Дмитрий Соин: скороспелые миротворческие инициативы бесполезны и опасны

Не надо устраивать спешки и ажиотажа. Это только повредит делу. Ставку следует сделать на укрепление мер доверия в таких областях как экономика, транспорт, безопасность граждан и право, культура, образование, спорт. И не только. Мерами доверия должны быть охвачены все сферы жизнедеятельности молдавского и приднестровского общества

Интервью корреспондента ИА «Лента ПМР» с идеологом ММК-НДП «ПРОРЫВ!», кандидатом социологических наук Дмитрием Соиным.

- Дмитрий, как Вы оцениваете состояние и перспективы переговорного процесса между Молдовой и Приднестровьем?

- Они очень туманны, что, в первую очередь, связано с полярными стартовыми позициями сторон. Кишинев предлагает Тирасполю явно неприемлемые идеи автономизации Приднестровья. Речь идет о формально республиканском статусе, но уровня соответствующего тому, что мы видим в Гагаузии. То есть, Приднестровье сохранит за собой право иметь свои герб, гимн, парламент, региональную исполнительную власть, но при этом, утратив суверенитет, перейдет под фактический контроль Кишинева. Мы видим к чему это периодически приводит в Гагаузии, когда центральные власти Молдовы грубо вмешиваются в формирование органов власти автономии и манипулируют гражданским обществом Гагауз-Ери. Возможно, автономия для Приднестровья была хороша в 1990 году когда конфликт только начинался, возможно предоставление этого статуса до войны 1992г. предотвратило бы развал бывшей МССР. Но два раза в одну реку не войти, не стереть из памяти народной, войну, блокады и прочие трагические моменты молдо-приднестровских отношений. Поэтому требуется иной подход. По моему мнению, он должен в первую очередь учитывать интересы ПМР, как стороны наиболее пострадавшей от конфликта.
С другой стороны, Приднестровье предлагает Молдове подписать межгосударственный договор о дружбе и сотрудничестве двух суверенных государств. Естественно, что Кишиневом эта позиция никак не воспринимается. Даже «республиканские» предложения Василия Шовы, суть которых мы обсудили выше, вызвали яростную критику национал-либеральных партий Молдовы. Министра реинтеграции тут же обвинили в предательстве государственных интересов. И это при том, что Василий Шова на самом деле не озвучил никаких сенсационных и революционных предложений. Он просто повторил ранее неоднократно предлагавшееся Кишиневом, просто назвал Приднестровье республикой. Игра слов, но определенная реакция налицо.
Не секрет, что и в самой ПКРМ доминируют силы, которые ориентированы не на достижение компромисса с Тирасполем, а скорее на поглощение Приднестровья. Понятно, что Василий Шова вбросил в информационное поле региона тезисы, которые должны были оживить дискуссию вокруг проблемы молдо-приднестровского урегулирования.
Но дискуссии, как таковой, не получилось. Шова оказался под перекрестным огнем критики, как из Приднестровья, так и из Молдовы. Сейчас он, по всей видимости, залечивает полученные моральные раны и подпитывается новыми эпатажными идеями.
В чем-то Василий Шова играет роль молдавского декабриста. Периодически, что то выкрикивая он выходит на площадь Штефана чел Маре, где его расстреливают холостыми пропагандистскими патронами. День «молдавского сурка» повторяется регулярно, но пользы от него очень мало.

- Дмитрий, что, на Ваш взгляд, могло бы дать реальный толчок урегулированию молдо-приднестровских отношений?

- Думаю, надо признать очевидное – Приднестровье это пусть и непризнанное, но полноценное государство. Оно должно быть по настоящему равноправной стороной переговорного процесса. Кишиневу следует отказаться от имиджа «большого брата» или «сердитого, но справедливого отца», который возвращает блудного приднестровского сына домой.
И РМ, и ПМР это результат распада Советского Союза и поэтому обе части бывшей МССР должны иметь равные права. Следует также перестать концентрироваться на конечном результате урегулирования и сделать ставку на обеспечение самого переговорного процесса. Автономия, федерация, конфедерация – это всего лишь игра слов. А вот конкретный уровень жизни населения, экономика, культура, демократия – это настоящие ценности и факторы, касающиеся каждого жителя РМ и ПМР. Об этом и надо говорить и решать, как обеспечить их рост.
Сегодня мы пугаем друг друга взаимоисключающими предложениями по разрешению конфликта и статусу сторон. Но где же конкретные меры доверия? Почему до сих пор не разрешены, казалось, элементарные вопросы по оптимизации работы транспортной системы, экономических субъектов. Есть целый блок правовых вопросов, который можно было бы решить уже сегодня, но они также не решаются. Молдова, как признанное государство, должна проявлять гораздо большую и гибкую активность в снятии всех видов напряжений, которые существуют между Кишиневом и Тирасполем. Но мы пока этого не видим. А тем временем и в Молдове, и в Приднестровье продолжается рост цен и падение уровня жизни населения. Люди покидают свои семьи, уезжая на заработки заграницу. Там они находят свою новую родину, забирают домочадцев и навсегда покидают родные края. И в Молдове, и в Приднестровье уже есть опустевшие деревни и поселки, где живут одни старики. Печально, но появились села-призраки, где жителей нет вовсе.
В советские времена МССР была одной из самых густонаселенных республик. Не хотелось бы, чтобы спустя всего лишь несколько десятилетий после развала Союза, мы увидели здесь пустынную, оставленную людьми местность.

- Неужели так трудно найти формулу решения конфликта? Ведь еще недавно и Приднестровье, и Молдова были частями одной Советской Молдавии. Проживающие в Бессарабии и Левобережье люди также мало чем отличаются друг от друга по этнической, культурной и религиозной составляющим. Что же все-таки не позволяет решить конфликт в короткие сроки?

- В 1949 году в результате гражданской войны от Китая отделился остров Тайвань. Без малого 60 лет это островное государство живет отдельно от Китая и Пекин никак не может добиться его возвращения под свой контроль. При этом Тайвань также заселен китайцами, которые ни по языку, ни по культуре не отличаются от своих континентальных собратьев. К числу больших успехов в сближении островного и континентального Китая сегодня относят возобновление полетов гражданской авиации. Заметьте, что это за шестьдесят лет неурегулированного конфликта. Поэтому аргументы в стиле, что мы здесь все похожи друг на друга и поэтому без проблем объединимся, не несут в себе никакой реальной смысловой нагрузки.
Да, мы мало, чем отличаемся друг от друга по культуре и языку, но уже 18 лет живем в разных конфликтующих друг с другом государствах. Мы пережили войну и многочисленные блокады. И в Молдове, и в Приднестровье появилось целое поколение молодых людей, которые не помнят Советский Союз и МССР. С молоком матерей они впитали такие понятия, как я гражданин Приднестровья или я гражданин Молдовы. Сформировались свои политические и экономические элиты. Причем жестко конкурирующие и конфликтующие все восемнадцать лет. Да и сами государства приобрели законченные формы и сегодня убедить одну из сторон в том, что именно она должна расстаться со своей государственностью, крайне трудно. Я уже не говорю о геополитическом аспекте конфликта. Приднестровье традиционно ориентируется на Россию и судя по всему никогда не поменяет своего геополитического вектора. Он закреплен результатами референдума 17 сентября 2006 года. В свою очередь Молдова, несмотря на пророссийскую риторику последнего времени все же имеет очевидную проевропейскую и прорумынскую ориентацию. Да молдавские коммунисты поняли, что на Западе их никто не ждет и активно торят дороги на Москву. Возможно, они действительно последняя крупная политическая сила в РМ стремящаяся к диалогу с Москвой. Но мы помним меморандум Козака. Тогда у власти были все те же коммунисты. Если они действительно учли свои прошлые ошибки и больше не предадут отношений с Россией, то давайте ответим на вопрос, какой будет судьба этой партии после мартовских выборов. Анализ итогов выборов кишиневского градоначальника, муниципальных выборов и голосования в Гагауз Ери показывает, что сегодня рейтинг ПКРМ не выше 38-42 процентов. Этого явно недостаточно, чтобы без коалиций сформировать парламентское большинство, избрать спикера, президента и решить вопрос по правительству. Если ПКРМ не наберет обороты и не получит большинства в парламенте Молдову ждет очередная бюрократическая революция. В парламенте, президентуре, правительстве появятся новые лица, которые по своему начнут говорить с Тирасполем. Возможно, это будут совершенно иные позиции, чем те что озвучивают коммунисты. Поэтому сегодня любые договоренности по молдо-приднестровскому конфликту не имеют реального фундамента.
Если коммунисты проиграют выборы, то любая новая власть их просто перечеркнет. Это в Европе договора не переписывают после каждых парламентских выборов. В Молдове же это проверенная временем практика. Так что перечисленные мною факторы и риски показывают, что надежды на мгновенное урегулирование конфликта это либо заблуждения, либо авантюра.
Поэтому пусть не обижаются Василий Шова и все прочие творцы скороспелых миротворческих инициатив, но они действительно по замаху и конечному результату похожи толи на декабристов, толи на социалистов-утопистов. Много слов и пафоса, но крайне мало конкретики. Реальных мер доверия так же нет. Поэтому все буксует, а как показывает мировой опыт, чем продолжительнее стороны находятся в стадии конфликта, тем труднее их примерить. А скороспелые не подкрепленные мерами доверия и обоюдным повышением благосостояния народа миротворческие инициативы не просто бесполезны, но и опасны. Могу и пример привести. Сегодня самым активным «миротворцем» на Кавказе выступает президент Грузии Саакашвили. И результат его миротворчества налицо - боевые действия на юго-осетинском и абхазском направлении. Гибель людей и разрушения. Саакашвили сам привязал себя к озвученным им же срокам поглощения Абхазии и Южной Осетии и сегодня бьется в милитаристическом припадке пытаясь выполнить обещанное. Думаю, мы все же сможем избежать таких сценариев.

-И все таки, Дмитрий, что может лечь в основу стратегии урегулирования молдо-приднестровского конфликта?

Как я уже сказал не надо устраивать спешки и ажиотажа. Это только повредит делу. Ставку следует сделать на укрепление мер доверия в таких областях как экономика, транспорт, безопасность граждан и право, культура, образование, спорт. И не только. Мерами доверия должны быть охвачены все сферы жизнедеятельности молдавского и приднестровского общества. Стратегия блокад и запретов со стороны Молдовы потерпела фиаско и поэтому сегодня следует отменить все запретительные и ограничительные акты в отношении наших предприятий. Вплоть до предоставления Приднестровью статуса международной свободной экономической зоны. Надо, несмотря на взаимные претензии и споры без предварительных явно невыполнимых условий запустить работу железной дороги и начать с дизеля на Одессу. Молдова должна признать наши образовательные аттестаты, дипломы и вообще все документы ПМР. В совокупности такие шаги разрядят отношения между Кишиневом и Тирасполем. Формально это может быть проведено через экспертные группы и закреплено документально на уровне глав государств, гарантов и посредников.
Параллельно с этим должна быть выработана «дорожная карта» урегулирования молдо-приднестровского конфликта. Что она будет включать - решать конечно участникам формата пять плюс два. Но я бы предложил обязательно включить в процесс урегулирования референдумы, в ходе которых сами жители Молдовы и Приднестровья ответят на вопрос, каким они видят наше совместное будущее. Референдумов должно быть три. Два национальных референдума – один в РМ, второй в ПМР. Если и в Молдове и в Приднестровье граждане выскажутся за установление каких либо отношений более близких чем межгосударственные, то можно проводить общий референдум, в ходе которого и будет определена конечная формула сосуществования. Что это даст? Во первых, правящие элиты смогут «сверить часы» со своим народом. В Приднестровье это делается в отличии от Молдовы регулярно. И если потребуется для дела можно еще раз посоветоваться с народом. В Молдове же это будет вообще первый опыт политического референдума о дальнейшем устройстве страны. Во вторых, решение принятое на основе референдума будет иметь стратегическое значение и отменить его простым голосованием в парламенте гораздо труднее. Более того, законодательно можно закрепить, что принятые на референдуме решения о дальнейших взаимоотношениях Молдовы и Приднестровья могут быть отменены только на основе результатов другого референдума. В третьих, для международного сообщества, гарантов и посредников такой совет с народом будет лучшей демонстрацией демократичности процесса урегулирования. Естественно, что и Молдову и Приднестровье это ко многому обяжет. Например, референдумы следует провести под международным контролем обеспечив сторонникам всех вынесенных на обсуждение точек зрения равный доступ к СМИ и равные права на агитацию.
Подводя черту под своими размышлениями еще раз подчеркну, что только через конкретные меры доверия, повышение благосостояния населения, составление гибкой «дорожной карты» урегулирования конфликта и совет с народом можно найти окончательную формулу сосуществования Молдовы и Приднестровья
tiras.ru
Обсудить