Последний Большой Хапок? Лакомые "куски" госсобственности коммунисты выставляют на распродажу

Пройдет пара месяцев, и страна узнает, проводилась ли новая приватизация с целью извлечения экономических выгод для всей Молдавии, или же она вновь обернулась типичной «прихватизацией» в пользу всё той же ненасытной «Семьи».

Приватизация в Молдавии носила массовый и ускоренный характер. В первые два года после принятия соответствующих законодательных актов (так называемый «боновый этап») счет приватизированных предприятий велся на тысячи. В этот период приватизация не была основана на объективном подходе к выбору объектов приватизации с целью повышения эффективности их деятельности. Эффективность работы государственных органов приватизации определялась выполнением установленных сверху заданий по количеству приватизированных объектов. Выбор конкретных объектов и порядка их приватизации во многом зависел от волюнтаристских решений органов приватизации, что зачастую приводило к бесконтрольности процесса.

На втором этапе приватизации была продекларирована цель повышения финансовой отдачи от приватизации, пополнения высокодефицитного на тот момент государственного бюджета. Тем не менее, в реальности государство по-прежнему продолжало продавать свои активы за бесценок, по цене, которая зачастую на несколько порядков отличалась от реальной стоимости активов.

Те, кто выступал в Молдове за «боновую приватизацию», в частности, почитаемый её идеологом Виссарион Чешуев, с гордостью указывали, что значительная часть государственных предприятий перешла в частные руки, но, к сожалению, это оказалось весьма сомнительным достижением. В конце концов, для власти весьма легко оказалось, просто раздать государственные активы, особенно своим друзьям и приятелям, а стимулы к этому были очень сильны, так как политики, проводящие приватизацию, смогли получить свою долю - прямо или косвенно - в качестве пожертвований на ведение собственной избирательной кампании.

Рассмотрим, для примера, типичные побуждения так называемых «молдавских олигархов». Они рассуждают следующим образом: любые подлинно демократические выборы могут, в конечном итоге, привести к признанию того, что их богатство получено нечестным путем, после чего могут быть предприняты попытки его у них отобрать. Им по этой причине приходится придерживаться двойственной стратегии: с одной стороны, использовать свою финансовую мощь, чтобы приобрести достаточное политическое влияние и уменьшить вероятность подобного исхода; с другой - полагая, что такая стратегия также связана с немалым риском, пытаться вывезти значительную часть своего богатства за пределы страны, в безопасные места.

Молдавская приватизация является беспрецедентной не только по своим масштабам, но и по содержанию. Если целью приватизации в условиях развитой рыночной экономики является повышение эффективности отдельных предприятий, то задачей молдавской приватизации стало радикальное изменение экономического базиса всего общества в целом, обеспечение необратимости реформ, как было принято говорить в те годы, «недопущение реставрации социалистической плановой экономики и советского государственного и общественного строя». Таким образом, прежде всего решались задачи общественно-политические, а отнюдь не социально-экономические.

Сказанное выше вовсе не означает, что автор хочет «бросить камень» в автора молдавской приватизацию «по Чешуеву». Во-первых, Виссарион Чешуев её лишь задумал и теоретически обосновал, а проводили её совсем другие люди, которым, в отличие от «экономического романтика» Чешуева, были «романтиками с большой дороги». В силу этих причин они проводили приватизацию так, чтобы «всем своим было хорошо». То есть всем, кто либо сам был во власти, либо был в близких отношениях с властью.

Во-вторых, вовсе не Чешуев виноват в том, что придуманные им «боны народного достояния», за которые поначалу приватизировались объекты экономики, на поверку оказались всего лишь ничего не стоящими «фантиками», так и не сделав абсолютное большинство молдавского народа реальными собственниками-акционерами приватизированных предприятий. На «боновой приватизации» в Молдавии нажились всего несколько сот человек из числа «избранных». Сегодня пресловутые «приватизационные фонды» тихо-мирно, «без шума и пыли», закрываются, а значит, очень скоро никаких следов сданных доверчивым молдавским народом в них «бонов народного достояния» не сможет найти даже Интерпол.

Кстати, нынешний президент - коммунист Владимир Воронин, ещё идя к власти, грозился, что непременно докопается до сути причин, по которым «боновая приватизация» превратилась в «прихватизацию». Помнится также, что став в 2001 году президентом, Воронин на первых порах даже публично угрожал некоторым крупным владельцам фондов расследованием их «тёмных делишек» и уголовным преследованием. Почему он потом вдруг смягчился, подобрел, и простил всем этим молдавским абромовичам оставившим молдавский народ «при своём интересе» прихватизацию, остаётся лишь догадываться.

Сегодня в Молдавии вновь гремят барабаны и поют фанфары, прославляя начало нового этапа приватизации, душой и организатором которой является первый вице-премьер и министр экономики Игорь Додон. Пока ещё сложно говорить что-то конкретное о предлагаемом им варианте приватизации. Ясно лишь то, что Додон, в отличие от Чешуева, приступами экономического романтизма не страдает. Обращает на себя внимание и тот факт, что президент Воронин и его соратники-коммунисты, которые всегда прежде решительно выступали против приватизации доходных государственных предприятий, вдруг решили - в последний год своего правления! - выставить на приватизацию самые лакомые «кусочки» госсобственности, в числе которых один из самых успешных банков страны, коньячный комбинат, «Молдтелеком», Центральный универмаг, Табачный комбинат ряд предприятий связанных с авиацией и т.д.

После соответствующего решения правительства, подготовленного командой первого вице-премьера, министра экономики Игоря Додона, в молдавском обществе сразу же стали циркулировать всевозможные слухи относительно причин такого странного, на первый взгляд, решения коммунистической власти.

Высказывается мнение, что правящей Партии коммунистов срочно понадобились деньги для того, чтобы что-то «бросить в пустую кастрюлю» обнищавшим избирателям накануне парламентских выборов, то есть повысить пенсии и зарплаты. Что будет после выборов, к каким экономическим и социальным последствиям приведет вброс дополнительной массы денег в оборот (инфляция, рост цен и тарифов) коммунистических правителей сегодня, судя по всему, совершенно не волнует. Впрочем, будем справедливыми - на месте коммунистов так поступили бы и любые другие молдавские партии и политики, для которых, когда речь идет о власти, все способы и методы хороши.

Как же будет проходить приватизация «по Додону»?
Есть два наиболее вероятных варианта этой приватизации. Первый носит условное название «два конверта» и состоит в том, что предприниматель, желающий получить в свою собственность тот или иной объект, один конверт (с соответствующей заявкой) отдаёт в Комиссию, которая должна принять решение, а другой (с соответствующим вложением крупной суммы денежных знаков) вручает тем, кто реально влияет на принятие этой Комиссией решения. При этом вовсе необязательно, чтобы получатели второго конверта были членами этой Комиссии, потому что, в любом случае, эта Комиссия, состоящая из государственных чиновников, сделает так, как ей скажут «очень большие начальники».

Если будет принят этот вариант приватизации, то несложно догадаться, что новыми владельцами доходной собственности, приобретенной по самым бросовым ценам, станут вновь представители «очень узкого круга лиц», в просторечии именуемого «Семьёй».

Есть, конечно, и другой вариант приватизации, общепринятый на Западе - через торги на Фондовой бирже. Акции приватизируемых предприятий выставляются на Фондовую биржу, где купить их через открытый аукцион сможет тот, кто больше заплатит. Аукцион сегодня можно проводить и с использованием Интернета. В этом случае появится возможность привлечь внимание к приватизируемым объектам со стороны иностранных инвесторов.

Какой вариант изберёт действующая власть в Молдавии на сей раз, пока трудно сказать. Нельзя исключать, что она пойдет по двум путям одновременно. Всё то, наиболее ценное, на что уже положила глаз «Семья», пойдет через «свою» Комиссию. Остальное, менее ценное и привлекательное, с большой помпой вынесут на открытый аукцион, демонстрируя «прозрачность» процесса приватизации.

Впрочем, до момента, когда будет принято решение по этому вопросу, осталось ждать уже недолго. Пройдет пара месяцев, и страна узнает, проводилась ли новая приватизация с целью извлечения экономических выгод для всей Молдавии, или же она вновь обернулась типичной «прихватизацией» в пользу всё той же ненасытной «Семьи».

Для нынешней Молдавии очень важно, чтобы само общество признало легитимность итогов приватизации. Именно поэтому такое большое значение имеет установление эффективного внешнего контроля со стороны общества, парламента и независимых органов за всеми стадиями реализации государственного имущества - от распространения информации о продаже до вывода акций предприятия на фондовую биржу.

В тоже время незыблемость итогов приватизации и прав добросовестных приобретателей государственной собственности не означает, что нужно отказаться от проверки законности осуществления конкретных сделок. Если факты доказывают, что приватизация конкретного имущества или актива была осуществлена с нарушением закона, в результате чего пострадали права государства как собственника, то эти права могут и должны быть восстановлены в судебном порядке.
Обсудить