Президент ПМР Игорь Смирнов обнародовал подробности своей встречи с президентом РФ Дмитрием Медведевым

Решение всех вопросов должно быть найдено исключительно сторонами. Россия примет любую договоренность, которая будет достигнута между Кишиневом и Тирасполем. Российская сторона не будет предпринимать никаких мер давления и не будет навязывать какие-либо предложения...

Уважаемый Председатель Верховного Совета, уважаемые депутаты, приглашенные.


Сегодня, реализуя конституционную норму об информировании ВС ПМР о наиболее значимых событиях во внешней сфере, я, прежде всего, благодарю вас как законодательный орган за внимание, которое уделяется этим вопросам. Вот только сейчас пришло в голову, так совпало, что информация, события и то, что произошло в мире, если кто следил за моим выступлением, я говорил о новом мироустройстве, как раз вызвали необходимость еще раз доложить всем депутатам, высшему законодательному органу о той работе, которая проводится после референдума 2006 года 17 сентября. А сегодня какое число? Специально подгадал, да? Да, нет, наверное, вот так, высшие силы, совпали все эти события, и сегодня как раз 2 года после того, как народ Приднестровья очень активно принял участие в референдуме и высказал свое видение в новом мироустройстве. Как вы помните, на этом референдуме в очередной раз мы подтвердили неизменность выбранного курса на свободное развитие, на интеграцию в российское социально-экономическое, образовательное и гуманитарное пространство.
Референдум подтвердил, что никакие другие варианты нашему народу не подходят, Это было свободное [ред.-голосование], более 110 международных наблюдателей было. Вы знаете и принятое Государственной Думой постановление о том, что референдум полностью соответствовал всем требованиям международных законов о правах личности, государства и так далее, все, какие есть.

Сегодня я хочу рассказать, какая работа практическая ведется по выполнению [ред.-решений] данного референдума и по реализации выбора нашего народа. 3 сентября, как вы знаете, я встретился с Президентом РФ Дмитрием Анатольевичем Медведевым. Это была первая встреча Дмитрия Анатольевича в ранге Президента. Ну, у меня ранг постоянный – «непризнанный президент». Но не первая это была встреча как с должностным лицом, которое, тем или иным образом выполняя государственные обязанности, касается проблем Приднестровья.
Мы обсудили целый ряд вопросов, включая проблемы молдо-приднестровского урегулирования, так это звучит, и социально- экономического сотрудничества великой России и Приднестровья, а также другие вопросы, решение которых способствовало бы развитию нашего взаимодействия. В целом, это взаимодействие способствовало бы еще большему укреплению связей и граждан РФ, и тех, кто имеет менталитет российский, с РФ. Президент России подтвердил принципиальную позицию российской стороны по проблемам урегулирования молдо-приднестровских отношений, которая основана на следующих положениях, я думаю это важно знать и учитывать. Очень много последнее время начинается, даже сейчас вот шел и прочитал: Молдова публикует – «Настает момент истины». Ну, для них он наставал уже сколько раз? Да? Ну, вот так называется. Поэтому давайте будем учитывать то, что высказывает Президент государства, которое на протяжении всех 18-19 лет является гарантом жизни нашего народа. Жизни в прямом смысле.

1. Российская Федерация четко заявила о своей приверженности исключительно мирному урегулированию конфликта, и как государство-гарант Россия предпримет все усилия для того, чтобы не допустить эскалации напряженности. Я думаю, здесь не вызывает никаких сомнений после событий на Кавказе, во время которых Россия подтвердила о том, что нельзя, даже имея «высокие политические цели», ставить жизнь людей ниже этих целей. Выглядит это таким образом. И конечно, мы понимаем, что события на Кавказе четко похоронили миф об однополярном мире при мироустройстве. Вот это самое важное, что там произошло, и, конечно, мы очень рады за наших друзей кавказских и желаем, чтоб там все получилось.

2. Решение всех вопросов должно быть найдено исключительно сторонами. Россия примет любую договоренность, которая будет достигнута между (как это звучит) Кишиневом и Тирасполем. Российская сторона не будет предпринимать никаких мер давления и не будет навязывать какие-либо предложения, хотя участвовать и помогать в переговорном процессе, конечно, будет.

3. Россия выступает за равноправный диалог между сторонами конфликта. Это не только Президент как высший политический деятель государственный России, но это и МИД заявляет, и на протяжении всего времени.

4. Россия будет предпринимать все усилия для обеспечения защиты прав соотечественников, где бы они не находились. Я думаю, это тоже важный постулат, и не только для нас, а и для тех, кто желает воспользоваться и решить свои проблемы – или территориальные, или военные – и применить силу. Но не только своих соотечественников, их жизней, но и защиты бизнеса российского за рубежом. Я думаю, последнее высказывание вы также слышали.

5. Россия как государство-посредник будет оказывать содействие в нахождении сторонами компромиссного решения.

Такой подход, как вы видите, соответствует позиции нашего народа в переговорах, которая основана на необходимости поиска мирного решения вопросов, равноправии сторон и уважении сложившихся реалий.

Вы помните, что много разговоров было о моратории по переговорным процессам, вот сейчас выступаю – и у некоторых возникает: ну зачем же ввели мораторий? Вы по времени смотрите. Нас не только интересовало политически, но и фактически: как относится народ Молдовы к геноциду, который произошел на Кавказе? Вот почему был введен временный мораторий на переговоры с Молдовой. Выскажитесь. Ну, как они высказались, вы все это знаете, не буду повторяться и после этого, по сути, он выполнил свое назначение, то есть увидеть еще раз лицо господ, которые правят Молдовой, я не говорю – народ Молдовы. И поэтому после встречи с Дмитрием Анатольевичем я дал команду МИД, и мораторий был снят.

Особое внимание в ходе встречи с Президентом России мы уделяли вопросам двустороннего гуманитарного и социально-экономического сотрудничества. Ну, это даже понятно и можно было и предполагать. Вы знаете, Дмитрий Анатольевич вел все гуманитарные программы или проекты национальные в РФ, и здесь он дока по всем вопросам, как говорят, простите, что я так выскажусь. И кое-что мы в этих вопросах делали вместе с вами, поэтому было о чем поговорить. Поэтому я сейчас назову эти ключевые проблемы, они не секрет, мы их вместе с вами обсуждали, даже исполнительная власть, и последний вариант, когда я ехал, я говорю: давайте, что еще возникло, поэтому должен здесь поблагодарить и исполнительную власть, и глав [ред.-госадминистраций], и Кабинет Министров. По сути, за эти годы мы отработали очень досконально многие программы – пенсионную, социального обеспечения, здравоохранения, которые готовы к действию, то есть мы уже на любой вопрос имеем любой ответ, и тот, что нужен для нашего народа. Поэтому мы обговаривали активизацию взаимодействия в рамках протокола «Смирнов-Жуков» от 23 мая 2006 года, развития межведомственного сотрудничества между органами власти России и Приднестровья, распространения на Приднестровье приоритетных национальных проектов в сфере образования, здравоохранения, сельского хозяйства, и приднестровская сторона обратила особое внимание на то, что нацпроекты должны осуществляться в Приднестровье не только в отношении граждан России, но и в отношении всех жителей Приднестровья, то есть по территориальному принципу, на что возражений не услышали.

[ред.-Также обговаривалось] содействие в создании надежного, устойчивого, гарантированного механизма осуществления Приднестровьем внешнеэкономической деятельности. По сути, сейчас это вроде притихло, но вот это «вроде притихло» – 500 миллионов долларов, по данным Министерства экономики, мы за это время потеряли, мы и объекты хозяйствования. Вот, что касается «вроде приутихли». Поэтому нами еще раз был поставлен вопрос о гарантированном механизме внешнеэкономической деятельности. Кстати говоря, все вопросы рассматривались с юридической основы, точно так же, как и в том договоре, который я вручил господину Воронину, было обоснование полностью юридическое, политическое насчет существующих реалий, ну а ответа (на всякий случай, кто наблюдает за этим) мы еще не получили.

Мы поговорили также о создании на территории проектов, почему-то они называются «пилотные», просто в сфере здравоохранения это открытие центров сердечно-сосудистой хирургии, перинатального центра, центра лучевой терапии. По мнению приднестровской стороны, такой подход позволит сэкономить бюджетные средства как России, так и Приднестровья. Будут сокращены расходы на транспортировку больных, командировки медперсонала. Должен сказать, что у нас сейчас работают эти пилотные проекты, мы имеем часть квот и посылаем туда людей, лечим.
А мы говорим: давайте здесь создадим центры медицинские, Россия может это сделать, для всего юго-западного направления. Вот такой я ставлю вопрос. Объясняю экономическую целесообразность. Мы учим, все равно – люди ищут, где получше, и начинают уезжать. Вот эти центры должны [ред.-быть] здесь, суть-то в том, чтобы оказывать медицинскую помощь здесь и дальше расти профессионально по всем вопросам, не только медицинским. Выплата пенсий гражданам России, постоянно проживающим в Приднестровье, – в соответствии с законодательством РФ.

В ходе встречи с Дмитрием Анатольевичем я отметил, что сотрудничество по этим и многим другим направлениям позволит эффективно решать задачи, стоящие перед нашим государством на данном этапе, и обеспечить права населения Приднестровья. Российская и приднестровская стороны – после нашей встречи мы приступили к реализации договоренностей.

Я уже отметил значительный объем работы по обобщению, анализу практики нашего сотрудничества с РФ, в том числе и в рамках ранее подписанных протоколов. Все министерства и ведомства представили анализ, а также конкретные предложения по развитию сотрудничества, и главы [ред.-госадминистраций] в том числе. Особое внимание мы уделяли тем сферам, где письменных договоренностей пока нет, но, надеемся, вскоре могут появиться. Я считаю, это важнее, уже мы выходим на этот уровень, и показала практика, даже борьбы с межгосударственной преступностью, это и министерства юстиции, и министерства внутренних дел, и другие органы. Конечно, есть сложности в части «признанные – не признанные», но решать эти вопросы нужно.

Президент России, в свою очередь, поручил социально-экономическое и гуманитарное сотрудничество с Приднестровьем вести первому заместителю Председателя Правительства РФ Игорю Ивановичу Шувалову. С ним состоялась встреча 11 сентября. Здесь я хочу сказать, что мы обменялись еще раз мнениями относительно путей и механизмов, особое внимание, я так, просто анализирую, говорю, что подлинная заинтересованность, хотя она была во всем, но очень отдельная – в понимании общих задач особенно транспортного характера передвижения людей, товаров, железнодорожного, авиационного [ред.-транспорта] и так далее. Затрагивали вопросы и по аэродрому. Мы передали первому вице-премьеру российского правительства пакет предложений по активизации межведомственного сотрудничества, разработанный приднестровским министерством, по многим направлениям, таким как образование, здравоохранение, социальная защита, по другим, уже созданным. Надежная правовая основа взаимодействия, вопрос в сроках начала сотрудничества, которые будут, более того, я остановился и благодарен за деловой характер беседы, но остановился на организационных вопросах и ставил вопрос: вот, Игорь Иванович возглавляет, скажем, комиссию, которая должна состоять из назначенных от министерств людей, чтобы не дергать и не бегать (а кто работал – знает, что это такое в Москве, думаю), что вот взял в срок, это было неделю или дней 10, говорит – дайте нам их, мы еще раз хорошо их изучим; мы вручили полный пакет документов по всем проблемам, я думаю, что здесь (и уверен) нерешенности проблем железнодорожного, воздушного сообщения, как говорил, уже взятые под особый контроль. Не может не радовать предметный деловой характер беседы, и убежден, что энергия и опыт этого государственного деятеля станут залогом нашего общего движения вперед в расширении актуальных задач нашего сотрудничества. Здесь я увидел реальное подтверждение слов, что где бы ни находились граждане Российской Федерации, Россия, как государство, будет оказывать всевозможную защиту и помощь в выполнении тех задач, которые стоят. В развитие встреч на высшем уровне в Москве также состоялись и другие встречи. Ну, есть, как меня всегда спрашивают корреспонденты, ряд встреч с государственными деятелями, я так называю, вот хотят все узнать, понимаете, но то, что можно, – то говорю. Также была встреча со статс-секретарем МИД России Карасиным, с нашим и.о. Министра иностранных дел, в ходе [которой] обсуждались двустороннее взаимодействие, перспективы урегулирования отношений. Представители внешнеполитических ведомств уделили особое внимание практической реализации тех политических договоренностей, которые были достигнуты на высшем уровне. Таким образом, в ходе визита в Москву был проделан значительный объём работы, который будет способствовать активизации нашего сотрудничества по всем вопросам – политическим, экономическим, гуманитарным. Теперь особо хочу отметить, не только для Кабинета Министров, но и для всех депутатов: проанализировав все 18 лет, вы знаете, где получается, когда мы в любом случае, нас толкают, а мы идем – тогда можно что-то добиваться, рано или поздно это выходит в положительную сферу решения любого вопроса.
Особо хочу остановиться на тех договоренностях, которые были достигнуты относительно политического урегулирования, Россия, как государство-гарант и посредник, стремится к максимальной реализации переговорно- дипломатического потенциала политических средств, которые могут привести к урегулированию. Я вновь подтвердил, и как вы знаете, мы, Приднестровье, никогда не срывали переговорный процесс и никогда не отказываемся, принципиальным для нас являлось и является равноправие сторон и выполнение ранее достигнутых договоренностей. Все это вы уже слышали, и сколько документов, не буду переходить, но вот единственное, что надо опять говорить, но надо – значит, будем, поэтому, как отмечалось выше, мною было дано поручение отменить введенный ранее мной мораторий (по какой причине мы вводили – я объяснил) и дана команда подготовки новой встречи между президентами Молдовы и России. Хочу подчеркнуть: ключевая цель по урегулированию для нас – это урегулирование отношений между Республикой Молдова и Приднестровской Молдавской Республикой мирными политическими средствами. Конституция Приднестровья дает нашей делегации достаточные полномочия для нахождения взаимоприемлемых вопросов. События же в Южной Осетии показали, что надо еще, наверное, ряд документов, которые подписывали 3 президента Молдовы, обновить. Когда я задавал вопрос некоторым, я говорю: а где гарантии, они говорят – а нет гарантий; но надо обновлять – будем обновлять. И еще раз показать то, что есть существующие реалии, есть 2 государства, и негоже одному из государств просто грабить на государственном уровне наших граждан, ну, пока Россия помогает, видимо, это устраивает. Уверен, что стороны должны проявить политическую мудрость и ответственность и взять на себя обязательства с подкреплением их международными гарантиями со стороны России и Украины, наших нынешних государств-гарантов. Соответствующие предложения будут разработаны с приднестровской стороны и вручены, поэтому я думаю, что встречи будут еще с президентом, господином Ворониным, другими представителями молдавских властей, в том числе экспертной группой. Здесь еще раз подчеркну: в том, что, как говорят, как я это выражаю, с паршивой овцы хоть шерсти клок, – мы все-таки пытались, и создали экспертные группы, причем попросили, чтоб, скажем, Европейский Союз взял на себя вопросы экологии, Украина – вопросы железнодорожного транспорта, вообще транспорта, была как бы гарантом в этом. Но пока толку нет, ноль. Это уже знакомо, и вот я сейчас сам себя ловлю на том, что я уже стал как-то спокойно к этому относиться в данном вопросе, но продолжим еще раз и возобновим эти контакты. Наша общая задача – обеспечить прежде всего мир и стабильность, обеспечить создание атмосферы проживания в Республике Молдова и Приднестровской Молдавской Республике. Мы также будем продолжать сотрудничество с нашими партнерами, прежде всего – с Украиной. Я вчера встречался с послом Украины. Я выразил признательность Сергею Ивановичу Пирожкову за гуманитарные акции с украинской стороны, за его личный вклад в развитие нашего сотрудничества в интересах не только «украинской громады», но и всех жителей ПМР, и мы уверены, что независимо от того, какие политические силы находятся на Украине у власти, руководство соседних государств всегда [ред.-будет] исходить из приоритета своих национальных интересов и необходимости защиты многочисленной украинской общины, проживающей в Приднестровье.

Мне задают вопрос сейчас, более того, я встречался там с Багапшем и Эдуардом Джабеевичем Кокойты, и тогда, и сейчас задают вопрос: Игорь Николаевич, как сейчас быть с Содружеством за демократию и права народов? Отвечаю. Они независимы, а мы пока нет. Я думаю, что наши отношения с братскими республиками не изменятся. Я получил на это официальное заявление президентов признанных государств, кстати, очень интересный юридический момент, как говорил Дмитрий Анатольевич, хоть одно государство признает непризнанное [ред.-государство] – значит, [ред.-оно уже] признанное, а нас уже двое признали, только надо это будет оформлять, как положено. Да. И мы будем, мы не стремились к признанию наперегонки, как многие думают, или, опять шаблон, я уже говорил о том, что однополярный мир закончился, и помните: Косово – это прецедент для нас, но для нас он являлся просто прецедентом в международных отношениях и не более того, ибо мы имеем больше и юридических, и экономических, и исторических, и реальных прав на признание нашего государства, вполне соответствующих всем требованиям с точки зрения прав человека и организации жизни общества. У каждого свой путь обретения свободы, и этот путь не был легким ни у абхазов, ни у осетин, ни у приднестровцев. На этом пути нам предстоит еще многое сообща сделать.
Вчера я заслушал доклады полномочного специального, Антюфеева, доклады слушал командира отряда нашего строительного, два объекта мы делаем – это профсоюз и министерство юстиции, думаю, до зимы мы закроемся. Ну, «закроемся» – строители понимают, что это такое: крыша, окна и все остальное. Очень организованно работают. Эдуард Джабеевич просил передать благодарность всему народу, я передаю её и вам, за четкую организацию, своевременное поступление гуманитарной помощи, ну, работа есть там. Работают строительный отряд МЧС, стройбат Министерства обороны в общем плане. Я думаю, что мы свои обязательства моральные, исторические, и не только договорные, а братские, выполним в полной мере, и не забывайте – у нас проходят Дни Приднестровья в Южной Осетии, они, как вы знаете, будут до июня. Будет наше сотрудничество развиваться и, конечно, с учетом последних событий. Мы должны осознавать, что признание – это не самоцель и не панацея. Это задача, решение которой должно способствовать развитию нашего государства в интересах всех его граждан. ПМР, как состоявшееся демократическое правовое государство, имеет все международно-правовые основания для признания своей независимости – территорию, население, суверенную систему государства, юрисдикцию и законодательство, миролюбивую внешнюю политику, поэтому признание нашей независимости, защищенной нами и нашими детьми и дедами с оружием в руках, – это вопрос будущего. Пока наша независимость не признана международным сообществом. Тема актуальная на этом этапе, вопрос консолидации всех органов государственной власти для решения данной задачи, и убежден, что Верховный Совет как высший представительный, законодательный орган приложит свои действия в рамках парламентской дипломатии и продолжит активные и наступательные внешнеполитические усилия.

Уважаемые депутаты Верховного Совета! Мир становится, и стал, другим, и будет еще становиться. Вы все следите за экономическими коллапсами в части кредитования, в части банковской системы – это все равно, тем или иным образом, затронет и экономику, и стабильность и Российской Федерации. Он достаточно, как я понял, подготовлен к «подушке отскока», в данном случае, и однополярность приказала долго жить. Уверен, что в новых реалиях ПМР, которая все эти годы проводила самую главную цель морали жизни – уважение к старшим поколениям, уважение к своему языку, к истории, равноправие граждан – всё больше эти качества… Недавно читал очень интересное высказывание, а интересное в том плане, что пишет враг России о том что [ред.-главное] сейчас не деньги, а именно мораль – кто видел репортаж про выражение такое:«душка не хватило», – помните, не помните, стоит командир «Востока» и спрашивает: как у грузин оружие? – высокоточное, наведение спутниковое, а душка, говорит, не хватает. Он имел в виду тот моральный, жизненный твердый устрой идеологический, как раньше называли, исторический, да просто жизненный, который есть у каждого народа, а тем более – у народа ПМР. Спасибо за внимание, информацию закончил.

Обсудить