Пророссийская Молдова или антироссийская коалиция?

Весна 2006 года. Отношения России и Молдовы достигают критического рубежа. Из-за постоянных выпадов молдавского руководства в адрес России, требований вывести войска с территории ПМР, в том числе и миротворческие, Москва принимает решение свести к минимуму политические и экономические отношения с РМ. Роспотребнадзор вводит запреты на ввоз в Россию мясомолочной, плодоовощной и виноконьячной продукции из Молдовы, одновременно идут переговоры с Газпромом, который заявляет о намерении повысить тарифы на газ для молдавских потребителей. В то же время, Россия оказывает экономическую помощь ПМР, зажатой с двух сторон в тисках экономической блокады как со стороны Молдовы, так и состороны Украины. Благосклонно воспринимает референдум, на котором подавляющее большинство приднестровцев высказываются за независимость республики и интеграцию с Российской Федерацией, во всеуслышанье заявляет о том, что в случае возникновения косовского прецедента, будет действовать аналогично и на территории бывшего СССР.

Несмотря на апломб и воинственную риторику, в Кишиневе начинают постепенно понимать, что тягаться с Россией Молдове не по силам. Рушится экономика РМ, базирующаяся на производстве сельхозпродукции и, прежде всего, виноделии, Запад не может (или не хочет) в полной мере компенсировать убытки. К тому же, вот-вот Россия может признать независимость Приднестровья. Госдума в это время пытается инициировать процесс признания, основываясь на результатах референдума.

Не поучив требующейся поддержки Запада, молдавское руководство решает вернуть расположение Кремля. К середине 2006 года молдавское руководство начинает усиленно искать встреч с руководством России и, прежде всего, с ее президентом. В Молдове прекрасно осознают, что после отказа подписать Меморандум «Козака», после многочисленных негативных заявлений в адрес Москвы, после избиений российских наблюдателей на парламентских выборах в РМ образца 2005 года и многого-многого другого, сделать это будет не так-то просто. Молдавское руководство применяет все возможные и невозможные рычаги, дабы эта встреча состоялась. Основной рычаг – так называемый пакетный подход Молдовы к разрешению накопившихся противоречий. Включает он в себя одновременное разрешение вопросов статуса Приднестровья, гарантии для населения, меры доверия, способы демилитаризации, сохранение нейтрального статуса РМ и вопросы признания приднестровской собственности.

Москва благосклонно принимает предложения Кишинева. Разумеется, на фоне заявлений Украины и Грузии о намерении вступить в НАТО, нейтральный статус Молдовы Россию вполне устраивает, как, впрочем и гарантии на собственность российских предприятий в Приднестровье. Встреча на высшем уровне Воронин-Путин происходит 28 ноября 2006 года. На ней рассматриваются три основных для Молдовы вопроса: торговые отношения между РФ и РМ, энергетика и политическое урегулирование в регионе. Владимир Путин заявляет, что Россия готова вернуть на свои рынки мясную и винную продукцию молдавского производства, в ответ Молдова готова заключить пятилетний договор с Газпромом на поставки энергоносителей.

Почему Москва согласилась вести диалог с молдавским руководством? Сегодня Кремль пытается показать мировому сообществу, в том числе Грузии и Украине, что с ней лучше дружить, нежели конфликтовать. Молдо-российские встречи на высшем уровне начинают проходить в сверхчастом режиме. Только в июне 2007 года три встречи на высшем уровне за один месяц! Все они проходят за закрытыми дверьми.

Одновременно российская дипломатия ведет борьбу за сохранение территориальной целостности Сербии, и доктрина преобладания принципа нерушимости границ над правом наций на самоопределение окончательно закрепляется в качестве внешнегосударственной политики. Одностороннее объявление Косово своей независимости и признание бывшей сербской автономии в ранге суверенного государства рядом западных держав, не меняет позиции Кремля. Думские слушания в марте этого года и заявленная позиция исполнительных властей в отношении молдо-приднестровского урегулирования убедительно доказывают, что Молдове удалось добиться главного – убедить Россию в своей дружественности. Для этого молдавские власти за полтора года полностью изменили свою риторику в отношении Москвы на прямопротивоположную, из лексикона молдавских политиков исчезли высказывания по поводу «руки Москвы», «оси зла», «покровителе сепаратистов» и т.д. и т.п. Пушистые и белые молдавские партократы, дабы пустить побольше пыли в глаза, выдвинули на пост главы правительства русскую по национальности Зинаиду Гречаную, хотя еще совсем недавно молдавский парламент ратовал за отставку ряда министров молдавской национальности только за то, что они не знают государственного языка.

Все эти метаморфозы видят, конечно, и в Приднестровье. Но только, в отличие от России, здесь прекрасно знают, что все это напускное, не истинное. Все нынешние «дружественные» отношения с Россией – это всего лишь блеф, необходимый Молдове для разрешения своих насущных экономических и политических проблем. Молчание Запада по поводу столь резкого изменения курса Кишинева и сближение с Россией лишний раз доказывает, что все происходящее – тщательно спланированная акция, направленная на то, чтобы:

а) подчинить с помощью России Приднестровье;

б) восстановить утраченный экономический потенциал;

в) удержаться у власти после предстоящих выборов в 2009 году.

То, что Запад имеет полный контроль над Кишиневом, не вызывает сомнений. Доказательством тому служит эпизод с подписанием Меморандума «Козака», выборы в парламент РМ в 2005 году, когда коммунистам удалось вновь получить парламентское большинство только благодаря всемерной поддержке западных структур и, прежде всего, ОБСЕ, назвавшей выборы, прошедшие с многочисленными нарушениями и подтасовками, демократическими. Кстати, и то, что все годы руководителями Миссии ОБСЕ в Молдове были исключительно американцы, также говорит о многом и, прежде всего, о степени влияния США на Молдову, а также о заинтересованности Вашингтона в прозападной политике Кишинева. Так что разворот на 180 градусов внешнеполитической составляющей РМ без одобрения, а то и вовсе с подачи США, было бы невозможно без, по крайней мере, охлаждения отношений с Западом. Но этого не произошло. Никаких одергиваний или негативных высказываний из Вашингтона не последовало. Так что вполне резонно предположить, что Молдова вкупе с Западом пытаются банально обвести Россию вокруг пальца. И эта обводка или, говоря по-современному, «разводка» закончится, едва молдавским властям удастся достигнуть вышеназванных целей.

В России наверняка не все прониклись доверием к тому, что говорит и делает молдавское руководство. Именно поэтому Москва призывает третьи силы не вмешиваться в диалог, который едва-едва начался между Тирасполем и Кишиневом. Понимают в России и то, что за два месяца после встречи в Бендерах, диалог, по сути, зашел в тупик. При этом Москва ни в коем случае не пытается насильно заставить Приднестровье сесть за стол переговоров. Это еще раз подтвердили члены российской делегации во главе с заместителем Совета безопасности РФ Юрием Зубаковым, посетившие Приднестровье на прошлой неделе.

Как отметил Юрий Зубаков на встрече с приднестровскими парламентариями: «никто не будет силой «вталкивать» Приднестровье в Молдову. Политика России заключается в том, чтобы «решить вопрос справедливо, учесть интересы людей и дать им возможность спокойно жить». В свою очередь Посол по особым поручениям МИД РФ, специальный представитель по вопросам отношений стран СНГ Валерий Кеняйкин отметил: «Россия не навязывает модель урегулирования. Она должна стать результатом договоренностей сторон. Поэтому так важно сегодня сесть за стол переговоров и возобновить полномасштабный переговорный процесс. Диалог всегда лучше конфронтации».

То, что диалог необходим, признает и Президент ПМР Игорь Смирнов. Однако этот диалог, по его мнению, «должен быть на равноправной основе и о нормализации отношений двух суверенных государств». Разумеется, Молдову такая форма сотрудничества не устраивает, как не устраивает Приднестровье позиция Кишинева об унитарном обустройстве государства.

Разумеется, рано или поздно переговоры в формате «5+2» будут возобновлены. Однако непримиримость позиций двух сторон говорит о том, что они будут затяжными и, по всей видимости, малопродуктивными до тех пор, пока не будет, наконец, дана юридическая оценка обоснованности или необоснованности территориальных претензий Молдовы. Впрочем, даже после такой оценки ожидать, что конфликтующие стороны придут к общему знаменателю, не приходится. Однако такая оценка сможет раз и навсегда завершить затянувшийся спор: является ли Приднестровье частью Молдовы или нет. И уже на основании компетентного заключения, сделанного представителями стран-гарантов, посредников и наблюдателей в переговорном процессе, могут быть выработаны шаги по разрешению затянувшегося на два десятилетия конфликта.
Обсудить

Другие материалы рубрики