Кто регулирует цены: конкуренция или силовые структуры?

Не думаю, что кто-то считал реальную цену той победы над ценниками, выразившуюся, в том числе, в покинувших страну в поисках лучшей доли земледельцах и пекарях, разбитых надеждах и утрате веры в то, что в Молдове что-то может происходить нормально, а не аврально.

Розничные цены на большинство социально значимых продуктов вернулись на прежний уровень. Об этом на заседании правительства заявил первый вице-премьер, министр экономики и торговли Игорь Додон. На первый взгляд – очевидная победа. Однако цифры на ценниках изменились, увы, не благодаря успешному применению экономических рычагов, не благодаря тому, что наша экономика приобрела способность к саморегулированию и уж тем более не потому, что цены упали из-за жесткой конкуренции производителей. Ценники изменило вмешательство силовых структур. Насколько стабильным окажется нынешнее снижение? Очевидно, что выиграна битва, а вовсе не война. И какой окажется цена одержанной победы?

Ценники в Молдове распухают быстро и давно. Однако именно скачок розничной цены на цемент, случившийся в период между мартом и маем этого года, спровоцировал в обществе нечто, напоминающее панику. Людей ошеломило то, что в период весеннего строительного обострения почти мгновенно и едва ли не вдвое подорожал незаменимый строительный материал.

Увы, несмотря на панику среди потребителей и многочисленные публикации в прессе, реакция госструктур последовала лишь спустя месяца два. Центр по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией выяснил, что толчком к повышению стало прекращение отгрузки в Молдову продукции Рыбницкого цементного завода. В этих условиях розничные торговцы спровоцировали дефицит, а потом, выстраивая цепочки перекупщиков, стали продавать товар, относящийся к категории социально значимых, почти вдвое дороже той цены, по которой приобретали у производителя. Сколько покупатели переплатили в этой системе «накрутки на накрутку», сегодня уже никто подсчитать, вероятно, не сможет. Ясно одно – много. При этом ситуация с цементом привела в действие спусковой механизм, срабатывание которого привело и к росту других цен.

Когда в одночасье сменились ценники на растительном масле, сахаре и рисе, власть отреагировала оперативнее. Министр экономики и торговли Игорь Додон уверяет, что создан жизнеспособный механизм мониторинга цен на социально значимые товары, так что эксцессов больше не будет. Однако, во-первых, в данном случае речь идет лишь о тех группах товаров, по которым государство регулирует торговую надбавку, во-вторых, проблема не только в торговой надбавке.

Несколько лет назад Молдова пережила хлебный кризис. Резко поднялась цена на продукт первой необходимости. Проблема возникла из совокупности нескольких составляющих – неурожай и низкие внутренние цены, из-за которых зерно продавали за рубеж, отсутствие госрезерва и так далее. Страну накрыла паника. Потом в ситуацию вмешались первые лица, полетели головы, цены вернулись. Однако стоило это дорого. Во-первых, молдавское зерно в итоге фактически «заперли» внутри страны, вынуждая и без того нищих местных сельхозпроизводителей продавать свою продукцию по низким ценам. Во-вторых, для отдельных предприятий создали особые условия, в результате чего конкурировать на рынке пекарских изделий стало сложно и множество частных пекарен просто погибло. Разумеется, число оставшихся без работы сотрудников закрытых предприятий не идет в сравнение с количеством людей, получивших возможность покупать более дешевый хлеб, но речь идет о том самом малом бизнесе, о необходимости развития которого у нас так много говорится. Не думаю, что кто-то считал реальную цену той победы над ценниками, выразившуюся, в том числе, в покинувших страну в поисках лучшей доли земледельцах и пекарях, разбитых надеждах и утрате веры в то, что в Молдове что-то может происходить нормально, а не аврально.

Сейчас у нас снова пытаются создавать для единиц особые условия. Неделю назад депутат парламента от Либерал-демократической партии Владимир Филат выступил с запросом о том, почему зерно, поступившее в страну в качестве гуманитарной помощи от России и Румынии, было передано АО Franzeluţa (7,5 тыс. тонн) и хлебокомбинату Бельц (2 тыс. тонн). То есть, почему зерно, предназначенное для поддержки многих, и в первую очередь – пострадавших от засухи фермеров, получили два экономических агента. «Оба комбината не имеют права претендовать на получение гуманитарной помощи по закону о гуманитарной помощи, поскольку их уставной целью является получение прибыли», - отметил Филат. На следующей неделе должен появиться ответ, ознакомиться с ним будет крайне интересно.

«В Молдове есть своя специфика, - отмечает экономист, доктор наук Татьяна Ларюшина. – Наш рынок формируется, и система, при которой он мог бы саморегулироваться, пока не работает. Следовательно, вмешательство государства очень важно. Тут уместно одно сравнение. Если вы хотите посмотреть на то, как работает совсем свободная экономика, можете поставить эксперимент на своем огороде – дайте растениям полную свободу и вскоре увидите, что сорняки победили культурные растения. То есть, пока нам без вмешательства государства не обойтись. Регулированием рынков надо заниматься, но тут я подчеркну – надо уметь этим заниматься. В противном случае производитель будет ждать ситуации, при которой конъюнктура окажется такой, при которой он сможет поднять цену, причем поднять сильно, учитывая, что через какое-то время произойдет административное вмешательство. То есть, регулирование приводит к тем же последствиям, к которым приводит сжатие пружины. В наших условиях вмешательство государства оправдано, и совершенно верно был пресечен картельный сговор, но важно сделать еще одну вещь - создать абсолютно для всех равные и ясные условия. И ни в коем случае государство не должно выступать на стороне одного игрока. Пока это происходит, будет продолжаться нынешняя игра в казаки-разбойники, в которой победа то за одними, то за другими, но все при этом недовольны. Цены будут расти – не вкривь, так вкось. С появлением же единых ясных правил, даже при объективном росте цен, все будет понятно, и недовольных не будет – ни со стороны производителей, ни со стороны потребителей».

Татьяна Кропанцева
Источник: analytique.md
Обсудить