Прецедент – он всегда и есть прецедент!

Да, переговоры о нормализации отношений с Молдовой нам необходимо вести, договариваться о том, как нам жить рядом, сотрудничать и изживать недоверие и подозрение друг к другу. Договариваться как две абсолютно равновеликие стороны, как равноправные партнеры по переговорам. И только эти две стороны: Молдова и Приднестровье могут сказать «да» или «нет» любому консолидированному решению или варианту урегулирования.

"Юридическое признание Россией Абхазии и Южной Осетии, вне всякого сомнения, послужит прецедентом для политического решения других цивилизационных конфликтов", - заявил в интервью директор НИИ стратегического анализа и прогнозирования ПГУ им. Т.Г. Шевченко Илья Галинский, комментируя заявление главы МИД России Сергея Лаврова.

Любое политическое решение, однажды реализованное, всегда имеет перспективу стать базовой посылкой для его повторения или тиражирования в сегодняшней или будущей реальности. Поэтому, чтобы Запад не говорил о непрецедентности «решения Косово», политическое решение косовской проблемы, конечно же, послужило аргументом для соответствующего решения России в отношении Южной Осетии и Абхазии, то есть, фактически, реально стало прецедентом. В силу чего, юридическое признание Россией Абхазии и Южной Осетии, вне всякого сомнения, послужит прецедентом для политического решения других цивилизационных конфликтов, коим, без сомнения является молдо-приднестровский и нагорно-карабахский.

Поэтому, по моему мнению, реплику министра иностранных дел России Лаврова, относительно непрецедентности признания Южной Осетии и Абхазии для Приднестровья и Нагорного Карабаха, следует нам воспринимать в контексте сегодняшних, узко-тактических задач, решаемых российским внешнеполитическим ведомством.

Да, разумеется, все вышеперечисленные цивилизационные конфликты частностями разняться друг от друга, но в своей основе они идентичны, поскольку представляют собой типичные конфликты идентичности. А это значит, что и решение всех их должно опираться на некий базисный поход, фундаментальность способа разрешения – юридическое признание вновь образованных, новейших государств современности.

Попытки же, втиснуть Приднестровье или же Нагорный Карабах в состав унитарных Молдовы и Азербайджана под разными предлогами и исходя из де-факто коньюктурной логики их реализаторов, чреваты опасными коллизиями, а самое главное – пренебрежением и даже забвением воли народов самопровозглашенных государств.

Создается впечатление, что российские политики забыли кто такой господин Воронин, и насколько серьезно ему можно верить. Еще не так давно, нынешний российский министр Козак, давая характеристику молдавскому президенту, пригвоздил его к позорному столбу, заявив, что Воронин находится по ту сторону добра и зла. Если расшифровать это, то получится, что у Воронина нет ни совести, ни чести, ему нельзя никогда верить – это человек без принципов. И вот с этим человеком приднестровцы, по логике российского руководства, должны договариваться о совмещенном в будущем проживании (он вроде осознал свои прошлые ошибки, покаялся, посыпал голову пеплом и обещал верой и правдой служить России). Кроме горькой улыбки, эти «аргументы» у людей хорошо знающих Воронина, вызвать ничего не могут. Дело в том, что господин Воронин в очередной раз пытается использовать российскую карту, в своем троноутверждении. Дескать, если Вы мне поможете «решить» (т.е. покорить) «приднестровскую проблему», на парламентских выборах «Я и моя коммунистическая партия» одержим победу и тогда будем дружить с Россией домами. Если же нет – «приднестровская проблема» останется нерешенной, к власти в Молдове придут унионисты, которые объединятся с Румынией и как результат, Россия будет вышвырнута из Молдовы.

Серьезные приднестровские, да и молдовские аналитики прекрасно понимают, что все это – ни к чему не обязывающие слова. Когда дело будет сделано – все вернется на свои круги, и никто ничего уже не сможет сделать, поскольку приднестровская реальность автоматически превратится во внутреннее дело Молдовы, обещания же данные Ворониным России очень легко, под разными предлогами, можно будет дезавуировать. Мало ли у нас перед глазами подобных «прецедентов». Мы то, это понимаем, и не просто понимаем, мы это ощущаем всей своей жизнью. Но рассчитывают ли на такой вариант власти России?

Да, переговоры о нормализации отношений с Молдовой нам необходимо вести, договариваться о том, как нам жить рядом, сотрудничать и изживать недоверие и подозрение друг к другу. Договариваться как две абсолютно равновеликие стороны, как равноправные партнеры по переговорам. И только эти две стороны: Молдова и Приднестровье могут сказать «да» или «нет» любому консолидированному решению или варианту урегулирования. Но отнюдь, ни США и ни ЕС, как и другие посредники и гаранты. У них в урегулировании свои интересы, у Приднестровья – свои (самоценность своей государственности и будущее приднестровского народа). И совсем не случайно, представитель ЕС в Молдове господин Мижей, недавно с предельной откровенностью дал понять, что не любое и не всякое молдо-приднестровское урегулирование (или его результат) устроит Запад. Например, возврата к Меморандуму Козака, быть, по его мнению, не может, поскольку там есть очень много моментов, которые этот Запад не устраивает. Другими словами, и это теперь стало совершенно очевидно, Запад вовсе не интересует само молдо-приднестровское урегулирование, его волнует удовлетворение своих интересов в этом урегулировании.

Да, Приднестровье страдает от непризнания его в качестве полноценного субъекта международного права. Да, основная масса приднестровцев все 18 лет независимости несет тяготы и лишения в силу всевозможных блокад и ущемлений со стороны заинтересованных государств. Да, нам тяжело. Однако мы готовы еще потерпеть, но не согласиться на белые одежды автономного, либо федеративного статуса, предлагаемого господином Ворониным Приднестровью. Сколько лет не признавали Восточный Тимор? А сегодня признали. Сколько лет не признавали Эритрею? А сегодня признали. Сколько лет не признавали Западную Сахару? А сегодня признали уже более 60 государств. Сколько лет не признавали Южную Осетию и Абхазию? Сегодня же начался процесс их признания. Придет время – признают и Приднестровье. Только надо уметь ждать, укреплять свое государство, его экономику, улучшать жизнь приднестровцев, думать о перспективном будущем…

www.pmr21.info
Обсудить