Желание - это не возможности

Основываясь на этом, Приднестровская Молдавская Республика и Республика Молдова могут наладить тесные взаимовыгодные связи. Но произойдёт такой прорыв в отношениях двух соседей, очевидно, не ранее того времени, когда Василий Тарлев займёт пост президента Республики Молдова.

ПОЛИТИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ


В Республике Молдова набирает обороты предвыборная гонка. В борьбу за одно из призовых мест включилась и созданная в апреле 2000 года партия с названием Центристский союз Молдовы, которую с сентября нынешнего года возглавил экс-премьер Василий Тарлев. Судя по программным заявлениям лидера партии, центристы ставят перед собой на предстоящих выборах, намеченных на 2009 год, достижение весьма амбициозных целей.

Перед ЦСМ поставлена задача не только попасть в парламент Молдовы, но и войти в тройку лидирующих партий с тем, чтобы бороться за право выдвижения своего кандидата на пост президента Республики Молдова. С большой долей вероятности можно предположить, что в случае достижения заветной цели, кандидатом в президенты от ЦСМ будет бывший премьер-министр, нынешний лидер партии Василий Тарлев.

Сегодня мы не будем анализировать расклад сил на политическом поле Молдовы и прогнозировать, возможно ли достижение центристами поставленной цели. Гораздо важнее понять, насколько реально урегулирование молдо-приднестровских отношений в случае прихода к власти одного из самых прагматичных и вменяемых политиков Молдовы, человека, уже побывавшего на одной из вершин государственного олимпа своей страны.

Сразу, для ясности, обозначим позиции сторон на современном этапе.

Согласно Конституции, Приднестровская Молдавская Республика — суверенное, независимое, демократическое, правовое государство. Примерно те же самые слова записаны и в Конституции Республики Молдова.

Казалось, на этом можно поставить точку. Однако в Кишинёве продолжают считать Приднестровье неотъемлемой частью Молдовы, и абсолютно бескомпромиссно, в одностороннем порядке, на основе решения законодательной власти РМ определили статус Приднестровья, наделив его правами (а точнее — бесправием) автономии. При этом нынешний молдовский президент время от времени заводит разговор о продолжении переговорного процесса, весь смысл которого, очевидно, должен заключаться в том, чтобы, ознакомив приднестровскую сторону с фактом, заставить представителей Тирасполя поставить свою подпись под собственным приговором.

Между тем анализ истории молдо-приднестровских отношений позволяет сделать вывод, что точка максимального соприкосновения и сближения позиций в этом вопросе пройдена в 2003 году. Тогда Приднестровье, вняв настоятельным просьбам России, пошло на значительные уступки Кишинёву, согласившись поступиться частью суверенитета (в рамках "Меморандума Козака") ради окончательного урегулирования конфликта и сохранения территориальной целостности федеративного государства в границах МССР. Человек кипучей энергии, Дмитрий Козак, без устали мотаясь между Кишинёвом, Москвой и Тирасполем, казалось, предусмотрел абсолютно всё: позиции сторон, разногласия, политические, экономические и правовые аспекты, сумел, уравновесив притязания, свести стороны к единому мнению, отраженному в согласованном документе.

Одного не учёл Дмитрий Николаевич — марионеточной сути кишинёвской власти, её абсолютной зависимости от западных спонсоров и покровителей.

Кроме чисто эмоциональной реакции на поступок молдовского президента, в последний момент отказавшегося подписывать окончательный вариант согласованного с ним документа, выразившегося в восклицании Козака: "Это за гранью добра и зла!", сложилось устойчивое мнение в неадекватности и недоговороспособности президента Молдовы.

С тех пор за минувшие пять лет Молдова и Приднестровье не только не сблизили позиции по вопросам окончательного урегулирования, но и продолжали дрейфовать в диаметрально противоположных направлениях. Следует подчеркнуть, что этот процесс естественен, поскольку обусловлен историческими вехами развития Бессарабии (нынешней территории Молдовы) и левобережной части Новороссии, неотъемлемой частью которой и является Приднестровье. И с каждым годом, месяцем, днём несовместимость РМ и ПМР лишь усугубляется и становится всё более очевидной.

В Приднестровье число граждан Российской Федерации продолжает расти и приближается к четверти всего населения республики, и чуть менее четверти составляют граждане Украины.

В Молдове, по вполне объяснимым причинам — возможностью пользоваться привилегиями для беспрепятственного передвижения по Европе, — угрожающими темпами растёт количество граждан Румынии. Не способствует сближению сторон и риторика президента Молдовы Воронина. На протяжении многих лет он старательно лепил из приднестровцев образ контрабандистов и пособников международного терроризма, а недавно и вовсе определил им место на свалке, как историческому мусору.

Однако вернёмся к изначальной теме нашей беседы — перспективам урегулирования молдо-приднестровских отношений с позиции лидера Центристского союза Молдовы Василия Тарлева. Начнём с несколько запоздалого прозрения кишинёвского политика в том, что, по его выражению, проблему Приднестровья (так считают в Молдове, хотя мы знаем, что нет такой проблемы) "решать надо первоначально в Кишинёве. Мы сами должны чётко и ясно определить для себя, каковы пределы компромисса, на который мы готовы пойти? Готовы ли мы учесть если и не все, то, во всяком случае, многие интересы и запросы другой стороны?". В этой связи невозможно удержаться от реплики, что тем самым домнул Тарлев констатирует — не существует "приднестровской проблемы", а есть проблема зашоренности у подавляющего большинства молдовских политиков, проблема косности мышления, нежелание признавать очевидное — существование на протяжении без малого двух десятков лет независимого государства — Приднестровской Молдавской Республики.

В Кишинёве с упорством, вызывающим нелестные сравнения, продолжают именовать Приднестровье не иначе как "восточным регионом Республики Молдова". В медицине нечто подобное известно на примере, когда человек на протяжении длительного периода чувствует боль в ампутированной конечности, и ощущения эти столь явственны, что ампутанты иногда пытаются стать на отсутствующую ногу. Иллюзия не уходит даже после нескольких падений.

Похоже, аналогичное чувство испытывают по отношению к Приднестровью и в Кишинёве. Будущий кандидат в президенты Молдовы предлагает решать" приднестровскую проблему" …на примере Гагаузии. Да, именно так и сказал: "На примере Гагаузии мы должны показать приднестровцам, что находиться в составе Молдовы им будет лучше, чем иметь сомнительный статус "непризнанного государства".

Но, очевидно, понимая, что нынешнее положение автономии в составе Молдовы вряд ли может быть привлекательным примером для приднестровцев, домнул Тарлев уточняет, что ещё Кишинёву нужно предпринять, чтобы Приднестровье возжелало стать молдовской автономией: "Для этого надо наладить постоянный и конструктивный диалог с общественностью региона, исполнительной и законодательной властью Гагаузии, прислушаться к их просьбам, пожеланиям. Например, предоставить Гагаузии квоту — 3-4 места в парламенте Молдовы. Уверен, что этот шаг был бы с благодарностью воспринят общественностью Гагаузии и ещё больше укрепил бы единство нашей страны".

Стоп. Выходит, что пока ничего этого нет?!

Спасибо за откровение, домнул бывший премьер-министр. Отсюда следует, что Гагаузия сегодня совершенно бесправная, фиктивная автономия? И только ради того, чтобы напялить костюмчик такой же автономии и на Приднестровье, с гагаузами предполагается "наладить диалог" и всего лишь "прислушаться к их просьбам", которые, надо полагать, сегодня звучат гласом одинокого в пустыне, и предоставить квоту (аж на 3-4 места!) в парламенте Молдовы. Что могут решить эти три-четыре голоса в парламенте, кто их услышит, и захотят ли к ним прислушиваться вообще? Очевидно, столькими же голосами предполагается "наградить" и Приднестровье. Но нет никакой гарантии, что подобное произойдет, ведь это пока только благие намерения домнула Тарлева, которыми, не зря говорят, вымощена дорога в ад.

Довольно своеобразно представляет лидер партии ЦСМ стратегию успешного развития Молдовы: "Молдова будет успешно развиваться только в том случае, если она сумеет сблизить на своей территории интересы Запада и Востока".

Да, этими устами да мёд пить. Сказанное Тарлевым было бы возможно, если б интересы Запада, надо полагать, стран—участниц НАТО и Востока в лице России, совпадали. А если они не совпадают? Как говорят в Одессе: а они-таки не совпадают, тогда как будет называться линия их соприкосновения? Отвечаю: линия фронта! Что, собственно, сегодня и происходит. Ведь не кто иной, как господин Хилл, выступая в Тирасполе перед студентами ПГУ, безапелляционно заявил, что Соединенные Штаты никогда не допустят решения приднестровской проблемы без их участия.

Я уже говорил и ещё раз повторю. Идёт глобальный процесс передела сфер влияния. Мир вновь становится многополярным. Сегодня, с размещением американской ПРО в Европе и военных баз в Румынии, для Российской Федерации чрезвычайно важно было бы иметь мощную военную базу на территории Молдовы либо Приднестровья. Этот шаг России сделал бы невозможным вступление в НАТО Украины. В данном случае даже "нейтральный статус" Молдовы, прикрываясь которым она требует вывести российских миротворцев, одновременно заигрывая с НАТО, играет против России. Стремление усидеть на двух стульях одновременно, быть одинаково хорошим партнёром для Запада и Востока, как бы помягче выразиться, контрпродуктивно. Именно по этой причине бывшая Молдавская ССР оказалась разделённой на Бессарабию, едва не ставшую частью Румынии, и Приднестровье, ориентированное на Россию.

Да и не получается у молдовского политического истеблишмента быть "слугою двух господ". Если предпринимаются попытки наладить отношения с Западом, то только за счёт охлаждения отношений с Востоком, и наоборот. Следует понимать, что Молдова находится в кабальной зависимости от Международного валютного фонда, она посажена на западную допинговую иглу и на долгие десятилетия обречена плясать под "дудку" Запада. Разделять с ней эту незавидную судьбу Приднестровье не намерено. Кроме того, кто бы что ни говорил, а у подавляющего большинства бессарабцев и приднестровцев совершенно разный, практически несовместимый менталитет. Это хорошо видно на примере выступления Василия Тарлева на внеочередном съезде ЦСМ.

Он, в частности, сказал: "Важно понять, на каких принципах мы можем находить согласие и объединиться… Нам давно уже пора осознать, что все вместе мы — дети нашей матери-Молдовы…"

Простите, домнул Тарлев, но для большинства приднестровцев, кстати, рожденных на этой земле (а не понаехавших отовсюду, как предпочитают думать в Кишинёве), наша земля была для нас матерью, но никогда ею не была Молдова. Мы отождествляли Родину-мать с Советским Союзом, с Россией, а наши деды-прадеды — с Херсонской губернией Российской Империи. Очевидно, у нас с вами разные матери в смысле Родины.

Мы, приднестровцы, уважаем чувства бессарабского народа к своей родине и вправе рассчитывать на такое же отношение к нашим чувствам.

Отрадно то, что лидер ЦСМ не считает российских военных оккупантами и отдаёт им пальму первенства в деле миротворческой миссии. В числе наиважнейших внешнеполитических приоритетов В.Тарлев назвал дружбу и стратегическое сотрудничество с Россией.

Основываясь на этом, Приднестровская Молдавская Республика и Республика Молдова могут наладить тесные взаимовыгодные связи. Но произойдёт такой прорыв в отношениях двух соседей, очевидно, не ранее того времени, когда Василий Тарлев займёт пост президента Республики Молдова.

Виталий Островский

Обсудить

Другие материалы рубрики