ставит отметку напротив первого кандидата из списка не столько потому, что последний является его осмысленной и наиболее желанной преференцией, сколько потому, что расстояние между клеткой напротив этого кандидата и названием партии наименьшее.

В этом контексте важно выяснить и еще кое-что: на каком уровне – центральном или местном – будут утверждаться региональные партийные списки.

Речь идет не о формальной, а о реальной процедуре. Как известно, сегодня процесс формирования партийных списков – в руках партийного лидера и его ближайшего окружения. Изменят ли открытые партийные списки эту ситуацию?

Возымеют ли местные партийные организации больший удельный вес и влияние на выдвижение кандидатов? Если да, то открытые региональные списки могут стать тем импульсом, которого сегодня так не хватает реальному, а не показному, партийному строительству на местах.

В противном случае, открытые списки никак не изменят существующего порядка вещей.
Уровень наличия внутрипартийная демократия измеряется не количеством "несогласных" с линией партии, а их возможностью реально влиять на процессы внутри партии. В том числе и на те, которые касаются выборов и номинации кандидатов.

Это лишь небольшая часть тех проблемных вопросов, которые необходимо проработать и конкретизировать апологетам открытых партийных списков. Все вышеизложенное является свидетельством того, насколько вопрос "открытия" списков далек от однозначности.

По крайней мере, той однозначности, которой ему пытаются придать политики. Ведь многие из них, отстаивая открытие списки, говорят о них как о чем-то, что априори хорошо и неоспоримо.

В этой ситуации оценивать полезность внедрения открытых партийных списков было бы, по убеждению автора, легкомысленно и нецелесообразно. Определенно ясно лишь то, что само по себе "открытие" списков повлечет достаточно серьезные изменения в избирательной системе в целом.

Какими будут эти изменения, и чего стоит от них ожидать, можно будет сказать только после предоставления соответствующих законопроектов или, хотя бы, более конкретных предложений.

Иными словами, политики, выступающие за реформу системы выборов, должны поделиться с общественностью своим видением: каким образом они собираются сложить пазл из элементов разных избирательных систем, и почему именно такой узор является оптимальным.

Естественно, хотелось бы, чтобы оптимальность в этом случае зиждилась на соблюдении прав граждан больше, чем на преследовании узкогрупповых, корпоративных интересов действующих и потенциальных избранников. Иначе еще одно благое намерение окажется общественно дискредитированным.

Назар Бойко, специально для УП
Источник: pravda.com.ua
Обсудить

Другие материалы рубрики