Виталий Андриевский: «Победа патриотов в Гагаузии – это первый гвоздь в гроб режима Воронина-Ткачука»

Да, этим людям потребуется личное мужество. Но не для того, чтобы бросить вызов Воронину и Ткачуку. Никакого особого мужества для того, чтобы пихнуть трухлявый пень, не нужно. Мужество и упорство будут им нужны для того, чтобы собрать команду единомышленников, предложить путь модернизации страны и взять на себя ответственность за будущее Молдавии.

Последний «Час президента» на молдавском национальном ТВ высветил проблему, о которой давно уже говорят в политологическом сообществе страны: оказывается, Владимира Воронина реально беспокоит угроза получения возглавляемой им правящей ПКРМ по итогам парламентских выборов в 2009 году меньшинства в новом составе высшего законодательного собрания страны.

Об этом вполне убедительно свидетельствует, например, весьма недвусмысленное заявление Воронина о том, что он, дескать, не потерпит, чтобы кто-либо «со стороны» покусился на левоцентристский фланг «традиционного электората ПКРМ», на который, судя по итогам прежних парламентских выборов, приходиться около половины всех избирателей Молдавии.

Да и тот факт, что Воронин впервые публично заговорил о том, что ни в коем случае не допустит, чтобы его партия оказалась в меньшинстве по итогам парламентских выборов в следующем году, также говорит о том, что такая угроза реально существует и он поэтому вынужден сегодня с ней считаться.

Что же или кто так насторожили и даже испугали лидера правящей ПКРМ, президента Молдавии Владимира Воронина, до последнего времени не допускавшего даже мысли о том, что кто-то из нынешних оппонентов возглавляемой им партии может поставить под сомнение её дальнейшее пребывание во власти? Откуда же им грозит опасность? Реальна ли она?

Анализ политической ситуации в Молдавии показывает, что она вряд ли может грозить тандему Воронина-Ткачука с правого фланга. Известно ведь, что режиму Воронина –Ткачука сугубо «по барабану» практически всё, что говорят и делают сегодня либерал Дорин Киртоакэ вместе со своим политически неадекватным дядей Михаем Гимпу. Правящий тандем считает ниже своего достоинства, реагировать также на заявления «либерального демократа» Владимира Филата и даже активизировавшегося в последнее время «восточно-европейского тигра» Серафима Урекяна.

Первые двое, как известно, занимают ярко выраженную правоцентристскую позицию, а что касается Альянса «Наша Молдова» Серафима Урекяна, то, судя по высказываниям второго лица в этой партии - Вячеслава Унтилэ и некоторых других однопартийцев, они также покинули центр и начали ускоренный дрейф на правый фланг.

Возможно, что это самая большая политическая ошибка Серафима Урекяна за всё время его пребывания в «большой политике», потому что этот курс предельно сузил электоральное поле возглавляемой им партии, внёс - где скрытый, а где и явный - раскол как в среду однопартийцев, так и в ряды сторонников АМН. Трудно, практически невозможно представить себе, как и за что будут теперь вместе агитировать избирателей ярый «пронатовец» Вячеслав Унтилэ и умеренный «антинатовец», сторонник нейтрального статуса Молдавии Ион Гуцу.

Пока не до конца ясно, сделали ли этот шаг Серафим Урекян и его соратники только по наивности, или же их к этому подтолкнули вездесущие коммунистические «антропологи». Впрочем, это уже не суть важно. Что случилось, то случилось. Важно нечто совсем другое, а именно: теперь все наши молдавские правоцентристы столпились на сравнительно небольшой электоральной площадке, где, помимо них, в страшной тесноте, не имея возможности для свободного маневра, ожесточённо толкая друг друга локтями и наступая на пятки, топчутся также ХДНП Юрия Рошки и Национально-либеральная партию Виталии Павличенко.

Ситуация такова, что, независимо от того, что они сегодня говорят другим и друг другу о якобы объединяющих их «чувстве солидарности» и «понимании единства целей и задач», сама логика политической борьбы и инстинкт самосохранения заставят их перед выборами начать борьбу друг с другом за «место под солнцем», то есть за места в парламенте. Тут весь вопрос сегодня лишь в том, у кого первого не выдержат нервы, кто, на радость тандема Воронина-Ткачука, начнёт поливать друг друга помоями. Ничего удивительного в этом, однако, не будет, так как всё это уже было в политической истории Молдавии не раз и не два, а потому нет оснований и сегодня надеяться на то, что всё это больше не повторится. Вполне понятно, что правый фланг в его нынешнем «раздерганном» состоянии сколько-нибудь серьёзной угрозы Воронину и его ПКРМ не представляет.

Так, может быть, опасность для своего режима Воронин увидел на фланге, который у нас принято считать «левоцентристским»? Известные факты свидетельствуют о том, что до недавнего времени опасность для власти ПКРМ на этом фланге, действительно, существовала, а потому вовсе не случайно, что именно по нему тандем Воронина-Ткачука планомерно наносит удар за ударом.

Первый прицельный удар был нанес по новой партии «Патрия Молдова», которую возглавил Андрей Цэрнэ. Сложно судить о реальном политическом потенциале этого человека, давно уже не живущего в родной ему Молдавии, так как о нем известно лишь то, что он сумел организовать довольно удачный бизнес в Москве и создать общественное объединение гастарбайтеров «Патрия Молдова», а также всегда позиционировал себя как непримиримый оппонент режима Воронина-Ткачука.

Наученный печальным опытом Валерия Пасата, наивно поверившего в «торжество демократии» в нашей стране и в итоге оказавшегося на нарах в тюремном застенке правящего режима, Андрей Цэрнэ не решился приехать в Молдавию, чтобы лично заняться делами своей партии. Это важнейшее дело он по неизвестным нам причинам доверил Георгию Симе. Может быть, причиной тому послужил тот факт, что сама новая партия создавалась на осколках бывшего «Союза труда», который возглавлял в свое время Сима.

Партия «Патрия Молдова» на первых порах начала довольно успешно раскручиваться. Возникла реальная возможность того, что на её базе объединятся другие небольшие левые и центристские партии, которые находятся в оппозиции к нынешнему режиму. Но опасность такого неблагоприятного для ПКРМ варианта развития событий была вовремя распознана и умело упреждена тандемом Воронина-Ткачука.

Вначале возникли явно искусственно созданные трудности с регистрацией новой партии. Затем «неожиданно» Георгий Сима созвал пресс-конференцию, на которой заявил, что Андрей Цэрнэ «исключён из партии», не уточняя при этом, кем, когда и по какой причине. Стоит отметить, что сам Андрей Цэрне узнал о своём «исключении» из созданной им же партии… последним(!?).

Нет смысла обсуждать сейчас чисто юридические аспекты всех этих действий, а также формальные поводы, которые использовал Георгий Сима, вбивая кол в могилу едва родившейся на свет новой партии. Достаточно простой констатации того очевидного факта, что обещавший стать «прорывным» политический проект был с треском провален и похоронен.

Несмотря на мое личное, изначально довольно скептическое, отношение к этому проекту, должен объективно отметить, что при соответствующем развитии событий у новой партии был вполне реальный шанс на прохождение в парламент по итогам выборов в 2009 году.

Возникает естественный вопрос: А кто же всё-таки развалил этот проект? Уверен, что отнюдь не Георгий Сима. Он был всего лишь своего рода «инструментом», который другие «заинтересованные лица» вполне успешно использовали для решения этой проблемы. Думаю, вовсе нетрудно догадаться, кто персонально направлял этот «инструмент».

После этой успешно проведённой операции по ликвидации команды Цэрнэ, у коммунистов оставалось только два более-менее серьёзных оппонента – Демократическая партия Дмитрия Дьякова и Социал-демократы Дмитрия Брагиша.

Дмитрий Дьяков – это вообще феномен в политической жизни Молдавии, имя которого давно стало синонимом предательства. «Кинув» всех своих прежних политических партнеров, Дьяков, тем не менее, каким-то чудом продолжает сохраняться на политической сцене страны. Одни, «свои», считают, что это происходит потому, что он «умеет делиться» со своей командой. С другими, «чужими», он мог делать что угодно, но тех, кто пошел за ним, поверил лично ему, он никогда не предавал. Что же, в мировой литературе такие типажи встречаются. Это так называемые «благородные проститутки», некоторые из которых, несмотря на свою сомнительную репутацию, даже удостаивались чести быть принятыми в «высшем обществе».

Играет ли на сей раз Дмитрий Дьяков, всем своим видом усиленно демонстрирующий «оскорбленную невинность», по своему собственному сценарию, или же лишь прилежно выполняет очередное задание тандема Воронина-Ткачука, сказать пока ещё трудно. Возможно, он сам еще сегодня не до конца знает, как поступит завтра. В чём нет сомнений, так это лишь в том, что, в любом случае, его поступок всегда будет определяться исключительно соображениями личной выгоды. Будет ему выгодно – он «кинет» Воронина. Ляжет карта иначе - пойдет на поклон к Воронину и будет сотрудничать с ним, «убедительно» доказывая общественности, что это был «единственно возможный вариант» в данных обстоятельствах.

Кстати, стоит обратить внимание еще на один немаловажный момент: «поглотив» Олега Серебряна и взяв в свою партию Оазу Нантоя, Дьяков, фактически, настолько нейтрализовал этих правых радикалов, что не позволил им увести свою партию слишком вправо.

Сегодня перед Дьяковым стоит «задача задач» – обольстить и затем «проглотить» всё ещё «гуляющую сама по себе» по левоцентристскому флангу Социал-демократическую партию Дмитрия Брагиша. То, что Дьяков поставил перед собой и пытается решить эту задачу, сомнений не вызывает. Вопрос в другом: кто за ним стоит? В чьих интересах он сегодня «хлопочет»?

Если вдохновителями и спонсорами этой политической игры являются коммунисты, то в результате слияния ДПМ и СДП из большой политики будет окончательно выбит Дмитрий Брагиш. Если же Дьяков играет по сценариям западников, и решил окончательно «кинуть» коммунистов, то в проигрыше окажется, прежде всего, Эдуард Мушук. Время, конечно, покажет, какая версия окажется верной.

Социал-демократы оказались сегодня в сложнейшей ситуации. До знаменитой встречи Эдуарда Мушука с Владимиром Ворониным у Дмитрия Брагиша лично и у его партии было много потенциальных плюсов:
Во-первых, хорошее политическое имя и солидная репутация, так как Брагиш и его партия никогда не предавали своих политических партнеров.
Во-вторых, после местных выборов часть избирателей стали рассматривать социал-демократов как вполне реальную альтернативу опостылевшим им коммунистам.
В-третьих, на широкой левоцентристской электоральной поляне, раскрутив себя как единственную альтернативу ПКРМ из числа государственников и активных сторонников нейтралитета Молдавии, к тому же настроенных на сотрудничество с Россией, СДП могла реально и небезуспешно побороться с коммунистами за голоса избирателей.

Но, в один, наверное, не самый прекрасный для социал-демократов, день все эти их преимущества исчезли, испарились, превратились в прах. Теперь значительная часть молдавской общественности с настороженностью и подозрением поглядывает на СДП, рассматривая эту партию в качестве «сателлита Партии коммунистов». Естественно, со всеми вытекающими отсюда негативными для неё электоральными последствиями.

Вот такая безрадостная картина наблюдается сегодня в стане молдавской оппозиции – право – и левоцентристской - в ситуации, когда до новых парламентских выборов остаются считанные месяцы. Ясно одно: дееспособной политической команды, способной не только бросить вызов команде Воронина-Ткачука, но и побороться с ней на равных на этих выборах, в стане оппозиции сегодня не существует. Пока не существует. Но это не значит, что она не может появиться.

Что касается собственно «команды ПКРМ», то многие, смотревшие «Час президента» на молдавском национальном ТВ, наверняка запомнили нервические пассажи Воронина о ней, в том числе и его запальчивые утверждения о том, что экс-премьер министр Василий Тарлев также в неё входит.

Не знаю, считает ли сам Василий Тарлев себя членом команды Воронина-Ткачука. Это, в принципе, сугубо его личное дело. Но тот факт, что он так и не вступил в Партию коммунистов, тоже кое о чём говорит. В первую очередь, о том, что в идейно-политическом плане Воронину и Ткачуку сломить Тарлева не удалось.

Но, повторяю, сегодня не столь уж важно, ощущает себя Тарлев самостоятельной политической личностью или же является всего лишь неким «придатком» к команде Воронина. Куда важнее другое, а именно: это расхожий миф о наличии у Воронина «мощной и сплоченной команды», который он стал в последнее время усиленно распространять. Миф этот, без сомнения, должен испугать оппонентов, убедить их в том, что эта «единая и дружная команда», подобно паровому катку, сомнёт и втопчет в землю любого, кто встанет у неё на пути.

Но взглянем правде в глаза. За исключением политического партнера (старшего или младшего?) Марка Ткачука и, возможно, ещё двух-трёх очень близких к «Семье» бизнесменов, никакой команды у Воронина сегодня больше нет. Кроме того, есть серьёзные сомнения в том, что даже эти люди по настоящему уважают Воронина. Скорее всего, он им пока ещё просто нужен для того, чтобы самим остаться на плаву.

Все остальные, причисляемые Ворониным к «стойким оловянным солдатикам своей команды» – Зинаида Гречаная, Мариан Лупу, Игорь Додон, Ион Морей и прочие - это всего лишь его «обслуга». Эти люди служат ему лишь до того момента, пока, в силу каких-либо причин, они ему нужны. И если Василий Тарлев действительно добровольно покинул этот «клуб оловянных солдатиков» (во всяком случае, такова официальная версия его ухода с поста премьер-министра, озвученная президентом), то честь ему за это и хвала.

Некоторые люди в Молдавии всё ещё полагают, что режим Воронина -Ткачука чувствует себя сегодня достаточно комфортно. Во всяком случае, сам Воронин именно это усиленно демонстрирует публично. Делает он это для того, чтобы всё молдавское общество поверило, что его власть несокрушима, что это всё надолго, если не навсегда.

Но это, к счастью, не так. То, что происходит сейчас в Гагаузии, убедительно доказывает, что с режимом Воронина-Ткачука можно не только бороться, но его можно и побеждать. Вначале это доказал на личном примере Михаил Формузал, красиво обойдя и победив на выборах башкана ставленника коммунистов Георгия Табунщика. Сегодня это доказывают народные депутаты, выигравшие выборы у коммунистов и сформировавшие большинство в Народном Собрании Гагаузии. Победа патриотов в Гагаузии – это первый гвоздь в гроб режима Воронина-Ткачука. Есть основания полагать, что дело гагаузов, начавших реальный процесс освобождения страны от режима Воронина-Ткачука, будет продолжено по всей Молдавии. Важно отметить, что этот процесс носит сугубо демократический характер, а его участники действуют в строгом соответствии с требованиями законов.


В связи с этим в обществе появилась и крепнет уверенность в том, что те политики, общественные деятели и люди бизнеса, у которых есть известность и авторитет, поймут, что на них лежит ответственность за будущее Молдавии. Дальнейшее пассивное созерцание происходящего и кулуарные протесты смерти подобны. Пора, наконец, браться за дело практического преобразования власти в интересах страны и всего народа.

Да, этим людям потребуется личное мужество. Но не для того, чтобы бросить вызов Воронину и Ткачуку. Никакого особого мужества для того, чтобы пихнуть трухлявый пень, не нужно. Мужество и упорство будут им нужны для того, чтобы собрать команду единомышленников, предложить путь модернизации страны и взять на себя ответственность за будущее Молдавии.
Обсудить