«Дело о паспорте Валерия Пасата». Не кричи, промолчи, попадешь в палачи...

Гражданину Республики Молдова Валерию Пасату, бывшему послу РМ в Российской Федерации, бывшему министру обороны и директору СИБ-а, историку с мировым именем, молдавские власти отказали в выдаче нового заграничного паспорта. Официальные объяснения причин этого решения какие-то путаные, невнятные, противоречивые, а потому доверия к себе не вызывают.

Скандальная ситуация эта, по всем признакам, крайне нелепая и неприглядная, более того, совершенно невероятная для правового государства, каковым любят представлять нашу страну её нынешние коммунистические правители.

Впрочем, поразительно даже не то, что нагло самоуверенная и откровенно охамевшая коммунистическая власть в Молдове не выдает паспорт Валерию Пасату. Такое в истории нашей страны уже бывало.

Из учебников истории, например, известно, что ещё в первой половине XIX века помещики-крепостники нередко отказывались выдавать своим крепостным крестьянам удостоверяющие их личность документы, не затрудняясь при этом поиском мотивировок своих решений. Принцип был у них такой: хочу – дам отпускной билет, не хочу – не дам. И никто не был вправе их к этому принудить.

Уже в ХХ веке, в Советском Союзе также был весьма продолжительный период, когда власти намеренно не выдавали паспорта крестьянам, чтобы они не смогли покинуть село. Цель этих ограничений была понятна – власти стремились удержать сельское население в колхозах, воспрепятствовать вымиранию деревни.
Решение, выдать или не выдать паспорт, принимали этакие сельские «царьки» – председатель колхоза вкупе с председателем сельского совета, действуя в точном соответствии с логикой помещиков-крепостников: хочу – дам, не хочу – не дам.
Вполне понятна, конечно, и цель тех молдавских представителей коммунистической власти, которые приняли решение не выдавать паспорт Валерию Пасату. Его элементарно хотят сделать невыездным, то есть лишить возможности выезжать на Запад и встречаться в Европе с депутатами Европарламента и известными правозащитниками. Более того, ему не дают даже возможности приехать в свой родной дом в Молдове, чтобы повидать больную мать.
Понятна и причина всего этого циничного произвола. В силу известных причин, Валерий Пасат стал очень неудобной для коммунистической власти Молдовы политической фигурой, присутствие которой в стране, особенно в период подготовки к парламентским выборам, имеющим для вождей правящей ПКРМ и их обслуги жизненно важное значение, крайне нежелательно.
Что же, и это тоже можно понять - Воронин и его команда ведут ожесточенную борьбу за сохранение себя во власти, а на войне – как на войне, все средства хороши.

Непонятно в этой ситуации нечто совсем другое, а именно: Почему так испуганно и глухо молчат наши записные молдавские правозащитники, столь громкоголосые в других ситуациях? Почему так скромно «молчат в тряпочку» не менее говорливые лидеры практически всех молдавских политических партии и общественных организаций?
Неужели же это не их проблема и не их боль? Или, может быть, они тоже видят в Валерии Пассате нежелательного конкурента, а потому молчаливо одобряют произвол властей? Дескать, чего вмешиваться-то, если действия властей делают на одного соперника в электоральной гонке меньше?

Обывательская эта позиция чрезвычайно вредна и опасна. Ведь нечто подобное уже было в истории, причём относительно недавно. Тоталитарная власть «выдергивала» тогда из общественно-политической жизни то одного, то другого мнимого «врага народа», а общество испуганно молчало, крестилось и шептало про себя: «Слава Богу, пронесло…Чур, чур, только бы не меня… »

Испуганные обыватели успокаивали свою совесть рассуждениями о том, что творимый в стране произвол их не касается, что репрессии обойдут их стороной, если они не станут «высовываться» и продолжат демонстрировать властям свою полную лояльность. Вопреки своей воле, они, фактически, становились сообщниками тоталитарной власти и творимого ею беспредела.
Не о таких ли «молчунах» очень метко сказал в одной из своих песен поэт-бард Галич: «Не кричи, промолчи, … попадешь в палачи»!?

Ион Мунтяну

Обсудить