Валентин Разумовский:"Воронин сегодня обещает всем и вся. Все, что угодно"

Да, конечно, президент Воронин вполне может сойти сегодня за "российского сукиного сына", да вполне возможно, что российские переговорщики и политические деятели верят в сегодняшнюю его искренность и намерение выстраивать с Россией стратегические отношения...

Состояние молдо-приднестровского урегулирования в контексте последних событий и тенденций комментирует приднестровский политолог Валентин Разумовский.

Молдо-приднестровский этно-политический конфликт в последние несколько месяцев преподносится отдельными российскими и международными политическими персоналиями, экспертами и средствами массовой информации как единственный конфликт на постсоветском пространстве, который имеет положительную динамику в сторону скорейшего решения на компромиссной, взаимоуступчивой основе, и чья методика, не противоречащая нормам и принципам международного права, должна быть положена в основу решения все других подобных конфликтов. При этом, целенаправленно создается специфическая информационная атмосфера, призванная убедить как российское, так и международное общественное мнение в том, что это действительно так, молдо-приднестровские переговоры возобновились и успешно продвигаются к своему логическому завершению: примирению двух сторон - Молдовы и Приднестровья в рамках территориального и политического единства Республики Молдова. Именно таким навязанным знанием владеет большинство россиян. И когда начинаешь рассказывать им, что на самом деле происходит в молдо-приднестровском переговорном процессе, в ответ слышится - как же так, ведь средства массовой информации пишут, что переговорный процесс возобновился, работают рабочие группы по налаживанию мер доверия между сторонами и скоро население Приднестровья вновь заживет комфортно и вольготно вернувшись в лоно "матери-Молдовы", которая на вечные времена станет верным другом России.

Что же на самом деле происходит, так сказать, на приднестровском направлении? Почему так хорошо видимая изнутри Приднестровья реальная картина происходящего претерпевает серьезные метамарфозы в контексте внешнего употребления? Причина сего, прежде всего, лежит в перепетиях как мировой, так и российской внешней политики. Прошедшее после утверждения косовского прецедента время, подтвердило то, что раннее выступало лишь как тенденция - Мировое сообщество в лице США и ЕС ни при каких обстоятельствах не пойдет на уступки в вопросах касающихся их национальных интересов, а Россия не готова защищать свои национальные интересы, даже под угрозой потери своих геополитических плацдармов (Приднестровья). Можно долго размышлять по поводу того, как и почему Россия выбрала такой "неагрессивный", по нашему мнению, ущербный для себя внешнеполитический курс защиты своих стратегических союзников - Абхазии, Приднестровья и Южной Осетии. И почему, так решительно осуждающая двойные стандарты западной политики в контексте того же Косова, сама пошла по этому пути, заявив о разнонаправленности своих действий в отношении, с одной стороны - Приднестровья, а с другой стороны - Абхазии и Южной Осетии. Но, как говорится, что сделано, то сделано. Сейчас очень важно попытаться уберечь Россию от продолжающейся ошибки, продемонстрировать ей ждущие ее в перспективе ловушки, заставить осмыслить происходящее не исключительно с точки зрения экономических и материальных выгод, а в контексте категорий морали и общечеловеческих ценностей. Итак, что же мы сегодня имеем на политическом поле молдо-приднестровского урегулирования?

Есть очень громкие заявления политического руководства Молдовы о готовности активизировать переговорный процесс, компромиссно находить точки соприкосновения интересов, есть некие предложения к совместной работе... но когда убираются эти звучные и публичные слова, оказываются, что они совсем не подкреплены реальными делами. После, явно рекламной, встречи Воронина и Смирнова не последовало никакой предметной реализуемой конкретики. Оказалось, что Молдова не готова вести с Приднестровьем равноправные переговоры (на чем, по крайней мере публично, настаивает Россия), не готова учитывать его жизненные интересы. В итоге оказался все тот же осадок - автономный статус Приднестровья в составе унитарной Молдовы. Что это такое, совсем недавно продемонстрировала постизбирательная ситуация в Гагаузии, когда Кишинев, использовав административно-судебный ресурс, (в унитарном государстве судебная система строго подчинена центру) отменил результаты выборов в Народное Собрание Гагаузии. И, несмотря на горячие заявления российского депутата Островского о том, что Воронин готов строить отношения с Принестровьем на принципах федеративного государства, действительность в лице помощника молдавского президента Ткачука, жестко отвергла эти установления - Приднестровью Молдова может предложить только автономный статус в рамках принятого парламентом Молдовы специального закона. Слова молдавского президента как показывает реальная правда его властвования, так и остаются словами, опровергаются всей практикой его политического поведения. Достаточно вспомнить данное им в 2001 году, лично президенту Смирнову, обещание извинится перед приднестровским народом за военную агрессию 1992 года. С тех пор прошло уже 7 лет, но у него так и не оказалось политического мужества для исполнения этого общения - честного президентского слова. А извиняться было за что. Почему-то об этом предпочитают не вспоминать, но 15 лет назад , 28-29 июня 1993 года в Москве состоялся Международный общественный трибунал в составе авторитетных юристов, специалистов в области прав человека из различных стран мира которые вынесли свой вердикт организаторам и исполнителям чудовищного военного преступления на берегах Днестра. Все содеянное молдавскими волонтерами и полицейскими под руководством властей Молдовы было названо своим настоящим именем - международным преступлением, со всеми вытекающими последствиями.

Да, конечно, президент Воронин вполне может сойти сегодня за "российского сукиного сына", да вполне возможно, что российские переговорщики и политические деятели верят в сегодняшнюю его искренность и намерение выстраивать с Россией стратегические отношения. Однако для них было бы не лишним проследить весь политический жизненный путь молдавского президента, начиная с его успешной прагматической операции по смене фамилии, данной ему от рождения. Им бы открылась удивительная картина словесного обмана и политических подтасовок. Не случайно, народная мудрость гласит : единожды предавшему - веры нет. Воронин сегодня обещает всем и вся. Все, что угодно. Евросоюзу - соблюдение евростандартов и свой европейский выбор. США - верность и стратегическую дружбу. НАТО - сотрудничество по всем направлениям. России - стратегическое сотрудничество (но не просто так, а взамен за помощь в решении "приднестровской проблемы"). Уже одно это должно было бы насторожить российских политиков, поскольку центральная идея формулы молдовска-российской дружбы по воронински, это уничтожение Приднестровья как такового- как государства и как свободолюбивого народа. Решив эту проблему, все вернется на круги своя. Молдова, и это видимый и неизбежный процесс, все более и более будет "уходить" на Запад в Евросоюз, в НАТО. В стратегическое геополитическое пространство США. Если бы российские политические эксперты были бы более внимательны и менее ангажированы, все происходящее давно бы стало проблемой осмысления российского политического класса. Все попытки создания сегодня в Молдове неких общественных организаций и даже новых партий пророссийской ориентации, ничего, кроме потерянных материальных вложений не дадут. Молдавский политический класс в своей основе давно уже перекуплен и ориентирован на Запад. Те же силы, которые выступают сегодня за широчайшую интеграцию в Россию, не имеют ни социальной ни политической базы, Появление новых пророссийских политических сил, лишь приведет к распылению электоральных предпочтений граждан Молдовы и завершится скандальным поражением на предстоящих в 2009 году парламентских выборах. Очень хотелось бы, чтобы политические консультанты российской власти формулировали свое понимание "приднестровской ситуации" и разрабатывали прогнозные планы, не глядя из окон кабинетов российского посольства в Кишиневе, а изучая общественное мнение на улицах городов и сел как Молдовы, так и Приднестровья, и черпая информацию не только из официальных источников, но и из приватных бесед с политическими интеллектуалами. Это, с одной стороны. С другой стороны - некой лакмусовой бумажкой определения истинности молдо-российских отношений и состояния "приднестровской проблемы" является поведение западных официальных структур и акторов. Что то же, на наш взгляд, должно было бы привести в чувство реальности российский политический класс. На всех остальных политических направлениях (в вопросе ПРО, в грузино-абхазском противостоянии, в вопросе вступления в НАТО новых членов и пр.) наблюдается жесткое российско-западное противосоперничество и определенная конфронтация. И только в вопросе молдо-приднестровского урегулирования весь Запад (и США, и ЕС, и ОБСЕ, и НАТО) всецело поддерживает усилия Молдовы и ... России по обустройству молдо-приднестровского общежития. К чему бы это? Ведь США, и это мы видим во всем и всегда, придерживаются одной единственной линии поведения - то, что является вопросом национальных интересов США, не подлежит никакому обсуждению и корректировки. А это значит, что сегодяшнее,так называемое, молдо-приднестровское урегулирование находится в русле именно американских, а не российских интересов. Об этом свидетельствуют все последние заявления и действия в этом направлении западных официальных лиц и экспертов. Именно в этом русле следует рассматривать идею еврорегиона в составе Молдовы (Приднестровье как мини регион), Украины, Румынии, идею абсолютно прозападную и антироссийскую, как теорию и практику окончательного отрыва Молдовы, Украины и Приднестровья от России и включения их в западное политическое и экономическое цивилизационное пространства. И совсем не случайно в последние несколько недель к данному процессу очень активно начала подключаться Украина, с реанимированием своего плана (Ющенко) молдо-приднестровского урегулирования. Плана, надо сказать, во многом сырого, деструктивного для Приднестровья, правда с отдельными положительными моментами. Все это очень напоминает демонстрацию новой политической технологии "завоевывания" Приднестровья Западом. А как же само Приднестровье? На общенародном уровне, уровне общественного сознания идея автономизации Приднестровья в составе Молдовы не имеет никаких шансов быть востребованной. В недрах общественного мнения приднестровцев зреет явный протест и возмущение (как считают простые приднестровцы) "сдачей" Приднестровья со стороны России после 18 лет независимого существования, государства, которое не имея общей границы с Россией, сумело доказать свою жизнеспособность и волю к утверждению своей государственности. В этих условиях западные организации и политики все активнее стали вести своеобразную обработку приднестровской политической и интеллектуальной элиты, стремясь заинтересовать ее перспективами и преференциями в случае выстраивания западного вектора сотрудничества. Приведет ли данная тактика к желаемым для Запада результатам, пока сказать сложно. Однако следует иметь в виду одно очень существенное обстоятельство. Находясь между Молдовой и Украиной, как в бутерброде, Приднестровье очень зависимо от внешних воздействий и влияний. И если ослабевает один - главный канал поддержки жизнеспособности государства, неминуемо ему на место приходит другой канал влияния. Все дело в том , кто и что предложит. Как бы это не звучало цинично, но именно в такой стратегии-тактики, хоть какая-то гарантия выживания Приднестровья.

И еще одно соображение - политические реалии, как правило, имеют свои аналоги в обычной жизни людей. В нашем случае, взаимоотношения Молдовы и Приднестровья можно продемонстрировать на одном характерном примере. Люди разводятся, когда, во-первых, не любят друг друга, и, во-вторых, когда не сошлись характером. Развод Молдовы и Приднестровья - это развод в силу несовпадения характеров. Казалось бы, что за причина? Однако, это самая чувствительная и нерешаемая проблема. Люди, живущие вместе оказались чужими. У них разные интересы, разное видение жизни, разные влечения - все разное. Жить вместе и делать вид, что все хорошо уже просто невозможно. Это мучительно больно и оскорбительно терпеть. Единственный выход - развод. И вот спустя 18 лет, как в советские времена некий профком или партком, пытается насильно заставить их опять соединиться (мол, одна из сторон страстно этого желает). Как с моральной точки зрения все это будет называться?

www.pmr21.info
Обсудить