Бессарабский мечтатель

26 мая 1926 года в Париже, в больнице Сен-Луи умер Леон Донич (Леонид Добронравов). Останки 39-летнего писателя были перевезены в Кишинев и захоронены на Центральном кладбище 7 июля. Проводы были величественными и представительными, благодаря усилиям поэта Октавиана Гоги, на тот момент министра внутренних дел.

В Королевской Румынии в публичной церемонии прощания с писателем принимали участие Михаил Садовяну, Елена Алистар, Никифор Крайник и многие другие прдставители элиты румынской интеллигенции. В Советской России, как и в эмигрантских кругах, смерть русского писателя Леонида Добронравова, мягко говоря, особого участия не вызвала. Спустя несколько месяцев Максим Горький, в ответ на вопрос С.Н. Сергеева-Ценского, интересующегося судьбой писателя, отвечает, что «автор «Новой Бурсы» Леонид Добронравов, человек бесталанный и неумный, умер осенью в Париже». Это было отречение и приговор - еще примерно лет десять назад Горький констатировал: «Л. Добронравов – писатель, подающий большие надежды, многообещающий».

Леонид Добронравов родился в Кишиневе 5 июня 1887 года. Когда ему было 10 лет, его отец умер, мать вновь вышла замуж за высокопоставленного чиновника кишиневской консистории, и семья переехала в Петербург. Там Леонид завершил учебу в духовной семинарии, начатую еще в Кишиневе, а в 1913 закончил юридический факультет университета.

Добронравов дебютировал в 1909 году в журнале «Светоч» повестью «В поисках вечной истины». Его сразу же заметил и оценил А. Ремизов, издатели проявили к нему интерес. Далее последовала ироничная, задевающая церковников за живое, новелла «Mon Plaisire». Затем выходит «Новая бурса». Роман русского писателя бессарабского происхождения стал бестселлером, последовали переводы на французский, немецкий и английский языки, до 1918 г. он переиздавался 7 раз (!). Это была блистательная сатира, освещающая жизнь будущих священников удивительно точно и проникновенно.

Через год выходит повесть «Больные», которая подтверждает появленение в русской литературе большого таланта. Столичные журналы наперебой предлагают сотрудничество молодому автору, он входит в редколлегии вместе с уже знаменитыми И. Буниным, А. Ремизовым, Л. Андреевым, Д. Мережковским, З. Гиппиус, Ф. Сологубом и др.

Добронравов работает много и плодотворно. В 1915 г. в журнале «Нива» издает автобиографическую новеллу «Детство», затем «Горький цвет», активно печатается в прессе эссеров и кадетов. В это время у писателя и публициста начинаются проблемы с властями. В 1914-ом запрещают роман «Малые воды», тираж конфискуют. Таже участь постигла сборник «Горький цвет» и роман «Князь мира», в котором блистательно вырисован обер-прокурор Священного Синода.

Летом 1917-го окончательно разошлись пути Л. Добронравова и Г. В. Плеханова, который еще недавно заявлял: «Из всех новых писателей читаю только Добронравова. Он продолжает лучшие традиции русской литературы». Георгий Валентинович категорически потребовал от писателя прекратить сатирические публикации в своем журнале, но Добронравов предпочел выйти из партии. Однако последний номер антибольшевистского издания, посвященный поражениям на фронте, был конфискован, а типография сожжена. Политические сатиры «Сажа», «Без лишних слов», из которых позже вырастет его «Русская революция», запрещены.

«Вечерняя почта» запрещалась девять раз. Роман «Азбука» остался незаконченным. Журналы, которые он основал, закрыты.

Октябрь 1917-го круто изменил жизненный и творческий путь Добронравова: он оказался перед выбором - остаться в Петрограде и быть растреляным или бежать. Леонид Добронравов покидал Россию нелегально, с матерью, младшим братом и тремя сестрами. Только через год с лишним семья Доничей-Добронравовых-Ростовских оказалась в днестровских краях. Кишинев тогда уже находился в составе Королевской Румынии.

Писателю пришлось начинать с нуля, так как в Бессарабии он был практически неизвестен. Однако его мать – Домника – принадлежала к знаменитому бессарабскому роду Доничей, из которых вышли молдавский законодатель и любитель астрономии Андронакий Донич, писатель, переводчик и баснописец, выпускник Петербургской военной школы, Александр Донич, астроном Николай Донич, антрополог, профессор Базельского университета Андрей Донич, генерал царской армии, участник русско-японской войны Матей Донич.

Леонид Добронравов, недавняя знаменитость в петербургских кругах, работает до изнеможения над освоением румынского литературного языка, берет псевдонимом фамилию прадеда – Леон Донич – и начинает сотрудничество с румынскими изданиями.

Новые друзья, с восторгом принявшие незаурядный талант, с готовностью редактируют произведения Донича. Его фельетоны сатиричны, злободневны и пользуются большим успехом. Создавая свои маленькие шедевры, Леон Донич проявлял большую наблюдательность и проникновенность, регистрируя и сатиризируя все вокруг себя. Иногда это зарисовки, написанные наспех, но все же искрящиеся особым юмором.

Кроме газетно-журнальных публикаций он публикует отдельные сборники: «Marele Arhimedes» («Великий Архимед»), «Recviem» («Реквием»), «Antihrist» («Антихрист»), «În drum spre Emaus» («По дороге в Эмаус»). Леон Донич состоял редактором газеты «Бессарабия», сотрудничал в газетах «Наша страна», «Флакэра», «Мысль», «Вяца ромыняскэ», «Правда», «Гиена», «Лимба ромынэ», «Кувынтул», «Универсул», «Сочиетатя де мыне» (Клуж) и др. Критики отмечают элегантность и тонкую ироничность стиля, замечая, что даже в пессимистическом настроении Донич остается художником, идеализирующим чистоту человеческой души.

Он активно включается в театральную атмосферу бессарабской столицы, написав для местного театра пьесы «Товарищ Поляев», «Маркиза», «Последнее заседание». Но Кишинев слишком тесен для него, слишком мало изданий, в которых он мог бы публиковаться, при его громадной работоспособности - ему не хватало работы. Слишком мало читателей и мало героев. Так и не сумев привыкнуть к спокойной жизни Кишинева, Донич покидает родной город, связав свои надежды с Бухарестом.

Однако там некоторые писатели его разве что приняли, многие отнеслись к нему с явной холодностью, а газеты и журналы платили также плохо, как и в Кишиневе, и он по-прежнему был беден.

Донич уехал в Париж в 1924 году к давнему петербургскому приятелю Алексинскому. Там редактировал газету «Родная земля». Донич писал семье в Кишинев, что закончил свое большое произведение «Князь мира». Позже, однако, найдены были только несколько разрозненных частей этого романа.

Писатель умер в расцвете творческих сил от туберкулеза. Яркой звездой на небосклоне румынской литературы осталось самое значительное его произведение «Revoluţia rusă» («Русская революция» 1923), в журнальном варианте «Погибшая империя». В ней Донич-Добронравов весьма критичен по отношению ко всем персонажам русской истории эпохи первой Мировой войны, приведшей Россию к двум революциям.

Николая II он называет «маленьким полковником», запятнавшим себя кровью собственных поданных, пропившим и проевшим царство. Керенский у него - истеричный тип, постоянно выставляющий себя из ряда обычных министров Временного правительства. Такой вождь может перепутать реальность с «собственным мнением» об этой самой реальности. Он, по существу, попал в ловушку, которую поставил ему Николай II, амбиции большие но, без подкреплений.

Однако, хуже всех Ленин и Троцкий. Этих людей Донич называет непатриотами, не имеющими ничего общего с народом России. Они, писал он, несмотря на красноречивость, «ничего, кроме худа, России не принесут». Самое ужасное обвинение, которое Донич выдвигает Ленину, Троцкому, Луначарскому и Зиновьеву состоит в шпионаже в пользу Германии. Он симпатизирует лишь немногим: председателю Госдумы Родзянко и генералам Корнилову и Деникину, которые пытались спасать честь России.

Это был первый, и смелый шаг по пути разоблачения известных событий осени 1917, которые в оценке Леона Донича-Добронравова предстают не иначе как преступление против мировой цивилизации. Именно эта книга отправила автора в категорию «запретных» и осудила его на долгие десятилетия замалчивания.

Пётр Пильский, журналист, критик, писатель, называл его затаенным мечтателем.

Покинув Россию, Леонид Добронравов перестал быть русским писателем, став – Леоном Доничем – гордостью румынской литературы. И только здесь в Бессарабии его по праву называют двойным именем – Донич–Добронравов.

Ирина Ижболдина, научный сотрудник сектора этнологии русских Института культурного наследия АН РМ

(Доклад был зачитан на научно-практической конференции «Молдавия - Россия - славянский мир: выдающиеся деятели». Печатается с сокращениями. Полностью будет опубликован в международном историческом журнале «Русин» № 1, 2008 г.)
Обсудить