Дмитрий Чубашенко: «Глава государства и его граждане живут в разных странах»

Третий президент Молдовы не только не был инструментом решения проблем страны, каковым и должен быть нормальный президент, напротив, он сам был частью этих проблем. Более того, он и есть главная проблема этого государства - неадекватный, обозленный и агрессивный лидер

Раскачивание вагона


Если послушать последние выступления Воронина, глупые молдаване
просто не понимают, насколько им повезло жить в стране, которой
руководит такой выдающийся лидер. По официальной версии, семь
лет его правления - это золотой век развития Молдовы, а если и
остались у нее кое-какие проблемы, например, приднестровская или
присоединение к Европейскому союзу, то и они вот-вот будут
решены.

Главная проблема, если послушать Воронина, заключается в том,
что его многие не понимают, но это вина не его, а тех, кто не
понимает. Не понимает внутренняя оппозиция - она "аморальная и
непатриотичная". Не понимают средства массовой информации - они
"дешевка". Не понимают европейские партнеры - их дезинформируют
"плохие" оппозиционеры и журналисты. На козни злопыхателей у
советников Воронина нашелся ответ: больше и "правильнее"
информировать общественность о курсе и достижениях действующей
власти. Для этого нужно составлять специальные "информационные
справки" контрпропагандистского толка по всем проблемам, по
которым кое-где у нас порой существует недопонимание. В переводе
на нормальный язык это означает, что власть собирается еще
больше врать.

Если же говорить серьезно, то реакция президента и его окружения
на происходящее свидетельствует о растерянности и беспомощности.

За семь с лишним лет пребывания у власти Воронин так и не решил
ни одной важной проблемы Молдовы. Он даже не сумел правильно
определить сами эти проблемы, разработать правильный план их
решения, подобрать правильную команду для реализации этого плана
и, наконец, правильно реализовать его.

Вместо осознания того, что Молдова как государство нуждается в
полном переформатировании и, фактически, создании заново,
Воронин ограничился косметической подкраской обветшавшего
фасада, доставшегося ему от предшественников. Вместо мудрой и
последовательной реализации комплекса мер по "перезагрузке" этой
страны он занимался, по большей части, пустой болтовней. Вместо
выполнения роли опытного машиниста он просто раскачивал вагон и
дул в пропагандистские свистки, в то время как сам вагон стоял
на месте в тупике.

Иначе и быть не могло, потому что сам третий президент Молдовы
не только не был инструментом решения проблем страны, каковым и
должен быть нормальный президент, напротив, он сам был частью
этих проблем. Более того, он и есть главная проблема этого
государства - неадекватный, обозленный и агрессивный лидер,
которого все больше загоняют в угол внутренние и внешние
обстоятельства и "враги", и который поэтому становится все более
опасен для общества.

Если послушать речи президента и посмотреть вокруг, то
складывается впечатление, что глава государства и его граждане
живут в разных странах. На бумаге - сплошные достижения:
либерализация экономики, рост ВВП, инвестиционный бум, прорыв за
прорывом в евроинтеграции - вот-вот будет подписано соглашении об
ассоциации с Евросоюзом, - решение, не сегодня-завтра,
приднестровского вопроса... Все это, как говорят в соседней
Украине - брэхня. Реальность совсем другая.

Ворономика


За годы своего правления Воронин так и не сумел избавить Молдову
от сомнительной славы самого бедного государства Европы. Тех
темпов развития, что были зафиксированы в эти годы, совершенно
недостаточно для того, чтобы сократить отставание от других
стран, которое только нарастало. Учитывая крайне низкий
стартовый уровень, Молдове нужны совершенно другие темпы роста
экономики и инвестиций - не на три-пять процентов в год, а в
разы. То, что имеет место в реальности - это никакой не рост, а
стагнация, особенно, если учесть, что официальная статистика
самым наглым образом занижает данные по инфляции.

В Молдове существует не более десятка серьезных предприятий,
которые производят что-то в более или менее существенных
объемах. В основном, это коммерция - торговля газом,
электроэнергией, - и телекоммуникационные услуги. Индустрия
ограничивается пищевой отраслью и стройматериалами. Один лишь
Молдавский металлургический завод в Приднестровье, при объеме
выпуска в миллион тонн проката в год при цене одной тонны,
достигающей 1000 долларов, перекрывает по объему выручки всю
промышленность Правобережья. (Не в этом ли кроется объяснение
столь настойчивого стремления кишиневских властей взять под свой
контроль приднестровский бизнес?).

Так называемая "либерализация экономики" была неприкрытой
финансовой аферой. Под эту "дудочку" были списаны миллиардные
долги, в основном, фирмам, связанным с нынешней властью, отмыты
миллионы "грязных" долларов, легализованы рейдерские захваты и
сомнительные сделки воронинских олигархов. Эффект от этой
"либерализации" совершенно несопоставим с потерями, которые
понес бюджет.

Основу экономики продолжает составлять экспорт самих молдаван,
присылающих домой все больше денег, на которых эта экономика и
держится. При этом в отношении гастарбайтеров и членов их семей
осуществляется неприкрытый грабеж. Обменный курс искусственно
опущен до менее 10 леев за один доллар, но цены в леях при этом
продолжают расти бешеными темпами. Это означает, что за ту
валюту, которую присылают на родину гастарбайтеры, их семьи
могут получить меньше леев, но при этом они вынуждены тратить
больше леев буквально на все товары и услуги. Фактически, в
Молдове введен налог на гастарбайтеров.

Притом, что цены растут галопирующими темпами, зарплаты и
пенсии заморожены и находятся на самом низком уровне по
сравнению со всеми соседними странами.

Сутью "ворономики" остается небывалое обогащение Семьи и узкой
прослойки связанных с нею олигархов на фоне продолжающегося
обнищания большей части населения и мучительных попыток малого и
среднего бизнеса удержаться на плаву.

3+2-2=0


Хотя Воронин обещал урегулировать приднестровский вопрос за два
года, он не сумел сделать этого и за семь лет, и уже совершенно
очевидно, что он вообще не сделает этого в период своего
президентства. В феврале он говорил, что вопрос решится к лету,
сейчас он утверждает, что все разрулится к концу года. И это
брэхня. Никакого приднестровского урегулирования при Воронине не
будет.

Посредники и наблюдатели, которые на этой неделе провели в
Молдове консультации в формате "3+2" (Россия, Украина, ОБСЕ плюс
ЕС и США минус Молдова и Приднестровье) имели весьма жалкий вид.
Приезжать сюда послам из Москвы, Вашингтона, Брюсселя и Вены, и
целому замминистра иностранных дел из Киева, чтобы поцеловать
замок на закрытой двери кабинета Смирнова и покататься на
пароходе по Днестру - это несерьезно. Ясно, что это была
последняя попытка гальванизировать переговорный процесс перед
летними политическими отпусками, после которых наступит
политическая осень, когда всем будет не до приднестровского
урегулирования.

О чем можно вести переговоры с кишиневской "хромой уткой"? Все
будут ждать установления в Молдове новой власти в результате
очередных парламентских выборов, а это означает, что в
переговорах по Приднестровью наступает пауза на срок, как
минимум, в один год.

"Евроинтеграция": имитация с профанацией


На европейском направлении Воронину тоже похвастаться нечем.
Весь этот словесный понос про "евроинтеграцию" уже начинает
надоедать людям. Президент и его пропагандисты, умышленно или по
недопониманию, смешали две вещи - евроинтеграцию и вступление в
Европейский союз. Это совсем не одно и тоже. Можно
"евроинтегрироваться" еще сто лет, но так и не вступить в ЕС.
Смешивая эти понятия, власти опять-таки вводят в заблуждение
население, порождают у него ничем не подкрепленные завышенные
ожидания от "евроинтеграции". В итоге, может случиться так, что
Воронин с Ткачуком скомпрометируют и эту, хорошую, в общем-то,
идею "сближения с Европой".

Понимая, что население воспринимает "евроинтеграцию", прежде
всего, как возможность беспрепятственно ездить по странам ЕС,
без того, чтобы платить трафикантам людьми по три-четыре тысячи
евро за шенгенские визы, Воронин одно время заговорил о том, что
"нужно построить Европу у себя дома". Но с этим-то, как раз, и
самые большие проблемы.

Базовые европейские ценности - демократия, правовое государство,
независимые юстиция и пресса, права человека, - просто-напросто
недоступны пониманию большинства коммунистических лидеров,
включая Воронина. Они просто не в состоянии понять, что же все
это означает, не говоря уже о том, что все это им, по большому
счету, не нужно. (Справедливости ради, надо сказать, что и
многим лидерам оппозиции сугубо "фиолетово" по поводу таких
вещей, как демократия и т.п.).

Но правила игры таковы, что совсем игнорировать "европейские
ценности", раз уж генеральным курсом объявлена "евроинтеграция",
нельзя. Воронин с Ткачуком нашли выход из этой коллизии: надо
заниматься имитацией и этих ценностей. Раскачивать "вагон
евроинтеграции", как и вагоны "либерализации", "приднестровского
урегулирования" и прочие, погромче дудеть в свисток и почаще
включать сирену. Ничего, что вагон стоит на месте, главное,
изображать видимость движения - "Ту-ту-у-у!" - и выступать в
роли "машиниста". На деле, имитация "евроинтеграции"
оборачивается ее профанацией.

Мутными и непонятными остаются отношения Молдовы с соседями -
Россией, Украиной, Румынией. Встреча Воронина с украинским
коллегой Виктором Ющенко неоднократно откладывалась. Бухарест
вообще списал Воронина со счетов и ждет смены власти в Кишиневе.
Личные встречи Воронина с руководителями России выдаются за
свидетельство "стратегических", "прорывных" отношений между
двумя странами, но на деле все выглядит так, что Россия тоже
взяла паузу и самоустранилась от приднестровского
урегулирования. Чего добивается Воронин на встречах с
российскими лидерами, кроме получения телевизионной картинки для
"Резонанса", мало кто может понять, наверно, даже в Кремле. В
итоге, все сводится к нелепым "жестам доброй воли" наподобие
"возвращения" Ворониным в Эрмитаж "украденных" картин, которые,
как выясняется, никто из музея и не воровал.

Промывание мозгов


Воронинский режим контролирует большинство электронных средств
массовой информации, имеющих наибольшее влияние на аудиторию.

Так называемая "общественная" компания "Телерадио-Молдова"
находится под полным контролем властей. Телекомпания NIT
принадлежит Семье президента. Две другие телекомпании с
общенациональным покрытием - "Прайм" (ретрансляция российского
"Первого канала") и TeLeFe (сеть, отобранная у румынской TVR1) -
контролируются одним из приближенных к президенту олигархов. Ему
же досталась бывшая частота "Каталана". ПКРМ контролирует также
телеканал M4, а ближайший политический союзник Воронина, лидер
ХДНП Юрий Рошка - телеканал Euro TV. Редакционную независимость,
в той или иной мере, сохраняют лишь каналы Pro TV Chisinau и
ТВ7. Из трех дюжин вещающих в Кишиневе FM-радиостанций добрая
половина также контролируются коммунистами и связанными с ними
бизнесменами. Большая часть теле- и радиостанций на местах тоже
подконтрольны действующей власти. На ПКРМ работают газеты
"Независимая Молдова", "Молдова суверанэ", "Кишиневские
новости", "Коммунист", "Пульс", "КП в Молдове", агентства
"Молдпрес", "Баса-пресс", "Новости-Молдова", сеть
интернет-ресурсов и рекламных агентств.

Именно власть контролирует основную часть средств массовой
информации в Молдове, и как можно составить "информационную
справку", опровергающую эту очевидную истину, понять невозможно.

Коммунисты, единолично или при поддержке "друга Юры",
контролируют Координационный совет по телевидению и радио,
Центральную избирательную комиссию, Счетную палату. Они могут
решить в свою пользу любой вопрос в национальных судебных
инстанциях. Лично Воронину подчиняются все силовые структуры -
МВД, ЦБЭПК, СИБ. На власть работают, с грубым нарушением законов
и прав человека, и некоторые частные охранные структуры,
деятельность которых мало кому заметна, но, по части незаконной
слежки за оппонентами и "решения вопросов", может быть не менее
эффективной и "полезной", чем деятельность легальных
госструктур.

В таких условиях Воронин имеет смелость утверждать, что
предстоящие парламентские выборы будут "честными и прозрачными".
Свежо предание, да верится с трудом.

"Палата номер шесть"


Несмотря на прямо-таки параноидальное стремление нынешнего
молдавского лидера контролировать все и вся и сохранить этот
контроль и после выборов 2009 года, эта власть все больше и
больше расшатывается.

Если не брать в расчет Приднестровье, то и на правом берегу уже
есть многие регионы, где власть Воронина-Ткачука не безгранична.
Прежде всего, это Гагаузия и Кишинев. Не желая признать свое
поражение в этих регионах, власть развернула против них самый
настоящий политический и информационный террор.

В столице Воронину удалось перетянуть на свою сторону одного из
лидеров Социал-демократической партии Эдуарда Мушука, который при
поддержке коммунистов был избран председателем Муниципального
совета. Но и вновь сформированное большинство в совете, и
центральные власти находятся в непримиримом конфликте со
всенародно избранным генеральным примаром столицы Дорином
Киртоакэ. В результате, продолжают страдать кишиневцы, которых
Воронин сделал заложниками своих амбиций. Громкие заявления
Мушука о том, что в отношениях кишиневских властей и
центрального правительства наступило перемирие, которое пойдет
на благо столице, пока что ничем не подкрепляются.

Отношения Кишинева и Комрата складываются еще более прискорбно.
Воронин никак не может смириться с тем, что его партия проиграла
(в который раз!) выборы в Гагаузии, и пытается любой ценой
навязать гагаузам марионеточное руководство из числа своих
партийных активистов. Апелляционная палата Комрата, которая уже
четыре раза отменила результаты выборов председателя Народного
собрания автономии, стала похожа на "Палату номер шесть". Весь
этот "дурдом" управляется "главврачами" из Кишинева. Большинству
гагаузов и избранных ими политиков "рецепты" этих кишиневских
горе-лекарей явно не по нутру, но те продолжают лезть во
внутригагаузские дела с упорством, достойным лучшего применения.

Во многих районах, где коммунисты утратили власть после местных
выборов 2007 года, они тоже пытаются любой ценой взять реванш.
Такие методы мало кому нравятся, и люди уже готовы открыто
протестовать против них, что подтверждают, например, акции
протеста врачей в Хынчештах.

Воронинская власть получает один удар за другим - экономика
стагнирует, люди беднеют, нарастает противостояние с регионами,
приднестровская проблема не решается, европейцы проявляют все
больший скептицизм по поводу действий Кишинева, ширятся акции
протеста против этой власти, Молдова проигрывает одно дело за
другим в Страсбургском суде - и на этом фоне Воронин объявляет,
что он собирается оставаться у власти и после 2009 года, причем,
в роли фактического правителя Молдовы, даже если он и не имеет
право баллотироваться на третий президентский срок.

Человек, который всех обманул


В одном из недавних телеинтервью Воронин заявил, что его партия
намеревается получить большинство и в следующем парламенте, а на
пресс-конференции на этой неделе президент вдруг, ни с того, ни
с сего, вспомнил, что Молдова, оказывается, - это парламентская
республика. Семь лет он узурпировал полномочия и
законодательного органа власти, и правительства, и юстиции, а
тут неожиданно, когда он уже не может быть президентом,
вспомнил, что главный орган власти в Молдове - это парламент.

Ясно, что Воронин собирается пересесть из кабинета, который он
сейчас занимает, в кабинет в здании напротив, заняв, желательно,
кресло спикера, а если не получится, - лидера мажоритарной
фракции, - и продолжать уже оттуда и дальше управлять Молдовой.

Этот человек, который обманул всех - собственную партию,
избирателей, Приднестровье, Россию, Европу, Православную церковь
- вместо того, чтобы попросить у всех прощения и уйти на покой,
получив соответствующие гарантии безопасности, собирается и
дальше мучить эту страну и этот народ.

То, что Воронин так ничего не понял, и не собирается
отказываться от "апробированных" методов управления,
подтверждают его последние заявления. Его ответом на критику со
стороны оппозиции, СМИ и европейских структур стали грубые,
вульгарные и нелогичные (для нормального человека) ответные
выпады.

Европейцам Воронин объявил, что они плохо информированы о
реальном положении дел в Молдове, поскольку черпают сведения из
оппозиционных СМИ и партий. По сути, президент обвинил
европейских послов в некомпетентности, глупости и неискренности,
пообещав "вразумить" их с помощь "правильных" "информационных
справок". Оппозицию Воронин обвинил в "аморальности" и
"непатриотичности". Прессу, которая ему не нравится, он называет
"продажной" и "дешевой". Власть ставит под сомнение решения
Европейского суда по правам человека. Она нападает на
региональных лидеров в Кишиневе, Гагаузии, Приднестровье, многих
районах. Она явно намеревается сфальсифицировать парламентские
выборы 2009 года с помощью подконтрольных СМИ и
административного ресурса. Можно с большой долей вероятности
предположить, что осенью Воронин пойдет еще на одну отставку
правительства, назначив кабинет предвыборных "смертников",
готовых на все ради удержания ПКРМ у власти.

При всем при этом эта власть имеет наглость называть себя
европейской. Просто смешно.

Убить дракона


У Молдовы нет никаких шансов выйти на нормальный путь развития,
если у власти в стране будет оставаться Владимир Воронин со
своими приспешниками.

Над неадекватным молдавским лидером, этакой помесью Брежнева,
Ельцина и Петросяна, за рубежом открыто смеются. А молдаване от
него плачут и бегут из своей страны за границу.

Нигде в Европе таких горе-лидеров уже не осталось. И только от
самих граждан Молдовы зависит, смогут ли они "убить дракона" в
собственной душе и выбросить на свалку истории этот прогнивший,
коррумпированный, бестолковый режим, не способный даже правильно
определить проблемы Молдовы, не говоря уже о том, чтобы их
решить.

Многие люди говорят: "Нам не нравится Воронин, но кто вместо
него? У оппозиции тоже нет нормальных лидеров. Если убрать
Воронина, наступит хаос. Они все перегрызутся между собой".

На тему о том, насколько плоха наша оппозиция, "МВ" опубликовали
не одну статью, из-за которых газету невзлюбили не только
коммунисты, но и большинство оппозиционных лидеров. То, что эта
оппозиция реваншистская, разрозненная, слабая, без сильных
лидеров, без харизмы и без энергии - все правда. Но все это не
значит, что надо сохранять порочный статус-кво, следуя
английской поговорке "Дьявол, которого ты знаешь, лучше дьявола,
которого ты не знаешь". (Хотя всех наших оппозиционеров мы тоже
знаем, как облупленных).

Та "стабильность", которая якобы существует в Молдове при
Воронине, - иллюзия. Это не стабильность, это застой. Это
монополия, которая, как известно, ведет, к стагнации, коррупции
и загниванию.

"Нестабильность", "хаос", которые могут прийти на смену
удушливой воронинской "стабильности", могут оказаться гораздо
более благотворными для страны, чем нынешний кладбищенский
застой. И в этом плане, существует ответ и на вопрос "Кто вместо
Воронина?". Этот ответ очень простой: НИКТО!

Сам Воронин вдруг вспомнил, что Молдова - это парламентская
республика. Лучше поздно, чем никогда. Президент должен
перестать быть узурпатором, присвоившим себе полномочия всех
трех ветвей власти. Он должен тихо и незаметно сидеть в своей
"президентуре", принимать верительные грамоты у зарубежных
послов и заниматься зарубежным туризмом за государственный счет.
Было бы хорошо, чтобы четвертый президент Молдовы был человеком
трезвомыслящим, здоровым, адекватным, желательно, молодым,
образованным, культурным, воспитанным, правильно понимал место
главы государства в конституционном устройстве, не лез не в свои
дела, нравился своим гражданам и не позорил свою страну. То есть
был бы совсем не таким, как третий президент.

Если молдаванам наконец-то повезет, и они получат нормального
главу государства, о котором можно будет забыть на ближайшие
четыре года, вся власть в стране, как и положено по Конституции,
перейдет к парламенту и правительству. Эта власть, бесспорно,
будет коалиционной. И в этом нет ничего страшного.

Наличие властных коалиций - это правило, а не исключение, для
большинства европейских стран. Для посткоммунистических стран,
таких, как Молдова, коалиции - это благо, потому что лучше иметь
несколько центров влияния, чем один, как сейчас. Когда разные
партийные, социальные, бизнес-группы конкурируют между собой, в
том числе в рамках правящей коалиции, это делает власть более
динамичной, прозрачной, подконтрольной, менее коррумпированной и
зарвавшейся. Если же при этом еще существуют независимые пресса
и суд, то это вообще прекрасно.

Вопрос в том, какой будет правящая в Молдове коалиция после
выборов весны 2009 года.

ПКРМ уже заявила свои претензии на доминирующую роль в такой
коалиции и назвала своих потенциальных союзников - партии Юрия
Рошки, Дмитрия Дьякова и Дмитрия Брагиша-Эдуарда Мушука.
Соответственно, определены и оппоненты - партии Серафима
Урекяна, Михая Гимпу-Дорина Киртоакэ, Владимира Филата. Любые
разговоры о "третьей силе", которая может вмешаться в
предвыборный спор коммунистов и "конструктивной" оппозиции с
оппозицией "деструктивной" и тем самым изменить расклад сил в
следующем парламенте, Ворониным пресекаются на корню, как
вредные и неприемлемые.

Но возможна и другая коалиция: все - против Воронина.

По опросам общественно мнения, на сегодня ПКРМ и оппозиция имеют
примерно одинаковые рейтинги - на уровне 25-30 процентов. До
половины всех избирателей еще не решили, за кого они будут
голосовать. Именно голоса неопределившихся и решат исход
выборов, а соответственно, и расклад сил в парламенте.

На сегодня, шестипроцентный барьер преодолевают четыре партии -
ПКРМ, АМН, ДПМ и ЛП. Коммунисты будут стараться любой ценой
протащить в парламент своих союзников фронтистов и
социал-демократов, но без массовых фальсификаций это сделать
будет очень трудно. (Не исключено, что Брагиш и Мушук будут
баллотироваться по спискам ПКРМ, но взять туда и Рошку было бы
слишком скандальным шагом).

Очевидно, что в новом парламенте сложится ситуация, напоминающая
расклад сил в Кишиневском муниципальном совете. У коммунистов
будет относительное большинство, но у всех остальных вместе
взятых будет большинство абсолютное. Такой расклад позволяет
оппозиции выбрать руководящие органы парламента и утвердить
правительство, отправив ПКРМ в оппозицию.

Но есть одно "но": выборы президента. Как и в случае с Народным
собранием Гагаузии, коммунисты могут упереться рогом и всеми
силами блокировать избрание президента, как они сегодня пытаются
не допустить избрания председателя НСГ.

В случае неизбрания президента Молдова столкнется с
конституционным кризисом. И виноват в этом будет Воронин. Если
он не захочет поддержать избрание такого президента, какого мы
описывали выше, то он толкнет страну в досрочные выборы. Но для
коммунистов это будет палка о двух концах. Можно не сомневаться,
что еще одна избирательная кампания в 2009 году станет для ПКРМ
тем Ватерлоо, на котором эта партия окончательно сломает себе
шею.

Обсудить

Другие материалы рубрики