Развитие диалога между Украиной и Европейским сообществом и его последствия для РМ

Сегодня Украина, вопреки свом огромным размерам и проблемам, которые могут возникнуть в процессе сближения с ЕС, пользуется у ЕС большим доверием, чем Молдова.

Как соседствующее государство Украина играет важную роль в геополитической, энергетической, экономической и др. безопасности Республики Молдова. По причине этой взаимозависимости мутации на уровне внутренней и внешней политики Украины способны затронуть молдавские интересы, приоритеты и перспективы. Исходя из этих же соображений, успехи Украины в различных областях могут придать весомость и позиции РМ по различным вопросам. Эти формулы работают, в частности, когда речь идет о проектах, связанных с европейской интеграцией. Следовательно, сближение Украины и ЕС может не только улучшить положение РМ, но и обусловить ряд опасностей и трудностей. Вместе с тем, утрата пропуска в "европейский клуб" Киевской властью является также сильным ударом по европейским перспективам Кишинева. Учитывая эти обстоятельства, молдавская внешняя политика и дипломатия обязаны принимать во внимание украинский фактор при формулировании тактик и стратегий внешней политики, особенно связанных с европейской тематикой.

Дальновидность, динамичность и плодотворность, характеризующие действия Украины в отношении ЕС, крайне важны как для региона в целом, так и для РМ в частности. Однако эти процессы вырваны из геополитического контекста интеграционных процессов, характерных для Молдовы. Так, переговоры о заключении нового соглашения о сотрудничестве с ЕС были начаты Украиной еще в марте 2007 года. Под напором интенсивного и стабильного диалога со стороны Киева уже в ходе саммита ЕС-Украина, который состоится в сентябре этого года, ЕС может утвердить политический пакет соглашения между Украиной и европейским сообществом, а до начала 2009 года дать зеленый свет по экономическим вопросам будущего соглашения. Вместе с тем, Киев может завершить переговоры о режимах приграничного сотрудничества со всеми соседними странами-членами ЕС.

В отличие от Украины, РМ, вследствие противоречий, искусственно созданных нынешним правительством, до сих пор не подписала Конвенцию о малом приграничном трафике со своим единственным соседом, входящим в ЕС - Румынией. Кроме того, РМ, по крайней мере, на один год отстала от Украины с началом переговоров об определении новой правовой основы своего сотрудничества с Брюсселем.

Вопреки тому, что Киев регулярно подвергался критике со стороны европейских официальных структур за многочисленные политические кризисы, повторяющиеся с незавидной регулярностью, Украина сумела отстоять свои интересы в диалоге с ЕС, благодаря однозначной политической воле, сформировавшейся после "оранжевой революции" 2004 года. Кишинев же повторить этот опыт пока не в состоянии. Первым препятствием является слабость политической воли и/или безразличие нынешнего руководства страны к призывам ЕС и международного сообщества в целом. Слабость, проявляемая властью, выражается как в ее нежелании продвигаться по пути европейской интеграции, так и в ее неспособности в разумные сроки гарантировать неограниченную работу демократических институтов, соблюдение всех без исключения прав человека и независимость средств массовой информации в РМ. Вместе с тем, если отойти от открытой и серьезной критики со стороны европейских официальных структур, которая сильно изобилует в последнее время, правящие круги РМ продолжают двигаться в неверном направлении в вопросе европейской интеграции. Попытки обойти молчанием эти изъяны могут перерасти в разрушение процессов европейской интеграции, к которой стремится РМ. Таким образом, любое проявление упорства при отсутствии видимого прогресса может окончательно дискредитировать молдавское руководство, что отрицательно скажется на переговорах о заключении нового соглашения о сотрудничестве.

Если в случае Украины у Брюсселя есть четкая уверенность в перспективе продолжения демократических реформ, то в отношении РМ присутствует все возрастающие сомнения в связи с возможным продолжением распада демократической среды. Как бы ни пытались власти РМ заявлять о том, что вопрос европейской интеграции не имеет отношения к выборам, их поведение и риторика говорят об обратном.
Монополизация выступлений на тему необходимости ускорить подписание соглашения о сотрудничестве с ЕС до выборов 2009 года свидетельствует о явном стремлении нынешнего режима политизировать ее в ближайший период.
Даже Брюссель не может оказать давление на находящихся у власти коммунистов во избежание риска возможной переориентации РМ в сторону России.
Финансовая помощь могла бы стать сильным аргументом в диалоге с Кишиневом, но согласно Европейской политике добрососедства (ЕПД) выделение средств из европейских фондов на стабилизацию и обеспечение безопасности государств Восточной Европы является насущной внешнеполитической задачей ЕС. Вот почему ЕС не может рисковать, ограничивая предоставление этих средств или блокируя их в случае РМ. Во-первых, для того чтобы не разочаровать нынешнюю власть, которая может окончательно повернуться в сторону России. Во-вторых, из-за стратегических задач ЕС по созданию круга стабильных, дружественных и, по возможности, демократических государств вдоль своих внешних границ.

Вместе с тем, продвижение Украины по пути европейской интеграции может иметь глубокие синергетические последствия для остальных государств региона, и в частности для РМ. Усиление этого воздействия могло бы стать реальной целью Восточного партнерства, Синергии Черного моря, но особенно ЕПД, которая наряду с укреплением отношений между Украиной и европейским сообществом на базе возможного Соглашения о присоединении будет способствовать постепенной интеграции остальных государств Восточной Европы (за исключением России и, возможно, Беларуси) в европейское пространство. В настоящее время Брюссель намерен распространить в государствах Восточной Европы украинскую модель создания Зоны свободной торговли с ЕС. Следовательно, тот же принцип можно было бы применить и в случае политического диалога между Киевом и Брюсселем.

Сегодня Украина, вопреки свом огромным размерам и проблемам, которые могут возникнуть в процессе сближения с ЕС, пользуется у ЕС большим доверием, чем РМ. Такое положение дел также может быть следствием широкой поддержки, которой пользуется Украина среди стран-членов ЕС (Прибалтика, Вышеградская группа, Румыния, Франция и пр.). Важную роль в этом смысле играет Польша, которая использует свои рычаги влияния в рамках ЕС (Лиссабонское соглашение, поддержка военных масштабов ЕС, переговоры по Средиземноморскому партнерству) для привлечения в ряды сочувствующих Украине такие станы, как Франция, Германия и пр. Своим прогрессом Украина также обязана тому, что она самостоятельно формулирует свою позицию и внешнюю политику в строгом соответствии с национальными интересами. В отличие от нее, РМ ищет поддержки в процессе европейской интеграции у любого европейского государства лишь для того, чтобы продемонстрировать свое пренебрежение к Румынии. Вместе с тем, Кишинев не проявляет инициативу и прагматизм в определении своих внешнеполитических задач и предпочитает лишь реагировать на инициативы ЕС либо отдельных европейских государств.

Тем не менее, дальнейшее продвижение Украины по пути европейской интеграции может иметь и некоторые отрицательные последствия для РМ, если нынешнему режиму удастся удержаться у власти после выборов 2009 года. Укрепление отношений между Украиной и ЕС в экономической сфере может иметь неприятные последствия для экономики РМ. Если производство украинских хозяйственных субъектов будет приведено в соответствие с европейскими стандартами качества, РМ потеряет важные рынки сбыта в ЕС, даже несмотря на все выгоды, которые предоставляет режим Автономных торговых преференций. РМ также может пострадать в результате того, что помощь, которую ЕС оказывает Восточной Европе, будет перенаправлена исключительно на модернизацию и европейскую интеграцию Украины.
Учитывая тот факт, что Киев в значительной мере руководствуется европейским опытом Польши, он, вероятно, переймет и положительный опыт освоения и использования европейских фондов. Эта проблема еще более остро встанет перед РМ, если она не откажется от дальнейшего нагнетания напряженности в отношениях с Румынией и не заложит основы молдо-румынского европейского партнерства. Наиболее отрицательные последствия может иметь возможная географическая конфигурация следующей волны европейского расширения. Следовательно, РМ могла бы быть включена в одну из этих схем наряду с Украиной, как по причине территориальной близости, так и благодаря региональным европейским проектам (Совместному плану действий Румыния-Молдова-Украина, Совместной программе сотрудничества стран Черноморского бассейна и пр.), которые связывают оба этих государства. Если подобный сценарий будет реализован, РМ рискует воплотить в жизнь свое стремление к европейской интеграции в полном соответствии с европейскими перспективами Украины.

azi.md
Обсудить