Виктор Дораш: «Дальнейший распад Молдавии неизбежен»

Cуществующая ситуация чревата дестабилизацией ситуации и разделом Молдавии. На три части. На ПМР, Молдавию и Гагаузию. Но и оставшаяся часть Молдавии не является этнически однородной.

Всплеск активности начался со статьи в газете "Коммерсантъ", 22.09.2008, о возможной встрече Владимира Воронина и Игоря Смирнова, которая вызвала многочисленные комментарии и заявления в молдавской прессе. Статья в "Коммерсанте" носила, совершенно очевидно, заказной характер. Ее задача - прощупать общественное мнение. Это было видно по реакции Владимира Воронина, высказанной на мусорной свалке. Так как "общественное мнение" проявилось бурно и сильно, Владимир Воронин заявил на свалке, что никаких переговоров нет. Есть лишь консультации. По сообщениям прессы, он сказал буквально следующее: "Никаких документов, заявлений, намерений о том, что мы подпишем сепаратные соглашения или договор по приднестровской тематике - не обсуждались и не рассматриваются руководством Молдавии". "Все эти консультации проводятся с целью подготовки к полноформатному переговорному процессу в формате "5+2"". И далее, он связал свои высказывания с бурной реакцией "ангажированных" масс-медиа. Поэтому, не будет никаких других вариантов, сказал он.

Из всех заявлений опубликованных в СМИ, наиболее интересно заявление группы экспертов под эгидой Института Публичной Политики, которая постаралась дать оценку ситуации. Документ называется многообещающе - "Обобщенная точка зрения на приднестровскую проблему". Отметим, что документ появился как-то очень быстро и своевременно, чтобы дать повод Владимиру Воронину совершить попятное движение.

Обобщенная точка зрения заявлена, как независимая аналитическая оценка. Конечно же, она не является таковой. Оценка буквально пестрит передержками, неточностями и искажениями. По сути дела, авторы собрали в один документ все стереотипы так называемого "правого", "проевропейского общественного мнения" об этом процессе. Поэтому документ весьма интересен.

Начнем с вывода, который сделали эксперты. Именно на него, очевидно, опирался Владимир Воронин, когда пошел на попятную. Документ заканчивается буквально следующим словами:

"Руководство Республики Молдова должно быть очень предусмотрительным и осторожным, с тем, чтобы избежать осложнения ситуации посредством вовлечения в нежелательные сценарии. Хотя формат "5+2" не предусматривает оптимистических перспектив относительно разрешения приднестровского конфликта, на данном этапе этот формат является механизмом защиты Республики Молдова от навязывания нежелательных для молдавского государства сценариев".

Итак, авторы не видят перспектив, если проблема будет решаться в формате "5+2". Единственный плюс формата, он убережет Молдавию от нежелательных сценариев. О каких сценариях идет речь?

Уже в самом начале документа заявлено, что Россия всегда относилась к приднестровскому урегулированию с позиции "ползучей аннексии".

Метафора - это поэтический стиль мышления. Поэзия - это способ формирования эмоционального отношения, а не аналитического. Эмоции экспертов сразу нашли свой отклик у президента Молдавии, которые назвал приднестровскую проблему большой мусорной свалкой.

В действительности отношение России к данной проблеме можно охарактеризовать как ограниченную ответственность. Россия изначально стремилась решить две задачи:

Во-первых, не допустить вновь военных столкновений. И, во-вторых, создать такие условия, при которых стороны все вопросы решали бы за столом переговоров, или, как принято говорить, политически. Естественно, что при таком подходе РМ не может обеспечить наведение "конституционного порядка", а вынуждена договариваться.

Именно этот подход поддерживается и США, и ЕС, а также ОБСЕ. И именно этот подход составляет основу переговорного процесса в формате "5+2", за который ратуют эксперты. Разумеется, со временем и ЕС и США хотели бы заменить миротворческие войска РФ на любой другой контингент. Но проблема в том, что с этим не согласна ПМР. Если же не спрашивать согласия ПМР, тогда нарушим второе базовое условие урегулирования - все результаты формировать только путем переговоров.


Но договариваться Молдавия не умеет, так же как не умеет вести переговоры. Все, что продемонстрировала молдавская сторона с 1992 года в качестве переговорщика - непоследовательность, стремление вести закулисную игру и воевать, как только появится повод. В виду отсутствия результатов, ПМР строит свою государственность. Каждый новый раунд переговоров начинается с того, что РМ имеет дело с новым витком укрепившейся государственности ПМР. Естественно, что эта укрепившаяся государственность требует большего уровня автономии в пределах РМ или же общего государства. Сегодняшний уровень требований - полное равенство сторон и независимость. Так как для наших экспертов любое решение выходящие за пределы конституционного пространства является "нежелательным сценарием", то у нас нет возможности сегодня решить эту проблему, так как кроме "нежелательных сценариев" других решений нет. Любое возможное на сегодня решение, в любом случае будет за пределами нынешней конституции и значит, будет "нежелательным".

То же самое касается и оценки миротворческой миссии России, которую дают эксперты. Они говорят: "Эволюция ситуации на протяжении целого ряда лет продемонстрировала, что отсутствие прогресса в разрешении конфликтов в значительной мере было предопределено "уникальными" форматами миротворческих миссий, навязанными Россией сразу после прекращения вооруженных конфликтов, равно как и форматом переговорного процесса, в рамках которого Россия располагает статусом "посредника".

Действительно Россия навязала свой формат миротворчества. А разве существовал другой формат действий в ситуации 1992 года? Разве было бы лучше, чтобы гибли люди, только потому, что у кого-то в Кишиневе, не хватило здравого смысла понять, что в 1992 году нельзя было говорить о сепаратизме в государстве, которое существовало всего год, и которое образовалось способом, легитимность которого на тот момент не была обоснована. Так как все государства СНГ образовались в зонах ответственности бывшего СССР, то передача ответственности могла происходить только в рамках институтов оставшихся от бывшего СССР. Одним из таких институтов была армия СССР, которая с конца 1991 года стала армией РФ, в нашем случае 14 армия. Естественно, что армия не могла допустить начала крупномасштабного конфликта в зоне своей безопасности, причем конфликта, который грозил перерасти в международный, так как в него начинала втягиваться Румыния со всеми последующими следствиями.

Если государственные структуры новой РМ хотели в 1991 году получить всю ответственность за всю бывшую территорию ССР они должны были вести себя ответственно. Ответственность состоит не в том, чтобы следовать химерам, и участвовать в геополитических играх, а в том, чтобы конструктивно строить свое государство, таким образом, чтобы оно было конкурентоспособным в глобальном мире. Соответственно, строить и отношения внутри государства со всеми проживающими на его территории общинами.

Если посмотреть на вопрос, таким образом, то можно сказать, что руководство Молдавии могло остановить "ползучую аннексию" много раз. И в 1989, когда достаточно было предоставить культурно-национальную автономию, в 1993, когда можно было говорить об автономии или федерации, в 1997, когда можно было говорить о совместном государстве. "Ползучую аннексию" можно остановить и нужно остановить сейчас, когда мы стоим на пороге распада Молдавского государства. Однако "ползучую аннексию" нельзя остановить, если рассуждать в терминах аннексии, то есть имперского отношения, а не национально-государственного строительства.

То, что оценка ведется не в терминах национально-государственного строительства видно и из следующего рассуждения экспертов: "Эти форматы узаконили незаконные вооруженные формирования, принадлежащие режимам из конфликтных зон и оснащенных оружием, предоставленным Россией. В то время как незаконно расположенные в этих зонах российские войска заодно с российскими миротворцами и незаконными местными вооруженными формированиями стали щитом для антиконституционных режимов".

Так как Молдавия готова взять на себя ответственность за регион Приднестровья только в рамках своего Конституционного устройства, то ясно, что она не готова взять на себя ответственность вообще. Взять на себя ответственность значит поддерживать определенный порядок. Ввести в ПМР молдавскую Конституцию можно только военным путем. Значит война. Но правительства не воюют против собственного народа. Война против собственного народа есть геноцид. Это общепризнанное положение. То есть если признавать, что в ПМР живет народ Молдавии, против него нельзя воевать. Странно, что это понимали руководители СССР, которые в 1991 году фактически добровольно отдали власть республикам, и не понимает "демократическая власть" в Кишиневе.

Чего не понимают в Кишиневе или не хотят понять, так это то, что государство не есть совокупность центральных учреждений и писаных законов, а так же силовых органов, заставляющих население данной территории мириться с этими учреждениями. Государство есть деятельность населения данной территории по самоорганизации своей повседневной жизни как сообщества. Центральные учреждения в таком случае оказываются всего лишь посредниками в организации этой жизнедеятельности. Если же они не посредничают, а навязывают свою деятельность, как единственную форму жизнедеятельности населения данной территории, то они на самом деле оказываются не выразителями интересов населения, а выразителями интересов внешних для данного населения сил. Вообще говоря, в мире такого рода учреждения принято называть оккупационными учреждениями. Население любой страны всегда будет возражать против такого рода учреждений. Поэтому, власть, если упростить ситуацию до предела, может быть только двух типов. Та, которая растет снизу и та, которая навязана сверху. Навязанная сверху власть - это форма оккупационной власти, даже если она одета в одежду демократии.

Итак, население ПМР не хотело чуждой ей власти, власть в Молдавии не могла и не хотела, и до сих пор не хочет предложить что-либо иное. Результатом стало то, что ситуация была заморожена. Однако жизнь нельзя остановить. Она развивается. Так как Молдавия не хотела искать конструктивные решения, Россия была вынуждена взаимодействовать с территориями находящимися в зоне ее ответственности теми способами, которые ей доступны на сегодняшний день. Эти способы направлены на подрыв молдавской государственности? Нет. На обустройство территории и вписывание населения этих территорий в существующий мир. Но так как эти способы не вписываются в нынешний конституционный формат молдавской государственности, а ПМР в мире считается молдавской территорией, то, понятно, что эти меры подрывают молдавскую государственность, описанную в конституции 1994 года. Если мы посмотрим на те меры, которые перечисляют эксперты, то увидим, что в них нет ничего особенного. Это те меры, к которым прибегают большинство стран, когда решают проблемы населения, за которые они по той или иной причине несут ответственность. Вот эти меры, перечисленные экспертами, которые я позволю себе прокомментировать:

"Россия реализовала политику "ползучей аннексии" следующими методами:
"1. Массовое предоставление российских паспортов населению из конфликтных зон. В ситуации, когда Приднестровье, Южная Осетия и Абхазия не признаны международным сообществом, "паспорта", выданные администрациями из Тирасполя, Цхинвали и Сухуми не позволяют населению выезжать за пределы конфликтных зон. Получение российского паспорта, выдаваемого бесплатно и без бюрократических процедур, становится выходом для населения конфликтных зон. Вдобавок, эти паспорта становятся инструментом защиты для лидеров сепаратистских режимов".

Комментарий: Паспорт России может получить любой, если он соответствует законодательным нормам России. В ПМР есть и граждане Украины, Румынии, Израиля. То же самое делает Румыния на правом берегу. Любопытно бы узнать, сколько паспортов Израиля и США, а также других стран находится на руках у граждан Молдавии. До 2001 года на правом берегу граждане Молдавии также получали в массовом порядке паспорта России. И это не экспансия, а предоставление элементарного права гражданам выбирать, после катастрофы 1991 года.

"2. Выделение финансовой поддержки, провоцирование ожиданий на счет распространения российских социальных программ на население из конфликтных зон".

Комментарий: То же самое делают и Евросоюз, и США в Молдавии.

"3. Периодическое инсценирование "референдумов" о независимости и присоединении к России".
Комментарий: Опять таки, так поступают все. Требование проведения референдума есть законное требование и базовый принцип народовластия. Только в Молдавии референдумы не проводятся. Сегодняшняя Конституция Молдавии не была одобрена народом.

"4. Незаконная приватизация российским государственным и частным капиталом стратегических экономических объектов в конфликтных зонах".
Комментарий: Незаконна она по молдавскому законодательству и Конституции. Мы не признаем их приватизацию, они не признают нашу конституцию. Замкнутый круг. Кстати, Молдавское государство само возникло в результате нарушения союзного законодательства и незаконной, то есть односторонней приватизации предприятий бывшего Союза.

"5. Навязывание пророссийского информационного пространства, посредством которого проводится политика "промывания мозгов" населения конфликтных зон. В Приднестровье, в частности, усиленно создается образ врага из Республики Молдова, в то время как Россия представлена в качестве единственного защитника и спасителя".

Комментарий: Абсолютно симметричная ситуация. Чего же ждать от ПМР, в Молдавии они официально считаются врагами и "мусорной свалкой".

"6. Проведение выборов в органы государственной власти России в конфликтных зонах, как на территории Российской Федерации, пренебрегая нормами международного права и позицией властей из Кишинева и Тбилиси".
Комментарий: Чтобы с твоим мнением считались - не надо объявлять войну. Если же объявил, жди, что считаться не будут.

"7. Продвижение/сохранение во главе администраций в конфликтных зонах личностей (российских граждан), которые беспрекословно исполняют указания Кремля. Местные спецслужбы являются филиалами российских спецслужб".

Комментарий: Что значит беспрекословно? За последние 17 лет уже не раз было видно, что руководители ПМР часто имеют и свое мнение. Но, если интересы совпадают, то внешне это и выглядит как совпадение. Но главное не это. Если Россия вынуждена нести ответственность за события в регионе, причем эта ответственность является военной, то и действует она соответствующим образом. В таких делах никто в наивные игры играть не будет.

Таким образом, эти аргументы не выдерживают критики.

Не менее наивными являются и следующие рассуждения: "Тот факт, что Россия, последовательно и за короткий отрезок времени, предприняла целый ряд заранее спланированных военных, политических и дипломатических акций, дополненных агрессивной информационной кампанией, говорит в пользу гипотезы, что Россия заблаговременно разработала сценарий по разрушению "однополярного мира". Грузия, которая по нескольким параметрам символизировала политику США на Кавказе, была избрана в качестве цели, для того чтобы продемонстрировать международному сообществу, и СНГ в первую очередь, что "Россия вернулась".

Никаких гипотез не надо. Россия неоднократно заявляла, что будет стремиться к многополярному миру. Если правильнее, к восстановлению многополярного мира. Весной 2008 года Россия была гораздо ближе к этому статусу, чем в августе 2008 года. Наоборот. События в Грузии являются попыткой приостановить рост влияния России в качестве одного из полюсов силы путем изоляции на международной арене и в странах СНГ. Заставить Россию пользоваться для решения своих вопросов военной силой. В августе это был единственный возможный выход для России. Но ясно, что этот ход ставит ее в сложное положение. История доказала, что защита Россией своего положения военной силой в условиях международной изоляции является тупиковым решением. И те, кто спровоцировал войну в Грузии, прекрасно это понимали.

Так какие выводы мы можем сделать из всего вышесказанного, и какие выводы делают наши эксперты.

Раздел, в котором они делают выводы, называется "Последствия событий в Грузии для Молдавии".

Эксперты приводят ряд аргументов и утверждают, что ситуация в Молдавии отличается от ситуации в Грузии, и повторение в Молдавии грузинских событий "является маловероятным".

Верно, на первый взгляд. Но любая ситуация, которая сегодня кажется невероятной, завтра может оказаться очень вероятной. История знает множества примеров такого рода. Более того, крутые повороты истории только так и происходят.

Тем более что и аргументы экспертов только на первый взгляд кажутся верными. Они утверждают: "Республика Молдова, в отличие от Грузии, является соседом ЕС и НАТО. Развязывание вооруженного конфликта на территории между Украиной, с одной стороны, и НАТО и ЕС, с другой стороны, выглядело бы совсем иначе, нежели в случае с Грузией".

Верно. Но только выглядит. Данный аргумент исходит из соображения, что НАТО и ЕС крайне невыгоден конфликт на границе своей зоны безопасности. Шаткий аргумент. ЕС терпело конфликт прямо посреди своего пространства, в Сербии. И ничего. Если речь о долгосрочных интересах, и конфликт является единственным средством их реализовать, НАТО пойдет на этот конфликт или же закроет глаза на него. И в пользу этого есть гораздо больше подтверждений, чем в пользу того, что все это выглядит иначе, чем в Грузии. К сведению экспертов, война всегда выглядит одинаково.

Следующий аргумент: "Президент Владимир Воронин пришел во власть в 2001 году, будучи лидером политической партии (ПКРМ), которая провозгласила хорошие отношения с Россией в качестве стратегического приоритета для Республики Молдова. После охлаждения взаимоотношений с Россией, вследствие скандала с не подписанием Меморандума Козака 25 ноября 2003 года, президент Воронин приложил максимум усилий для восстановления диалога с Кремлем. После восстановления диалога (в 2006 году) вся политика Кишинева была подчинена цели достижения "пакетного соглашения" с Кремлем и решению, таким образом, приднестровской проблемы".

В 2003 году произошло не просто охлаждение отношений. Неподписание меморандума привело к тому, что был сорван единственный вариант, добавим жизнеспособный, решения проблемы ПМР. Федерация вещь абсолютно всем понятная, как юридически, так и организационно. Другого такого проекта на сегодняшний день нет. Общее государство это гораздо более сложный и не до конца понятный проект.

Напомним, что проект федерации был выдвинут в 2002 в Киеве миссией ОБСЕ. Срыв этого соглашения показал, что Россия не может опереться на молдавские политические силы, даже когда продвигает согласованный с Западом проект, даже если ее, вроде бы поддерживают, как бы чисто пророссийские силы, каковой числится ПКРМ. В таком случае, все попытки наладить отношения, предложить некие пакетные соглашения, в которых нет никакого реального смысла, будут восприниматься Россией только как акт дипломатической вежливости, а не реальное стратегическое партнерство. Значит, Россия будет подходить к Молдавии и ПКРМ прагматически, то есть точно так же, как Молдавия отнеслась к России. Прагматический подход определяется обстоятельствами и интересами, а не принципами и договоренностями. Россия не раз заявляла, что она будет подходить к вопросам именно так. Это очень важный нюанс.

И тут не поможет то, что в "отличие от Грузии, Кишинев сократил свое участие в ГУАМ, контакты с НАТО переведены в чисто формальную плоскость, взаимоотношения с Румынией демонстративно заморожены". В Москве прекрасно понимают, что это все демонстративные жесты, которые не меняют сути дела, в то время как реализация плана Козака меняла суть дела. Не меняет суть дела даже нейтралитет Молдавии.

Следующее отличие, которое видят наши эксперты, состоит в том, что "Приднестровский конфликт не является ни межэтническим, ни внутренним.

Этнические русские и российские граждане составляют меньшинство в Приднестровье. В одном только Кишиневе проживают больше этнических русских, нежели во всем Приднестровье".

Этот аргумент в последнее время очень часто используется. На самом деле все происходит с точностью до наоборот. В 1992 году этот конфликт не был этническим, хотя выдавался за таковой. К примеру, он не был этническим в 1992 и в Осетии, где проживали и грузины. И в Абхазии в 1992 абхазы так же не составляли большинство. В конфликтах имеет значение не этноним, а поведенческий стереотип, под которым лежат различия интересов.

В 1992 и в Осетии, и в Абхазии, и в ПМР у населения не было поведения отличного от поведения в остальной Грузии или на правом берегу РМ. Тогда это был именно конфликт администраций, который оформили как этнический конфликт. Этнический момент в конфликте присутствовал, но не более. Ведущим было именно административное начало, а не этническое. За эти годы изменилось многое. В ПМР сложился свой поведенческий стереотип, свои реалии, которые сближают русского и молдаванина из ПМР и отличают их от русского и молдаванина из Кишинева. Естественно, присутствует и административный фактор. Но ведущим сегодня является именно этнический. То же самое и в Осетии, откуда теперь ушли грузины, и в Абхазии. Плюс кровь. То есть, конфликт превращается в действительно этнический. Об этом же говорит и статистика. Численность населения Абхазии по последней советской переписи 1989 года - 525.061 человек, из которых лишь 17,8% были абхазами. То есть к 1992 абхазы не составляли даже относительного большинства.

Генеральная ассамблея ООН на пленарном заседании 15 мая 2008 года приняла резолюцию, призывающую к скорейшей разработке графика возвращения грузинских беженцев в Абхазию и восстановлению этнического состава непризнанной республики до того состояния, в котором он был перед началом грузино-абхазского конфликта в 1992 году. То есть ООН требует возвращение конфликта на до-этническую основу. Понятно, что теперь после конфликта 08.08.2008 вернуть довоенный состав почти невозможно, по крайней мере, в ближайшее время.

Таким образом, выводы нужно строить на основе реальных факторов, а не химер. Реальностью же является следующее:
- конфликт по-прежнему не урегулирован;
- армия Молдавии по-прежнему противостоит армии ПМР;
- российский миротворческий контингент очень ограничен, а другого - нет;
- этническое различие населения правого и левого берега выросло.

Разумеется, эти реалии не обязательно должны привести конфликту. Но они составляют основу возможности такого конфликта. Если же такая возможность сохраняется, то цепочка событий всегда может превратить малореальное событие в весьма реальное. В Грузии все думали так же, что война уже не повторится. Но нагнетание событий началось с момента прихода к власти Саакашвили, который шаг за шагом создал ситуацию, при которой она взорвалась. Кто в ней был реальным провокатором, не столь важно. У нас в 2009 к власти должны придти политики, которые полагают, что Россия есть главное препятствие на пути развития Молдавии. Кто даст гарантию, что они не будут нагнетать ситуацию по грузинскому сценарию. Никто. А раз так, то говорить, что грузинский сценарий маловероятен, неверно.
После того, как был опубликован документ экспертов, произошли события, которые подтверждает вывод о том, что грузинский сценарий при определенных условиях может стать вероятным.

1. ЛДПМ (Влад Филат) выступила с требованием к власти заключить договор с Румынией о трансграничной торговле.

2. ЛПМ (Дорин Киртоакэ) организовала караван мира с требованием вывести российскую армию с территории Молдавии. Причем караван поехал в Бельцы (какое отношение имеет этот город к 14-й армии?), русскоязычный город, где активисты ЛПМ получили по морде. То есть караван мира был задуман, как элементарная провокация.

Или такая новость, на которую СМИ не обратили внимание: "17 января 2008. Командующий российским воинским контингентом в составе совместных миротворческих сил (СМС) полковник Анатолий Зверев обратился в Объединенную контрольную комиссию (ОКК), руководящую миротворческой операцией, по поводу "деструктивных действий" молдавских коллег, которые после ротации перестали подчиняться начальникам постов. "Выражаю большую обеспокоенность по поводу деструктивных действий руководства воинского контингента миротворческих сил Республики Молдова по подготовке к проведению смены постов совместных миротворческих сил южного участка зоны безопасности", - говорится в обращении. В качестве подтверждения своих слов полковник приводит тот факт, что 11 и 14 января 2008 года в нарушение приказа Объединённого Военного Командования (ОВК) от 21 сентября 2001 года, руководство молдавским миротворческим контингентом не передало свой личный состав, заступающий на посты и КПП в подчинение старшим постов. Во время проведения ротации (смены личного состава постов) старшие постов фактически приняли под свое командование только личный состав от РФ и Приднестровья, а молдавские военнослужащие на этих же постах юридически несут службу самостоятельно".

В Грузии нагнетание напряжения проходило по тому же сценарию шаг за шагом, мелкими и дозированными событиями. Полностью он был реализован после прихода антироссийских сил к власти во второй раз. Те силы, которые будут в парламенте в 2009, особой любви к России не испытывают, в том числе и ПКРМ. Если, они сейчас нагнетают напряжение, можно предположить, что это же они будут делать и после парламентских выборов 2009. Главным условием, при котором станет возможным такой сценарий - получат ли эти силы большинство в парламенте или нет. Если да, то они получат возможность резкого разрыва с Россией и, значит, они поддержат такой сценарий.
Поэтому вопрос не в том, как будет действовать Россия в условиях нагнетающейся ситуации. Она будет действовать адекватно и защищать свои интересы. И будет защищать всеми возможными средствами. Вопрос, как это аукнется Молдавии и ее гражданам в том случае, если правящая элита решит опять сыграть в геополитику.

Реальная позиция России по отношению к проблеме Приднестровья в оценке экспертов

"Российская Федерация никогда не намеревалась согласиться с "пакетным соглашением", предложенным Кишиневом. Имитируя заинтересованный диалог с Кишиневом, Кремль подчинил себе значительную часть внешней политики Республики Молдова, особенно по отношению к НАТО и ГУАМ".

Очень утомительно анализировать то, что не имеет никакого смысла. Понятно, что Российская Федерация не будет соглашаться с пакетными предложениями Кишинева, с которыми никто не согласен, кроме самого Кишинева. Поэтому еще не известно, кто имитирует диалог: Кишинев или Кремль. Что касается подчинения внешней политики, сложно подчинить себе то, чего нет. Никто не мешает Молдавии иметь внятную политику. Если американская база на Кубе не мешает этой стране вести дипломатическую и идеологическую войну против США, то есть иметь ясную внешнюю политику, кто мешает делать это РМ. Несколько сотен российских солдат на левом берегу?

Надо прямо сказать, мешает только отсутствие этой внешней политики. Странным является также и другое. С одной стороны эксперты полагают, что Молдавия не должна идти на сепаратные переговоры с Кремлем, с другой - они говорят: "Россия не реагирует на аргументы Кишинева, который старается убедить ее, что полномочия, предоставленные Приднестровью "пакетным соглашением", существенно шире, нежели полномочия субъектов Российской Федерации".

То есть, если бы Кишинев мог убедить Кремль в своих предложениях, то можно было бы пойти и на сепаратные соглашения с Москвой. Таким образом, Кишинев и эксперты, представляющие сегодня ситуацию, судят о ней только с позиции молдавских интересов. Это законно, но нужно тогда, хотя бы в качестве гипотезы, допустить, что есть интересы и у других участников.

Риски для Молдавии в оценке экспертов

Неверные предпосылки приводят к неверной оценке рисков: "Продолжающийся перерыв в переговорном процессе и сохранение конфликта в "замороженном" состоянии не представляют немедленной угрозы для Республики Молдова". И далее: "В настоящее время (сентябрь 2008 года), Москва и Кишинев, каждый исходя из собственных интересов, продолжают поддерживать совершенно нереальную идею о возможности достижения жизнеспособного решения приднестровского конфликта в рамках двустороннего диалога".

По мнению экспертов, главный риск это возможность разрешения конфликта в результате двухстороннего диалога. Этот двухсторонний диалог может состояться, опять таки, по мнению экспертов, под давлением России и ее посредничестве. Трехсторонний формат, по мнению экспертов, так же неприемлем, как и двухсторонний. Единственный формат, это пятисторонний. Именно он позволяет избежать рисков для Молдавии. Но каких рисков? Рисков, что проблема решится в формате выгодном для России. В то же время, они же считают, что пятисторонний формат не дает, в ближайшее время, перспектив для решения проблемы. В таком случае единственный риск, перед которым стоит Молдавия - это риск решения проблемы. Так как проблема допускает только одно решение, а это решение эксперты считают рискованным, понятно, что любое решение будет рискованным.

Единственный ли это риск для Молдавии?

Эксперты молчаливо предполагают, что единственный риск для Молдавии - это неверное решение. Под неверным решением понимается решение вроде плана Козака, то есть федерализация в той или иной форме. На самом деле есть еще один риск, о котором забывают сказать эксперты. Это риск раздела Молдавии. То, что ПМР в результате действий нынешней власти на протяжении последних 7 лет почти отделилась - уже ясно. Затягивание ситуации, а пятисторонний формат - это путь бесконечных переговоров, который еще больше отделит ПМР от Молдавии. Но на повестке дня есть еще вопрос - о Гагаузии. Гагаузия стучится в ту же дверь, что и ПМР. Кишинев не может ничего предложить. Но с теми политическими настроениями, которые будут преобладать в парламенте после 2009 года, вряд ли можно будет решить вопрос с Гагаузией. Ее можно будет задавить, но не решить вопрос.

Нынешний конфликт усугубляется и при ПКРМ, наиболее близкой (по духу и политическим убеждениям) к лидерам Гагаузии политической силе. Если она не смогла найти общий язык и решение проблемы, то более правые партии, тем более не смогут найти такое решение. Попытка силового решения, или давления на Гагаузию ни к чему не приведет, в условиях, когда Гагаузия поддерживается Россией.
Следовательно, дальнейший распад Молдавии неизбежен.

Вывод. Существующая ситуация чревата дестабилизацией ситуации и разделом Молдавии. На три части. На ПМР, Молдавию и Гагаузию. Но и оставшаяся часть Молдавии не является этнически однородной. Север Молдавии, скорее украинский, чем молдавский. Если уж Молдавия начнет распадаться, на севере, скорее всего, также начнутся напряжения. Предпосылки для этого также есть.

Таким образом, именно замороженное состояние является наиболее рискованным. В этом смысле для Молдавии, для ее будущего любое решение является менее рискованным, чем отсутствие каких-либо решений.

Почему? Прежде всего, потому, что есть проблема Гагаузии. Сегодняшний Кишинев, будучи осколком бывшего СССР или империи в терминологии наших экспертов хочет как можно дольше сохранить нынешний политический статус-кво. Но этот статус-кво давно стал препятствием для нормального развития, в том числе и правого берега. Выборы-2009, учитывая, что доклад экспертов очень точно отражает настроение молдавского истэблишмента, могут закрепить нынешний статус-кво и, следовательно, сделать возможной вышеуказанную тенденцию.

Выборы 2009 года и позиция ПКРМ в приднестровском вопросе

Представленная в обобщенной точке зрения позиция экспертов внешне не имеет отношения к ПКРМ. Правые силы являются силами противостоящими ПКРМ. Поэтому вышеназванная точка зрения вроде бы не имеет отношение к позиции ПКРМ. В действительности это не так. Уже последнее интервью Владимира Воронина телеканалу РТР очень четко обозначило реальную позицию ПКРМ.

Газета Кишиневские новости от 17.10.2008 по этому поводу пишет: "В этой связи глава государства напомнил, что впервые с момента независимости Молдавии удалось достичь согласия всего политического класса Республики Молдова по урегулированию приднестровского вопроса. Парламент единодушно проголосовал за Закон об основных положениях особого правового статуса Приднестровья. "На основе этого документа мы разработали развернутый закон о приднестровской автономии. Этот проект закона отдан всем участникам переговорного процесса в формате "5+2" за исключением Приднестровья", - сказал глава государства. Он уточнил, что на встрече с приднестровским лидером Игорем Смирновым собирается передать весь пакет предложений: и проект закона, и механизм гарантий, и план поэтапного урегулирования, то есть "дорожную карту" этого процесса".

То есть мы видим согласие экспертов и президента ПКРМ. И все же это тот же закон 2005 года, который никогда не будет принят ПМР. Зачем же его предлагать? Большинство независимых наблюдателей давно пришли к выводу, что активность президента по вопросу ПМР обусловлена выборами 2009 года. Какая цель преследуется при этом? Убедить Россию в том, что никто кроме ПКРМ не может решить эту проблему? И убедить тем самым Россию не вмешиваться в выборы в РМ или, по крайней мере, не мешать им. Это так. Но это ближайшая цель. Гораздо более глубокая цель состоит в том, чтобы сформировать окончательный формат отношения к проблеме урегулирования. На базе этого формат будет возвышаться, как колос ПКРМ, так как из всех политических сил Молдавии она одна владеет инициативой в этом вопросе.

В таком случае, ПКРМ сможет рассчитывать, как минимум, на беспристрастное отношение к себе РФ и ЕС. Это как минимум, максимум - поддержку. Именно этого она добивается в преддверии выборов 2009 года. Почему? Потому, что ПКРМ рассчитывает не просто сохранить власть, но сохранить ее в максимальной степени. Если летом можно было прогнозировать для ПКРМ до 40 %, то сейчас можно смело прогнозировать не менее 51 % голосов. На последнем пленуме Владимир Воронин четко обозначил свою цель - большинство, так как иначе Молдавию ждет разруха. Однако назначение Марка Ткачука на должность главы республиканского Штаба ПКРМ, говорит о том, что амбиции растут и растут пропорционально изменению ситуации в пользу ПКРМ. Фактически разговор нужно вести о том, что ПКРМ может повторить результат 2001 года. Именно это и составляет основу, главную цель и ожидаемый результат активности вокруг приднестровской проблемы. Ибо для ПКРМ главным было достижение внешнеполитической поддержки. Внешнеполитическая поддержка является существенным фактором достижения не просто успеха, а повторения успеха 2001 года любым путем. Именно в этом суть дела. ПКРМ нужен только такой успех, ибо только он гарантирует ей безопасное существование в условиях кризиса и начинающегося обнищания трудовой части населения Молдавии. С политическими партиями внутри страны они легко разберутся. Часть из них зависит от них, часть коррумпирована ими, а часть ведет себя совершенно неграмотно с электоральной точки зрения. Так же как на предыдущих выборах партиям не удалось аккумулировать нарастающее недовольство населения ПКРМ, так и на этих выборах партиям не удастся это сделать. Теперь главное, чтобы эти партии не нашли опоры за пределами Молдавии. Инициативы ПКРМ, направленные одновременно на Запад и на Восток, приводят к полной изоляции этих партий от возможных внешнеполитических спонсоров и превращение их фактически в клиентов ПКРМ. Это было видно на примере Социал-демократической партии (СДПМ), которая очень легко сменила свою политическую ориентацию после выборов Эдуарда Мушука председателем муниципального совета, и из принципиального противника ПКРМ стала ее верным клиентом.

Достичь такого внешнеполитического успеха, позволяет только приднестровское урегулирование, так как оно затрагивает целый комплекс проблем. Есть здесь еще и другой аспект проблемы. Так как приднестровское урегулирование в нынешних условиях нерешаемо, то любые инициативы в этом направлении виртуальны. Но в предвыборную кампанию необходимо только изменять общественное мнение. Ничего более. После выборов можно вернуть проблему на прежнее место. То есть. Получив большинство, причем подавляющее, ПКРМ сможет решать эту проблему так, как сочтет нужным.

И все же почему ПКРМ в поиске внешнеполитической поддержки ставит акценты на внутриполитическом консенсусе и законе 2005 года? По одной простой причине. Она хочет получить эту поддержку и не отдать ничего взамен ее. Или мы, или разруха, сказал Владимир Воронин на последнем пленуме ЦК. При такой формуле, ПКРМ всегда может извлечь на свет Божий именно ту часть формулы, которая необходима в данной ситуации. Если не нужно договариваться, у нас консенсус, и мы без других партий не можем вести переговоры. Если, необходимо, мы единственная партия, с которой еще можно ввести переговоры, ибо консенсус нам навязан, и мы не можем пойти против партий, которые поддерживает Евросоюз. Но можем пытаться, а другие партии даже не будут пытаться. Следовательно, только с нами можно вести переговоры и иметь дела.
regnum.ru
Обсудить