Валерий Гурбуля: «В прокуратуре нет коррупции»

«Я встречаюсь со всеми прокурорами, которые подают заявления об уходе по собственному желанию. Причиной они обычно называют невысокие зарплаты и нежелание нарушать закон. Говорят: лучше мы найдем другой способ обеспечить свои семьи. Так что мы находимся на правильном пути, и наша система внутренней безопасности свидетельствует, что у прокуроров нет особенных возможностей для заработков на стороне».

Одним из пунктов Плана действий Молдова - Европейский союз была разработка новой концепции деятельности прокуратуры. О задержке с представлением проекта не раз упоминалось на заседаниях Национальной комиссии по европейской интеграции. Наконец, в минувшую среду правительство одобрило новый законопроект о прокуратуре. Документ гармонизирует законодательные акты, регулирующие деятельность молдавской прокуратуры, с евростандартами.

При разработке нового видения функций и роли молдавской прокуратуры учитывались как национальная специфика, так и правовые системы других стран. Выбрана была португальская модель. «Там прокуроры по своему статусу и полномочиям близки к магистратам, но магистратами не являются», - объяснил журналистам причину такого предпочтения генеральный прокурор Валерий Гурбуля.

Новое в статусе и функциях прокуратуры то, что отныне ее деятельность «будет сосредоточена на уголовном преследовании и поддержании государственного обвинения, а не осуществлении общего надзора, как это происходило в советские времена». Другое новшество документа – усиление коллегиальной составляющей в деятельности прокуратуры за счет перераспределения полномочий генпрокурора. Он поделится ими с членами новой структуры – Высшего прокурорского совета.

Созданный орган будет состоять из двух коллегий – дисциплинарной и квалификационной. «Ряд решений, которые ранее были в компетенции генпрокурора, например, продвижение по службе или дисциплинарная ответственность работников прокуратуры, теперь будут приниматься советом. Цель этих перераспределений – установить баланс между полномочиями прокурора и коллегиальных органов прокуратуры», - разъяснил Гурбуля.

Как оказалось, дополнительных финансовых средств на внедрение законопроекта не потребуется. Они будут выделены из внутренних резервов, уточнил Гурбуля. Не предполагается и расширения штата.

Журналисты поинтересовались, не испытывает ли прокуратура дефицита кадров. «Нам подают заявления выпускники юридических факультетов, приходят офицеры по уголовному преследованию и сотрудники системы исполнения судебных решений Минюста. Мы их проверяем и тестируем. Конкурс у нас достаточно высокий – 2-3 желающих на место», - рассказал генпрокурор.

Однако, несмотря на столь высокую востребованность вакансий, текучесть кадров в прокуратуре немалая. Гурбуля в этом видит и положительную сторону - доказательство отсутствия коррупции в прокуратуре: «Я встречаюсь со всеми прокурорами, которые подают заявления об уходе по собственному желанию. Причиной они обычно называют невысокие зарплаты и нежелание нарушать закон. Говорят: лучше мы найдем другой способ обеспечить свои семьи. Так что мы находимся на правильном пути, и наша система внутренней безопасности свидетельствует, что у прокуроров нет особенных возможностей для заработков на стороне».

За год из прокуратуры уходят в среднем 50-60 человек, подсчитали в генпрокуратуре, то есть около 10%. Но налаженная система подбора кадров не позволяет ощутить последствий текучки. «На их место приходят другие. Уже действует национальный институт юстиции, где обучаются 45 кандидатов на должность прокуроров. Первый выпуск будет в марте следующего года», - сообщил Гурбуля.

Татьяна Шикирлийская

analytique.md

Обсудить