Предвыборные перспективы молдавских партий. Часть пятая. Демократическая партия Молдовы

Невысок и личный рейтинг самого лидера ДПМ Дмитрия Дьякова, к которому многие избиратели относятся сегодня с явным недоверием и подозрением, учитывая его сомнительную политическую репутацию. По убеждению экспертов, именно рейтинг, точнее сказать, антирейтинг Дьякова всё сильнее тянет партию на дно и делает её практически неизбираемой.

Одной из достаточно известных политических сил в Молдове является представленная своей фракцией в парламенте, избранном в марте 2005 года, Демократическая партия Молдовы (ДПМ) Дмитрия Дьякова.

На протяжении своей политической карьеры лидер Демпартии Дмитрий Дьяков «дружил» со многими власть имущими, при помощи и поддержке которых упорно карабкался наверх, пробиваясь в первые ряды местной политэлиты, а затем, добившись своего и учитывая изменившуюся конъюнктуру, всякий раз, причём без каких-либо мук душевных, цинично предавал своих благодетелей.

В 1995 году Дмитрия Дьяков, практически никому тогда в Молдове неизвестный в качестве действующего политика, «подружился» со спикером молдавского парламента Петром Лучинским, с подачи которого был избран вице-спикером. Поэтому никого не удивило, что на парламентских выборах в 1998 году ставший президентом Петр Лучинский поручил ему возглавить Блок «За демократическую и процветающую Молдову» (БДПМ), созданный на базе известного пролучинского общественно-политического формирования - «Ласточки».

На плечах БДПМ Дмитрий Дьяков, в ходе избирательной кампании на каждом шагу клявшийся в верности Лучинскому, благополучно въехал в парламент и… сразу же предал Лучинского. Он, вопреки планам президента, отказался пойти на союз с Владимиром Ворониным, лидером ПКРМ, получившей по итогам выборов 40 депутатских мандатов, так как не увидел в нём никакой перспективы для собственного карьерного роста.

Вместо этого, в обмен на престижную должность спикера парламента, Дмитрий Дьяков пошел на союз с правыми политиками Мирчей Снегуром (ПВСМ), Юрием Рошкой (ХДНП), Валерием Матеем (ПДС). Вместе они образовали в парламенте Альянс за демократию и реформы (АДР), устроивший затем печально памятную и очень дорого обошедшуюся Молдове алгоритмическую чехарду при формировании правительства и решении жизненно важных для развития страны вопросов. По правую и левую руку от Дьякова в президиуме оказались тогда два вице-спикера – Юрий Рошка (лидер ХДНП, входившей в состав снегуровской Демократической конвенции) и Валериу Матей (лидер ПДС).

Общепринято считать, что именно тогда Дмитрий Дьяков окончательно состоялся в качестве самостоятельного политика, за которым прочно закрепилась репутация профессионального политического предателя и циничного «кидалы», которую он затем не раз подкреплял своими поступками.

В июле 2000 года Дьяков совершил новое предательство в отношении президента Лучинского, протащив через парламент поправки в Конституцию, согласно которым Молдова стала парламентской республикой, где президента избирают депутаты парламента. Рвавшаяся к власти фракция ПКРМ во главе с Ворониным поддержала, исходя из своих собственных корыстных интересов, эту конституционную реформу и проголосовала вместе с фракциями правых партий за устраивающие коммунистов изменения в Конституции.

Дьяков сам очень хотел тогда стать президентом, но не учёл, что такие же намерения имел и лидер ПКРМ Воронин. В декабре 2000 года Дьяков безуспешно пытался отговорить Воронина от участия в президентских выборах в парламенте, направив ему опубликованное в СМИ «открытое письмо», в котором подверг сомнению способности лидера ПКРМ управлять государством, за что впоследствии жестоко поплатился. После нескольких туров голосования, сопровождавшегося ожесточенной грызнёй и склоками между претендентами на пост президента, новый глава государства так и не был избран, по причине чего действующий президент Лучинский распустил парламент и назначил новые выборы.

В итоге досрочных парламентских выборов в феврале 2001 года ПКРМ получила конституционное большинство в парламенте и избрала своего лидера Воронина президентом, а сделавшая это возможным Демократическая партия Дьякова осталась за бортом нового высшего законодательного собрания страны, не сумев преодолеть 6-ти процентный избирательный барьер.

Сам Дьяков, после этих выборов вынужденный обретаться в оппозиции, испытал на себе все «прелести» жестокой немилости к себе со стороны Воронина. Он получил от него несколько весьма болезненных ударов, что, вероятно, окончательно убедило его в недопустимости становиться по отношению к действующей власти, которую олицетворяли правящая ПКРМ и её лидер Воронин, в какую-либо реальную оппозицию. Поэтому демократ Дьяков стал вдруг демонстрировать удивительную лояльность и конструктивизм по отношению к коммунисту Воронину. В 2002 году Дьяков заявил, что Молдове нужна единая партия социал-демократического направления, которую, по его мнению, можно создать только с участием Владимира Воронина и на основе правящей ПКРМ, в результате её реформирования по рецептам современной западной социал-демократии.

Всё это дало свои результаты. В феврале 2003 года президент Воронин сменил гнев на милость и назначил перевоспитавшегося Дьякова координатором политического проекта под названием «Левоцентристский союз», задачей которого, по идее, было обеспечение правящей ПКРМ широкой солидарной поддержки в обществе со стороны левых и левоцентристских партий Молдовы. Впрочем, ничего путного из этой затеи так и не вышло.

Накануне парламентских выборов в марте 2005 года, не без прямого нажима со стороны США и Запада, основные оппозиционные партии Молдовы объединились в блок «Демократическая Молдова» под руководством Серафима Урекяна, в который вошла и Демократическая партия Дьякова. В предвыборном списке БДМ очень настырному в таких делах Дьякову удалось выторговать себе солидную квоту - каждого третьего кандидата.

Попав в новый парламент на плечах и по квоте БДМ, Дьяков тут же нарушил все прежние договоренности и фактически развалил блок, создав отдельную депутатскую фракцию ДПМ в парламенте, которая 4-го апреля 2005 года вместе с депутатами от ХДНП и СЛП проголосовала за избрание лидера ПКРМ Воронина президентом на второй срок. Свой предательский по отношению не только к бывшим партнёрам по блоку, но и к своим собственным избирателям поступок лидер ДПМ Дмитрий Дьяков публично объяснил тем, что «переживает за эту страну, а значит, и за успехи правящей Партии коммунистов».

Поздравляя Воронина с избранием, Дьяков выразил надежду, что в последующие четыре года президент-коммунист «поведет страну по правильному пути», а также сообщил, что ДПМ под его руководством хочет стать «конструктивной оппозицией». Неудивительно, что Дьяков стал на некоторое время очень полезным для президента-коммуниста Воронина придворным оппозиционером.

Осенью 2007 года из Демпартии неожиданно ушёл её вице-председатель и один из главных спонсоров Владимир Филат, который увёл за собой большую группу однопартийцев. Он сформировал свою собственную Либерально-демократическую партию (ЛДП) и тут же, располагая солидными финансовыми возможностями, начал перекупать местные структуры ДПМ и некоторых других партий в регионах.

Попытка Дьякова хоть как-то компенсировать уход из партии «группы Филата» за счёт объединения ДПМ с Социал-либеральной партией Олега Серебряна дала мизерный эффект по причине почти полной виртуальности СЛП и сомнительной репутации её лидера. В качестве программной цели «объединённой ДПМ» Дмитрий Дьяков, Олег Серебрян и примкнувший к ним бывший лидер СДП Оазу Нантой объявили некий особый «третий путь». Это и не пророссийский, и не прорумынский, и не социалистический, и не либеральный путь, а какой именно, толком объяснить молдавской общественности «вожди» ДПМ пока не смогли, пообещав сделать это поближе к выборам.

Следует отметить, что для многих экспертов совместное нахождение в одной партии Дмитрия Дьякова, Олега Серебряна и Оазу Нантоя – это вообще весьма странный, если не сказать противоестественный, союз. Дмитрий Дьяков, если верить его заявлениям, по своим убеждениям - социал-демократ, сторонник независимого молдавского государства, в котором сохраняется нынешний конституционный нейтралитет, иногда, бывая в Москве, он даже себя называет «другом России»; Олег Серебрян, напротив, либерал, сторонник вступления Молдовы, которую он упорно называет «Бесарабией», в НАТО и ее присоединения к Румынии. по мнению некоторых экспертов - русофоб; Оазу Нантой – антикоммунист со стажем и сторонник решения проблемы Приднестровья силовыми методами при прямом вмешательстве со стороны Румынии, НАТО и США.

Понятно, что вместе этих политических «Лебедя, Рака и Щуку» свела сегодня жестокая нужда, стремление любыми способами выжить, удержаться на плаву и попасть в новый парламент в 2009 году. Непонятно нечто совсем другое, а именно: какой политический продукт могут они совместно произвести и представить молдавскому обществу в результате нынешнего противоречивого симбиоза фактически несовместимых политических взглядов и идеологических доктрин?

Итак, подведём итог, какими же ресурсами, дающими основания нам включать ДПМ в число претендентов на прохождение в парламент, располагает сегодня партия Дмитрия Дьякова?

Прежде всего, следует отметить, что, если судить по итогам местных выборов 2007 года, то рейтинг Демпартии колеблется где-то на уровне 10 процентов. Правда, эта партия всегда лучше выступала именно на местных выборах, где негативный имидж Дмитрия Дьякова оказывал меньшее отрицательное воздействие на избирателей. Некоторые эксперты сегодня, однако, убеждены в том, что в последнее время рейтинг Демпартии и особенно её лидера Дьякова начал стремительно падать.

Считается, что у ДПМ имеется хороший административный ресурс: почти два десятка вице-председателей районов, около 80 примаров. Партия имеет достаточно высокий интеллектуальный потенциал. В ней много серьёзных экономистов, популярных юристов, других известных в стране лиц. ДПМ располагает также неплохим организационным ресурсом, так как имеет свои региональные партийные структуры по всей республике

Демпартия, благодаря давним личным связям Дмитрия Дьякова и бывшего лидера СДП Оазу Нантоя, имеет представительство и поддержку в Социнтерне, в Партии социалистов Европы, в различных Европейских фондах, а также со стороны Национального Демократического Института США, открывшего своё постоянно действующее бюро в Кишинёве.

У ДПМ есть и свое «твёрдое» электоральное ядро - порядка 3-4 процентов стабильных сторонников, которые при любых условиях непременно будут голосовать за неё.

В качестве эффективного средства усиления электоральных позиций ДПМ её лидер Дмитрий Дьяков рассматривал создание единого избирательного списка вместе с Социал-демократической партией. Предполагалось, что, действуя вместе, обе партии при проведении эффективной кампании могли бы рассчитывать на 6-12% голосов электората, то есть на «золотую акцию» в парламенте. Но переговоры относительно объединения ДПМ с Социал-демократической партией Дмитрия Брагиша – Эдуарда Мушука вначале затянулись, а затем окончательно зашли в тупик. Есть мнение, что Марк Ткачук, который пока еще не определился, что ему делать с проектом "СДПМ - новые друзья коммунистов", не дал Эдуарду Мушуку добро на это объединение.

К слабым сторонам Демпартии следует отнести её подмоченную репутацию вследствие голосования за кандидата ПКРМ Воронина на президентских выборах 4 апреля 2005 года. Невысок и личный рейтинг самого лидера ДПМ Дмитрия Дьякова, к которому многие избиратели относятся сегодня с явным недоверием и подозрением, учитывая его сомнительную политическую репутацию. По убеждению экспертов, именно рейтинг, точнее сказать, антирейтинг Дьякова всё сильнее тянет партию на дно и делает её практически неизбираемой.

В 2008 году Демпартия испортила отношения с лидером ПКРМ Ворониным, вследствие чего тут же потеряла «крышу», после чего, начиная с июня 2008 года, некоторые бизнесмены-спонсоры начали сторониться и избегать её лидера Дьякова. Известно, что прежде своим коллегам по партии, в особенности местным активистам ДПМ и
её бизнес-спонсорам, Дьяков говорил, что «конструктивные отношения» с Ворониным позволяют ему уберегать партию от репрессий. Учитывая, что ДПМ во многом представляет собой партию
чиновничества среднего звена и предпринимателей, это был очень веский аргумент и для лидеров на местах, и для партийных
бизнесменов, утрата которого может дорого обойтись партии Дьякова.

Большим минусом для ДПМ является и тот факт, что партию покинул популярный в Молдове политик - вице-председатель ДПМ Владимир Филат, который создал новую партию (ЛДПМ). С ним ушла немалая часть других наиболее видных партийцев. Это привело ДПМ к организационным и финансовым потерям, так как Филат был одним из её ведущих спонсоров. Партия Дьякова пока ещё не оправилась от этого удара. Есть признаки того, что раскол в Демпартии продолжается.

У Демпартии сегодня весьма слабый медийный ресурс (есть только газета «Новое Время», выходящая на русском языке, тираж 2-3 тысячи экземпляров).

Прямой угрозой для Демпартии является сохраняющаяся возможность применения жесткого давления на неё в ходе избирательной кампании со стороны правящей ПКРМ, в том числе с использованием административного ресурса. Это может привести к дальнейшему оттоку многих предпринимателей-спонсоров от Демпартии и критически опасному сужению её финансовой базы.

Другой серьёзной угрозой для ДПМ является возможная утрата ею руководящих постов в регионах в случае переформатирования нынешней демократической коалиции. Первые признаки того, что это может случиться, сегодня уже имеются.

Большую опасность для политического будущего ДПМ и её лидера Дьякова таит в себе и продолжающееся усиление ЛДПМ Владимира Филата, следствием которого является переток к нему значительной части прежних активных членов и симпатизантов ДПМ.

По нашему мнению, если Демократической партии в ближайшее время не удастся переломить ситуацию, то шансов на прохождение в парламент у нее не будет.
Обсудить