Битва за Народное Собрание: извлечённые уроки

Гагаузский народ доказал свою способность решать важнейшие вопросы своей политической жизни не только самостоятельно, но и вопреки внешним обстоятельствам. В тяжелейшей борьбе маленький народ сумел победить огромный государственный маховик и заставил уважать свои интересы.

Около месяца назад, когда кризис в работе Народного Собрания переживал свой пик, президент Воронин прокомментировал эти события в одном из своих интервью. Воронин заявил тогда, что для партии коммунистов в борьбе за пост председателя гагаузского парламента вовсе не важна победа конкретно представителя коммунистов. Нам важна победа закона и здравого смысла, говорил глава молдавского государства.
На сегодняшний день председателем НСГ является Анна Харламенко. Будучи вовсе не коммунисткой, она уже приняла поздравления от первого лица государства. Если учесть, что кандидатура председателя была поддержана всеми депутатами, то есть имеет косвенную поддержку большинства жителей автономии, есть основания считать это победой здравого смысла. Посторонний наблюдатель, оценивая слова президента двухмесячной давности, мог бы отметить, что Владимир Николаевич продемонстрировал удивительное соответствие сделанных заявлений и реальных дел. Однако, сами гагаузы, наблюдавшие за баталиями вокруг Народного Собрания почти пол года, делать такие выводы пока не торопятся.

Какие же основания у жителей автономии обвинять президента в лукавстве? Таких причин, к сожалению, не мало. Здесь даже нет необходимости вспоминать неисполненные обещания руководства ПКРМ, данные гагаузским избирателям накануне 2001 года, обесценившие все последующие заверения красных руководителей. Причин недоверия гагаузов было предостаточно и за последние пол года.

Например, как раз в тот момент, когда президент заверял, что не настаивает на победе члена ПКРМ, коммунист Карасени бойкотировал заседания и строчил иски в суд на своих коллег-патриотов. С недоверием были восприняты слова президента ещё и потому, что свежи были воспоминания от ежедневных вояжей в Гагаузию первых лиц государства в период предвыборной кампании, которые наведывались явно не для победы «здравого смысла», а именно для поддержки кандидатов коммунистов. Свою роль сыграла и беспрецедентная по масштабам кампания по очернению депутатов НСГ из патриотического лагеря. Несколько месяцев крупнейшие телеканалы страны, правительственная пресса, все СМИ, подконтрольные партии власти, совершали информационный расстрел патриотических организаций и руководства автономии. На оппонентов коммунистов были вылиты ушата грязи, их обвинили в сепаратизме, бандитизме и прочих смертных грехах. В то же время гагаузские однопартийцы Воронина изображались борцами за справедливость, непогрешимыми и все в белых одеждах.

Итак, для гагаузов совершенно очевидно, что состряпанное президентскими советниками и озвученное самим Ворониным заявление это на самом деле неудавшаяся попытка вывести партию власти из проигранной битвы с достойным лицом. Если избрание председателем НСГ Анны Харламенко – это, согласно Воронину, победа здравого смысла, то ведь получается, что последние месяцы главным его, здравого смысла, противником был никто иной, как коммунистический кандидат Карасени.

Конечно же, после долгой череды поражений на выборах в 2005, 2006, 2007 гг., ПКРМ было ПРИНЦИПИАЛЬНО ВАЖНО победить на выборах в НСГ и особенно важно было поставить на пост председателя Народного Собрания своего человека. Об этом говорилось много раз и, в том числе, самими коммунистами.
Но остаётся пока невыясненным вопрос. Какие обстоятельства кроятся за отказом коммунистов от борьбы? Почему после 4-х месячного противостояния, руководство партии резко пошло на попятную и дало установку своим депутатам в НСГ признать 30 июля председателем Анну Харламенко?
Для этого надо понять, какие у них вообще были варианты поведения.

Итак, как только стали известны результаты второго тура выборов в Народное Собрание, коммунисты осознали, что шансы возглавить гагаузский парламент у них весьма призрачные. Наличие всего 10 депутатов из 35 означало, что впереди их ждёт борьба не менее напряжённая, чем накануне самих выборов. Предпринятые усилия по «сглаживанию» последствий поражения, надо признать, имели неплохой результат. Имея всего 10 депутатов, прошедших по партийным спискам, коммунисты сумели увлечь в свой стан немало депутатов из других групп.
Некоторых удалось перетянуть на свою сторону простыми уговорами. Но подавляющее число перебежчиков, и об этом сегодня надо говорить открыто, было перетянуто путем примитивного подкупа или шантажа.
Благодаря предпринятым действиям, имея в своей команде, включая шатких «сторонников» до 16 голосов, коммунисты в борьбе за контроль Народным Собранием обрели второе дыхание, и мечта иметь на посту председателя своего однопартийца уже перестала казаться такой призрачной.

С немалыми трудностями столкнулись и оппоненты коммунистов. Ни «Единая Гагаузия», ни группа сторонников Николая Дудогло не набрала достаточного числа мандатов, что бы собственными усилиями решить вопрос формирования руководящих органов парламента автономии. Каждая из патриотических команд стояла перед выбором: с кем идти? Самостоятельно, пойти на соглашение с коммунистами или объединиться с близкими по духу коллегами? Обе команды проявили дальнозоркость и приняли наилучшее для себя и для Гагаузии решение – объединение.

Данное решение стало принципиальным поворотом в борьбе за руководство законодательным органом. Объединённые силы патриотов имели в сумме большинство голосов, поэтому выбор фигуры председателя оставался вопросом времени. От руководства ПКРМ многие, в том числе рядовые коммунисты, ждали разумного решения: признать победу кандидата от патриотических сил и, не накаляя обстановки, попытаться выстроить выгодные для себя отношения с новым Народным Собранием. С Народным Собранием, в котором члены ПКРМ составляют меньшинство. Для такого шага требовались дальновидность, ответственность и политическая воля. Чего именно из этих составляющих не хватило местным товарищам неизвестно, но сделали они совершено другой выбор. Видимо, за последние годы прочного сидения на начальственных креслах у коммунистов выработалось поистине наркотическое привыкание к власти, что расстаться с контролем за Народным Собранием они никак не могли.

Надо отметить, что непреодолимое желание продолжить борьбу за пост председателя НСГ в условиях, когда у оппонентов имелось стабильное большинство, наложило отпечаток на сам характер этой борьбы. Втягивание официальным Кишинёвом формально независимых судебных инстанций и попытка с их помощью парализовать работу депутатов-патриотов, многочисленные провокации, усиление информационной войны до пределов, когда востребованными стали даже геббельсовские методы, всё это, естественно, вытеснило политический процесс за цивилизованные рамки и поставило Гагаузию, а вместе с ней и всю Молдову в один ряд с африканскими племенными диктатурами.

Это была настоящая война «на истощение». Объединённым патриотам пришлось около 5 (!) раз последовательно избирать председателем НСГ своего представителя. Мера, конечно, экстраординарная, давшая основание внешним наблюдателям назвать работу гагаузского парламента скандальным шоу, но, со всем с этим, ставшая вынужденным и единственным доступным способом убедить коммунистическое руководство, что 18 из 35 депутатов – это большинство.

Вопреки надеждам коммунистических лидеров, такой накал борьбы оказался непосильным для них самих. Кроме ещё большей дискредитации имени своей партии, никаких целей достигнуто не было. К тому же, возникла реальная угроза, что многие депутаты, избранные избирателями за их антикоммунистический настрой, но впоследствии перетянутые на сторону ПКРМ, перестанут поддерживать «линию партии». Руководители патриотической группы депутатов, в свою очередь, дали понять, что коммунистам в эту коалицию никто дверь пока не закрывал. Они вполне могут занять в ней своё место, соблюдя при этом следующие простые условия: 1. интересы народа Гагаузии ставить выше интересов своей партии или интересов своего бизнеса; 2. стремиться развивать отношения с официальными властями страны не на принципах беспрекословной подчинённости, а на принципах взаимоуважения и равноправия. Возникла реальная опасность, что в стане коммунистов останется не более 6-7 депутатов.
Для патриотов эта схватка, напротив, стала во многом полезной. Они прошли полезную закалку на взаимное доверие, политическую выдержку и стойкость. Накануне парламентских выборов 2009 года, когда начнутся многочисленные консультации и переговоры политических лидеров Кишинёва и Комрата, эти качества им, несомненно, пригодятся.

Итак, позволим себе сделать некоторые выводы.
1. Слова Воронина о «незаинтересованности победы представителя ПКРМ» как минимум запоздалые. Такое заявление могло быть своевременным, если бы было сделано сразу после объединения патриотических сил, а не после ожесточённых информационных баталий и судебных разборок. Большинство жителей как Гагаузии, так и Молдовы не поверили своему президенту;
2. Главным фактором стабилизации работы Народного Собрания стало объединение патриотических сил. Лидерам народных патриотов следует укреплять сотрудничество. «Единая Гагаузия» и «группа Дудогло» должны сотрудничать не «против коммунистов», а «за Гагаузию». При этом к совместной работе они должны привлекать всех вменяемых депутатов, вне зависимости от партии в которой те состоят;
3. Решение руководства ПКРМ продолжать добиваться поста председателя НСГ после объединения сторонников «Единой Гагаузии» и Николая Дудогло было недальновидным. Коммунисты стали жертвами собственного решения. В итоге ПКРМ не контролирует гагаузский парламент, авторитет среди гагаузского населения ещё более упал, а отношения между Кишинёвом и Комратом, по крупицам выстраиваемое Башканом последние полтора года, в одночасье испорчены;
4. Согласие коммунистов признать, наконец, избрание председателя НСГ из числа своих оппонентов было принято вынуждено;
5. Итогом всех баталий стало создание широкой коалиции патриотических сил из независимых депутатов.
Это в точности тот результат, к которому призывал стремиться Башкан Гагаузии, накануне выборов в НСГ. Напомню, ещё в феврале 2008 года Михаил Формузал призвал всех кандидатов в депутаты выдвигаться не под вывеской республиканских партий, а в качестве независимых кандидатов, представляющих интересы жителей своих округов и всей Гагаузии. Так стоило ли тратить силы и бить горшки?

Эта многомесячная битва за пост председателя, безусловно, станет отдельной страницей гагаузской истории. Причём она станет победоносной страницей. Это был пример победы гагаузского народа, выдержанный экзамен на зрелость. Это была победа лидеров над своими амбициями. Гагаузский народ доказал свою способность решать важнейшие вопросы своей политической жизни не только самостоятельно, но и вопреки внешним обстоятельствам. В тяжелейшей борьбе маленький народ сумел победить огромный государственный маховик и заставил уважать свои интересы.

Несмотря на стабилизацию политической обстановки, у многих остался неприятный осадок. Очень жаль потерянного времени. Ведь, по большому счёту, жители Гагаузии всегда предпочитали тратить свою энергию не на борьбу, а на созидание. И трудно себе представить, каких результатов можно было бы достичь, если бы официальный Кишинев все прошлые годы не проявлял своего вредного и бессмысленного желания поставить Гагаузию под жёсткий контроль. Сослагательное наклонение по отношению к прошлому, говорят, бессмысленно. Но насчёт будущего есть общее пожелание всего гагаузского народа. Если центральные власти не намерены сотрудничать с Гагаузией, уважая её интересы, не намерены совместно решать многочисленные проблемы автономии, то пусть честно признаются в этом и, хотя бы, не будут мешать. Честное слово.
Обсудить