О позиции молдавского правительства по проблеме Абхазии и Южной Осетии

Однако, по нашему мнению, наше правительство высказало лишь половину правды или даже только четверть её. В этом заявлении не сказано ни слова о тех предпосылках и причинах, которые вынудили российские власти пойти на этот шаг.

В пятницу 29 августа с.г. на своём заседании Правительство Республики Молдова высказало своё отрицательное отношение к признанию Российской Федерацией государственной независимости Абхазии и Южной Осетии.

В контексте занятой Молдовой верной позицией в вопросе о соблюдении принципа международного права о нерушимости границ, высказанной ещё ранее, в связи с Косовским прецедентом, ожидать другого отношения со стороны молдавских властей и не следовало.
Тем более, что в этом смысле молдавское правительство выразило мнение подавляющего большинства наших граждан, и не согласиться с этим не может ни один человек, выступающий за восстановление территориального единства Молдавии.

Однако, по нашему мнению, молдавское правительство высказало лишь половину правды, или даже только четверть её. В этом заявлении не сказано ни слова о предпосылках и причинах, которые вынудили российские власти пойти на этот шаг.

Полностью проигнорирована вся предыстория вопроса, тот факт, что за последние 18 лет грузинские власти трижды пытались самыми дикими средствами, с невероятной жестокостью вернуть Абхазию и Южную Осетию в «конституционное поле» Республики Грузия.

Ни слова не сказано в декларации нашего правительства и том, что, нарушив все моральные и правовые нормы, в ночь с 7 на 8 августа режим Михаила Саакашвили развязал настоящую бойню против мирного осетинского населения и российских миротворцев, и, если бы не немедленное вмешательство в события российской армии, уже через несколько дней в Южной Осетии не проживало бы осетин – они были бы убиты или в лучшем случае бежали бы с земли предков.

Просто беспринципно, не признавать, что в результате проведённой Россией операции по принуждению Грузии к миру кровопролитию был положен конец.
И если дальнейшие события приняли столь драматичный характер, то ответственность за это несёт вовсе не Россия. Виной тому стали необдуманные действия грузинского президента, фактически поставившего под сомнение в отношении Республики Грузия международно-признанный принцип нерушимости границ и территориальной целостности государства.

Также в упомянутой декларации следовало упомянуть, что впервые т.н. «ящик Пандоры» в смысле нарушения вышеуказанного принципа был открыт признанием рядом стран независимости Косово, что привело к новой правовой ситуации в мире. А в результате признания Российской Федерацией государственной независимости Абхазии и Южной Осетии данная тенденция лишь усилилась.

Нет в данном документе и упоминания о том, что, как в одном, так и в другом случае, правительства стран, признавших независимость самопровозглашенных государств, мотивировали своё решение имевшими место геноцидом и этническими чистками, допущенными центральными властями (Сербии, Грузии) против населения сепаратистских регионов (Косово, Южной Осетии, Абхазии).

Неужели любому честному человеку не понятно, что это сделало невозможным дальнейшее совместное проживание данных народов в составе единого государства.

Хотя, при всём изложенном выше, мы согласны с официальной позицией нашего правительства, и подобного рода признания вновь образованных государств не вызывают в нас ни малейшего удовлетворения, так как Республика Молдова сама сталкивается с проблемой сепаратизма своих восточных районов.

Хотя молдавскому руководству хватило разума, после прекращения кровопролития 1992 г. на Днестре, никогда и ни при каких обстоятельствах, не прибегать к военной силе для решения вопроса о восстановлении территориальной целостности своей страны. И Кишинёв, и Тирасполь основывают свои взаимоотношения исключительно на мирной, политической основе, без применения насилия.

В этом контексте Приднестровский конфликт кардинально отличается от других конфликтов на постсоветском пространстве или на территории бывшей Югославии. Это не этнический, религиозный или национально расовый конфликт, как в вышеупомянутых случаях, а исключительно политический, фактически являя собой конфликт элит, а не широких народных масс.

В нашем случае между населением обоих берегов Днестра, составляющим единый народ, не только нет ни малейшей ненависти, но люди относятся друг к другу по-братски и, в случае нахождения компромиссного политического решения, готовы и даже рады в дальнейшем жить вместе в составе единого государства – Республика Молдова.

Этот факт придаёт уверенность в возможности скорейшего разрешения этого затянувшегося конфликта. Молдова может стать страной, которая послужит положительным примером в преодолении сепаратизма исключительно мирными, политическими средствами, что положит конец отрицательной тенденции приведшей в последнее время к массовому попранию прав человека, кровопролитию и нарушению территориальной целостности ряда государств.

Изложенное нами выше видение приднестровского урегулирования подтверждается и высказыванием министра иностранных дел Российской Федерации Сергея Лаврова в недавнем интервью о возможном разрешении в ближайшее время вопроса о территориальной реинтеграции Молдовы на основе её федерализации и тех положительных принципов, которые были согласованы Кишинёвом и Тирасполем в т.н. «меморандуме Козака».

Обсудить