Молдавский национализм ничем не отличается от грузинского

События в Южной Осетии и намерение России поднять на международном уровне вопрос о статусе Цхинвала и Сухума, заставили многих аналитиков обратить свои взоры и на молдо-приднестровскую проблему. Южная Осетия, Абхазия и Приднестровье, объединившись в Сообщество «За демократию и права народов», сообща добивались одной главной цели – международного признания. Понятно, что агрессия Грузии окончательно поставила крест на ее территориальной целостности, а вот в молдо-приднестровских отношениях все гораздо сложнее.

13 августа в Кишиневе состоялась встреча министра реинтеграции Молдовы Василия Шовы с представителями Миссии ОБСЕ, посольств Российской Федерации, Украины, США и представительства Евросоюза в Кишиневе. Как сообщила пресс служба министерства реинтеграции РМ, в ходе этой встречи было принято решение призвать Кишинев и Тирасполь продолжить диалог, а также «отмечено отсутствие каких-либо оснований приостанавливать контакты между органами власти Молдавии и Приднестровья». Однако основания есть, причем, достаточно веские. Не осудив действия Грузии в Южной Осетии, Молдова, тем самым поддержала режим Саакашвили и его политику геноцида в отношении народов Южной Осетии и Абхазии. Именно поэтому приднестровская сторона выступила с заявлением «о введении моратория на контакты между органами власти Приднестровской Молдавской Республики и Республики Молдова до решительного и безусловного осуждения молдавским руководством агрессии Грузии», а встреча, состоявшаяся в Кишиневе 13 августа, еще раз подтвердила, что Молдова не собирается этого делать. Она будет увиливать, отмалчиваться в тряпочку, заявлять об отсутствии каких-либо оснований прекращать так, по сути, и не начавшийся молдо-приднестровский диалог.

Ссылки на то, что президент РМ Владимир Воронин в отпуске, поэтому не может озвучить свое мнение, малоубедительны. Сегодня не 19 век, когда почтовые сообщения доставлялись при помощи запряженной тройки рысаков. Ответ молдавского президента на события в Южной Осетии даже из далекой Хорватии, где он сейчас отдыхает, можно было получить кишиневским министрам, советникам, парламентариям и т.д. за считанные секунды. Ответа могло бы не быть разве что только в случае скоропостижной кончины г-на Воронина. Но он жив и здоров, и его сегодняшнее молчание говорит о многом, но, прежде всего том - какой он на самом деле друг России.

Впрочем, ожидать другой реакции вряд ли и стоило. Ведь за 8 лет своего правления он даже не удосужился хоть одним единственным словечком обмолвиться о покаянии Молдовы за геноцид против народа Приднестровья, совершенный в 1992 году. Мало того, он не единожды чествовал убийц и насильников, которые убивали и расстреливали из крупнокалиберного и реактивного оружия непокорные Бендеры. Где уж тут осуждать коллегу по ГУАМу…

Так чем отличается Воронин от Саакашвили? Ровным счетом ничем. И если Воронин до сих пор не отдал приказа штурмовать Тирасполь, то потому, что во-первых, молдавская армия не до конца перевооружена и подготовлена по стандартам НАТО, во-вторых, потому, что не наступил удобный момент, хотя провокации со стороны Молдовы – не редкость, в-третьих, потому, что в Приднестровье находятся российские миротворцы, да и силовые структуры ПМР сегодня сформированы и боеспособны. Поэтому блиц-крига не получится, а на затяжную войну с Приднестровьем Запад денег не даст, придется выпутываться самостоятельно. Понятно, что теперь он этого уже не сделает, как не сделают этого его преемники, даже если к власти в следующем году придут националисты из ХДНП. Грузинский урок будет еще не одно десятилетие стоять у них перед глазами. Но вот что они сделают точно, так это попытаются обманом и пустыми обещаниями заманить Приднестровье.

Сегодня молдавские политики и политологи всеми силами пытаются оправдать молчание своего президента. Дескать, он другой, он не Саакашвили, и вообще нельзя сравнивать Молдову и Грузию. Руководитель Социал-демократического института Молдовы Богдан Цырдя, так и заявил 13 августа в интервью информационному агентсву «Регнум», что «конфликт в регионе не имеет четкой этнонациональной составляющей как в Грузии. Президент страны, Владимир Воронин, в отличие от Саакашвили, в США не учился, особой любовью у Запада не пользуется».

При этом в Молдове предпочитают не вспоминать, что именно на национальной почве разгорелся молдо-приднестровский конфликт, а национальная нетерпимость по отношению к представителям нетитульной нации, привела к тому, что Приднестровье вышло из состава МССР. Но Молдове все эти годы было выгодно представлять конфликт, как некий сепаратистский сговор приднестровских директоров.

Ложь состоит и в том, что Воронин особой любовью у Запада не пользуется. Восемь лет правления нынешнего молдавского президента говорит совершенно об обратном. Именно Воронин, а не его предшественники максимально сблизил Молдову с Западом, начал работу по евроинтеграции, сближению с НАТО. В ответ на это Запад всемерно поддерживал коммунистический режим в Молдове, причем, не только финансовыми вливаниями, но политически, к примеру, обеспечив второй приход Воронина к власти в 2005 году, объявив выборы демократическими и легитимными, в чем многие очень сильно сомневались.

Да, его время сегодня, похоже, прошло. Но не потому, что Воронин был неудобным для Запада политиком, а потому что Вашингтону и Брюсселю нужно, чтобы к власти в Молдове пришли незапятнанные кокетством с Кремлем политики. А этим Владимир Воронин грешил. Причем часто. Как только на Западе молдавскому президенту отказывали в чем-либо, он тут же начинал обивать пороги российского МИДа и других властных кабинетов. Понятно, что он не собирался менять вектор внешней политики, но, вероятно, нервировал своими пируэтами на политическом небосклоне Вашингтон и Брюссель. Поэтому, по всей видимости, на Западе решили просто заменить старую марионетку на новую, более управляемую. А такую легко можно отыскать среди многочисленной когорты молдавских неонацистов.

И еще нужно помнить об одном очень важном моменте. Потерпев фиаско в Грузии, Запад приложит все усилия, чтобы победить на молдо-приднестровском направлении. А значит, на Приднестровье сегодня будут давить с удвоенной силой. Причем, в ход пойдут все средства – и усиление изоляции ПМР, как экономической, так и политической, и финансирование в больших масштабах пятой колонны внутри Приднестровья, и провокации в Зоне безопасности с целью дискредитировать российскую миротворческую операции на Днестре, дабы заменить ее натовской или любой другой, но только не российской. Будет давление и дипломатическое. Вполне возможно, Запад заставит Молдову прекратить действие Закона «Об основных положениях особого правового статуса левобережных районов Молдовы», где зафиксирован статус Приднестровья, как административно-территориальной единицы Молдовы. Вполне очевидно, что ПМР могут даже предложить варианты федеративного, а то и конфедеративного обустройства, объединяющего две страны в общее политико-административное образование. Но, как и прежде, мнение народа, которое неоднократно было высказано на референдумах, где приднестровцы заявляли о желании жить в независимом государстве, учтено не будет.

Россия может допустить большую политическую ошибку, если, признав независимость Абхазии и Южной Осетии, она не сделает аналогичный шаг в отношении Приднестровья. С возвратом ПМР в лоно Молдовы, произойдет практически то же самое, что и в Южной Осетии. Конечно, никто не станет бомбить приднестровские города, но этнических чисток не избежать. Руководство Приднестровья, защитники республики, отразившие агрессию Молдовы в 1992 году, политические деятели да и простые люди окажутся в опасности. Молдавские национал-фашисты, ничем не отличающиеся от грузинских, не остановятся ни перед чем. Вот только остановить происходящее никто уже не сможет, ибо это будет вмешательством в дела суверенного государства.

Обсудить