Гагауз Ери - кризис только начинается?

Кризис в Гагаузии можно преодолеть только при помощи радикальных мер, шоковой терапии - в сложившейся ситуации полумеры недопустимы! Тем более что сегодня никто не сможет с уверенностью сказать, кто окажется фаворитом на вероятных досрочных выборах.

Сегодня никто не сможет с уверенностью сказать, завершился ли кризис в Народном Собрании (НС) Гагаузии или же он только начинается. Очевидно одно: то, что происходит сейчас, нельзя считать даже началом нормализации положения, а относительная победа антикоммунистических сил в НС - на самом деле, пиррова победа, которая в любой момент может обернуться поражением.

Нетрудно понять, почему после выборов в гагаузской автономии между двумя основными лагерями (коммунистов и сочувствующих им из числа независимых депутатов и сторонников действующего башкана, Михаила Формузала, объединившихся вокруг движения "Единая Гагаузия") развернулась ожесточенная борьба. Ставка была сделана на то же, что и в Кишиневском муниципальном совете - коммунистам нужно было большинство в НС, чтобы блокировать работу башкана, создавать постоянную напряженность и, в конце концов, подорвать его авторитет; сторонникам же башкана, напротив, было необходимо обеспечить поддержку НС в целях наиболее эффективного правления и укрепления своих позиций в регионе, чтобы со временем полностью вывести его из-под традиционной власти коммунистов. Какое-то время равновесие между двумя группировками обеспечивали сторонники мэра Комрата, Николая Дудогло. Однако после того как его попытка сыграть на интересах двух лагерей и заработать себе как можно больше политических дивидендов потерпела крах члены этой группировки ушли на второй план, предпочитая оставить на переднем плане представителей двух основных лагерей. Вероятно, именно нарушение этого хрупкого равновесия и положило начало всем бедам в НС. В определенной мере, единственным разумным решением в сложившейся после выборов ситуации было выбрать на должность председателя НС Николая Дудогло. Это не устроило бы никого полностью, но обеспечило бы взаимный контроль сил в законодательном органе Комрата, поддержание равновесия и попеременное колебание интересов то в одну, то в другую сторону. Таким образом, у каждого из лагерей было бы достаточно рычагов для продвижения своих интересов, хотя следует признать, что эффективность работы законодательного органа Комрата оставил бы желать лучшего.

Отданное на откуп крайним силам равновесие в НС привело к поляризации законодательного органа Комрата. Сегодня большинство в НС даже более уязвимо, чем то, что сформировалось в Кишиневском муниципальном совете после местных выборов в 2007 году. И если уж оно не смогло устоять в столице, нет никакой уверенности в том, что устоит в Комрате. Башкан Михаил Формузал пытается быть оптимистом и заявляет, что если кишиневские власти не будут вмешиваться и оказывать давление на людей и события в Гагаузии, ситуация придет в норму и все депутаты НС будут работать добросовестно. В определенной мере башкан прав - на самом деле, если бы не давление со стороны центра, гагаузы рано или поздно выдвинули бы на передний план интересы региона (имеющего все же свою специфику). Но только наивный может поверить, что правящая партия сдастся так легко. Коммунисты не уступили в Кишиневе, где никогда не пользовались большим расположением избирателей, так почему же они должны уступить в регионе, который традиционно считался "красным"?

Михаил Формузал и его сторонники, хоть и пытаются казаться оптимистами, понимают, что решение, найденное ими для преодоления кризиса в НС, еще больше разозлило коммунистов, и их реакция не заставит себя ждать. Интерес коммунистов к региону довольно велик. Доказательством служит и то, что кишиневские чиновники высшего ранга поспешили поздравить Демьяна Карасени (депутата НС от ПКРМ) с избранием на должность председателя НС, хотя им было отлично известно, насколько неопределенной является сложившаяся ситуация. Впрочем, если бы чиновники высшего ранга и поддерживающие их СМИ не вмешивались в происходящее в НС Гагауз Ери, события разворачивались бы, скорее всего, по другому сценарию. Можно предположить, что именно настойчивое стремление коммунистов объявить о преодолении кризиса в НС заставило их противников принимать некоторые скорые, а где-то даже и поспешные решения. Первым подобным решением стало привлечение "золотого голоса" из лагеря коммунистов (Ильи Хиоарэ, который за свой голос в поддержку кандидатуры Сергея Чернева на пост председателя НС получил должность председателя комиссии). Вторым - само избрание нового председателя минимальным простым большинством (18 из 35 депутатов). Третьим - избрание заместителей председателя и председателей комиссий НС. Цель всех этих решений была одна - пойти как можно дальше, выбивая карты из рук коммунистов с тем, чтобы ограничить возможное пространство для маневра с их стороны.

В определенной мере, эти решения и действия можно было бы расценить как жест отчаяния, продиктованный обстоятельствами. Вот почему те, кто, казалось бы, взяли в свои руки контроль над НС и заявляют о преодолении кризиса, не кажутся слишком радостными, а иногда даже складывается впечатление, что они чего-то боятся. Показательно в этом смысле и заявление башкана Михаила Формузала, который не исключил вероятность того, что 18 депутатов нового большинства могут принять решение о самороспуске НС, если остальные 17 депутатов будут бойкотировать его работу. Почему же, если новая коалиция считает себя победившей, витает идея о том, что она может так легко отказаться от контроля над НС, который достался ей так тяжело? Единственное объяснение - это самое большинство и башкан ожидают беспрецедентного давления со стороны центра и коммунистов в регионе, начала нового кризиса, который может привести к более тяжелым последствиям, чем тот, который, казалось бы, только завершился.

В условиях, когда внутреннее законодательство Гагауз Ери весьма туманно и почти не оставляет места для маневров в преодолении подобных ситуаций (например, четко предусматривается, что НС может быть распущено только в случае невозможности принятия бюджета региона или объявления вотума недоверия исполнительному органу), самороспуск мог бы стать разумным решением. Даже несмотря на новые трудности в связи с финансированием избирательной кампании и даже рискуя вновь нарушить стабильность в регионе. Кризис в Гагаузии можно преодолеть только при помощи радикальных мер, шоковой терапии - в сложившейся ситуации полумеры недопустимы! Тем более что сегодня никто не сможет с уверенностью сказать, кто окажется фаворитом на вероятных досрочных выборах.

Что же касается возможного повторения ситуации, то есть прихода в законодательный орган Комрата тех же сил и в том же соотношении, то это практически исключено. Гагаузские избиратели гораздо лучше организованы по сравнению с остальной частью страны и достаточно зрелы, чтобы сделать определенные выводы из того, как вели себя в последние месяцы те, кому совсем недавно они выразили свое доверие. Доказательство тому - выборы последних лет, прошедшие на территории гагаузской автономии.
Игорь Вольницкий
azi.md
Обсудить

Другие материалы рубрики