Появится ли в России «главный по Молдове»?

Сегодня же, когда Молдова стала независимой страной и время кураторов из ЦК КПСС прошло, да и самой КПСС уже тоже больше нет, очень любопытно было бы понять, кто же в Москве «ведёт» сейчас Молдову, кто в полной мере отвечает за контакты с нашей страной? От чьих решений зависит, как будут развиваться отношения между Молдовой и Россией? С кем в Москве представителям молдавской власти и молдавского общества следует обсуждать вопросы развития отношений между двумя странами?

В Республике Молдова и сегодня, спустя семнадцать лет после получение независимости, не только рядовые граждане, но и её политическая элита и власть, по-прежнему то и дело посматривают в сторону Москвы, сверяя с её позицией те или иные решения.

Удивляться этому, конечно, не приходится. Все нынешние «независимые и суверенные» постсоветские государства, образно говоря, вышли из «шинели Советского Союза», локомотивом и главным хранителем которого с самого момента его возникновения была именно она – Россия.

И в связи с этим, хотелось бы понять, кто же сегодня в Москве является «главным по Молдове»? От чьих решений зависит, как будут развиваться отношения между Молдовой и Россией? С кем в Москве представителям молдавской власти и молдавского общества следует обсуждать вопросы развития отношений между двумя странами?

В недалекие советские времена такого вопроса никогда не возникало. Все нити, идущие из союзных республик, сходились тогда в аппарате ЦК КПСС в Москве, где один из ответственных работников, курировавших Молдову, исполнял роль «диспетчера».
Сам он, конечно, проблемы не решал. Но он готовил проекты и предложения, продвигал их в соответствующие «высокие кабинеты», способствовал принятию в них тех или иных решений.

Безусловно, первый руководитель Молдовы, а им был Первый секретарь ЦК КПМ, всегда мог лично выйти на Генерального секретаря или одного секретарей ЦК КПСС. Он мог встретиться с председателем Совета Министром СССР и с любым министром в Москве. Но, всё равно, вся ситуация находилась под неусыпным контролем именно ЦК КПСС и «молдавского диспетчера-куратора».

Сегодня же, когда Молдова стала независимой страной и время кураторов из ЦК КПСС прошло, да и самой КПСС уже тоже больше нет, очень любопытно было бы понять, кто же в Москве «ведёт» сейчас Молдову, кто в полной мере отвечает за контакты с нашей страной?

Например, мы хорошо понимаем, что в США «главный по Молдове» - Госдепартамент.

В Румынии проблемы Молдовы персонально курирует президент и его аппарат, а по ряду направлений министр иностранных дел.

А кто же этим занимается в России?


Анализируя сложившуюся в России весьма неоднозначную ситуацию по этой проблеме, можно предположить, что Молдову никто в Москве сегодня персонально не «ведёт». Просто есть несколько ведомств, которые имеют по своей линии контакты с нашей страной.

В первую очередь, это МИД, который осуществляет контакты с Молдовой посредством своего посольства в Кишинёве. Однако, в силу сложившихся в России традиций, МИД не занимается вопросами, выходящими за рамки сугубо дипломатической деятельности.
Посольство России в Молдове собирает и анализирует информацию о ситуации в нашей стране, способствует развитию контактов между нашими двумя странами по разным направлениям. Но Российское посольство не может, не имеет права оказывать какое-либо влияние на развитие общественно-политической ситуации в Молдове.

Кстати, совсем по-другому – более активно и наступательно, не ограничивая себя никакими рамками «дипломатических приличий» и не чураясь вмешательства во внутренние дела страны пребывания - ведут себя в Молдове посольства некоторых западных стран.

Что же касается собранной Российским посольством информации, то не совсем понятно, кто в дальнейшем с ней работает в России, и работает ли вообще. Если с ней работает только МИД, то вполне понятно, что, в силу своей специфики, он может лишь принять эту информацию «к сведению», и не более того.

С Молдовой также работают отдельные министерства и ведомства России. Но их деятельность связана только с чисто ведомственными, сугубо специфическими интересами этих учреждений.

Нет сомнения, что интерес к Молдове проявляют и некоторые аналитические структуры различных компетентных органов России, как, впрочем, и других ближних и дальних государств, имеющих свои интересы в нашем регионе. Они собирают и анализируют информацию о нашей стране.

Но что происходит дальше? Кто принимает в Москве решения на основании анализа собранной информации? Первые лица Российского государства? Но у них нет времени для того, чтобы корпеть над изучением каждой справки, представленной им компетентными органами. Ведь стран и проблем в мире много, и Молдова со своими проблемами среди них, увы, далеко не среди первых и главных. Вероятнее всего, эта информация также принимается «к сведению», но решений по ней не принимается.

Есть ещё в России такая организация, как Совет безопасности. Так уж случилось, что эта организация оказалась задействованной в переговорном процессе по проблеме Приднестровья. В общем-то, это весьма удивительно, но что случилось, то случилось.
Однако, утверждать, что СБ России отвечает за контакты с Молдовой, также нельзя, потому что этот орган задействован только на одном направлении. Безусловно, очень важном, но только на одном. К тому же, надо признать, что в последнее время его активность заметно поубавилась.

Занимаются Молдовой также и некоторые комитеты Госдумы и Совета Федерации России. Но эта работа идёт, как правило, на уровне «поговорим обо всем, и тут же забудем, о чём говорили». Впрочем, всем понятно, что, исходя из специфики своей деятельности, эти организации просто не могут, а потому и не будут решать какие-либо конкретные проблемы в отношениях между нашими двумя странами.

Был кратковременный период, когда Молдовой достаточно активно занимались в Администрации Президента России. Но, судя по всему, сегодня в этой организации уже нет того конкретного человека, который персонально занимался бы Молдовой.

Итак, подводя итог сказанному выше, приходится констатировать, что Молдовой в России занимаются практически все и персонально никто. Хотя, надо честно признать, постоянно то от одной, то от другой московской «высокой государственной структуры» приходится слышать, что она намерена вплотную заняться изучением проблем, мешающих полнокровному развитию политических, экономических, гуманитарных и иных связей между Россией и Молдовой и решительно устранить все помехи на их пути.

Если не принимать в расчёт постоянное, беспредметное и давно уже набившее оскомину всему молдавскому обществу ворчание отдельных местных зашоренных русофобов-маргиналов об опасности «руки Москвы», то можно было только приветствовать, если бы Россия имела четко выработанную стратегию своего поведения в отношении Молдовы и все бы ответственные российские организации её строго придерживались.

Для нас, граждан Республики Молдова, в большинстве своём питающих самые дружеские чувства к бывшей метрополии, это был бы вполне приемлемый вариант, так как мы точно знали бы, чего нам ждать от России, какие надежды мы можем связывать с этой страной.
Особенно важно это для тех из нас, кто рассматривает Россию в качестве стратегического партнера Молдовы, а потому считает необходимым развивать и крепить с этой страной всесторонние дружественные связи.

При этом хочу подчеркнуть, что «друзья России» в Молдове делятся на две категории. Одни из них считают, что Молдове нужно дружить только с Россией, разорвав все отношения с Западом. Эта группа «друзей России» связана с некоторыми маргинальными партиями и политиками. Людей с такими убеждениями в Молдове сегодня несколько процентов от общей численности населения.

Другие симпатизанты России объединились сегодня вокруг общества «Друзья России в Молдове», председателем которого является экс-премьер-министр Василий Тарлев.

Тарлев и его сторонники, призывая развивать и крепить молдавско-российские дружественные связи, в то же время выступают и за открытость Молдовы Западу (ЕС). Их цель – превратить Молдову в процветающую страну, в зону сближения интересов ЕС и России. Поэтому они выступают и за европейскую интеграцию Молдовы, и за развитие дружбы с Россией, поскольку не видят в этом противоречий.

Однако, многие в Молдове считают, что отсутствие у России чёткой и предсказуемой линии поведения по отношению к нашей стране, точнее сказать, наличие у Москвы параллельно существующих нескольких стратегий на молдавском направлении, существенно мешает налаживанию нормальных, долгосрочных отношений между нашими двумя странами.

Что же это за стратегии, которые никто в Москве вроде бы официально не принимал, но, судя по той информации, которая становилась достоянием общественности, кое-кто из её высокопоставленных чиновников (называются разные фамилии и организации), пытался проводить в жизнь по отношению к Молдове.

Во-первых, это так называемая стратегия «красного пояса». Суть ее сводилась к тому, что для России является благом, если она будет окружена странами, в которых у власти будут находиться коммунистические или прокоммунистические режимы. Отсюда и желание Москвы помочь Партии коммунистов Республики Молдова во время парламентских выборов 2001 года.

Сегодня уже всем вполне очевидно, что коммунисты-воронинцы мало чем отличаются от других, в том числе и правых, политиков Молдовы. Когда пришло время «кинуть» Россию (под нажимом США и Запада) в ситуации с «меморандумом Козака», они сделали это так же спокойно, как это сделали бы на их месте самые радикальные правые политики. В общем, следует признать, что стратегия «красного пояса» с треском провалилась.

Во-вторых, это стратегия «управляемой стабильности». Сторонники этой стратегии считали, что если Молдова даёт гарантии сохранение единства страны на её собственных условиях, то это может помочь сохранить стабильность в стране и, как следствие этого, влияние России, как гаранта этой стабильности.

Однако непонятно, как и чем эта «стабильность» может аукнуться для Приднестровья и Гагаузии. Если так, как того хотят некоторые молдавские политики, то этой стабильности стоило бы поостеречься.

В-третьих, это стратегия «управляемой нестабильности». Речь в данном случае идет об оказании влияния на ситуацию в Молдове посредством Приднестровья и Гагаузии, то есть, фактически, через дестабилизацию Молдовы. В этих регионах должны быть сильные позиции России для того, чтобы через них Россия могла «застолбить» свои позиции и в Молдове.

Это тоже весьма опасный путь, так как дестабилизация внутриполитической ситуации в Молдове посредством активизации анклавов чревата самыми непредсказуемыми последствиями в том случае, если параллельно будет происходить (а она неизбежна) также и активизация тех политических сил в стране, которые способны спровоцировать новый конфликт на Днестре, новый «поход на Юг», а также окончательно развернут Молдову на Запад, в сторону унии с Румынией.

Какой же выход из этой ситуации видится сегодня тем, кто хочет видеть в России друга и надежного партнера?

Только один: в Москве должна появиться, наконец, та главная и единственная ответственная структура, которая будет не только изучать информацию о ситуации в нашей стране и «принимать её к сведению», но начнёт вырабатывать на её основе реалистичную, учитывающую все возможные риски и «узкие места», устраивающую все политические, экономические и общественные круги нашей страны стратегию России по отношению к Молдове.

Уверены, что в этом заинтересованы и молдавские государственные структуры, которые хотят понимать, где тот »центр» с которым можно обговаривать все стратегические и тактические вопросы. Заинтересована в этом и общественность Молдовы.


Обсудить