Президент Воронин и его дельтаплан

Когда творишь милостыню, не труби перед собой, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославили их люди… Когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая; чтобы милостыня твоя в тайне, и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно».

Воронину осталось немного – четыре, ну, пять месяцев – и он уже никогда не будет президентом Молдовы. Все сроки прошли. Есть, конечно, желание побороться с этим проклятым «никогда», повторяя, как заклинание, предостерегающую формулировку из классики. Случай не тот. Он никогда уже не будет президентом, как никогда не будет космонавтом и директором хлебозавода времен развитого социализма; никогда не прыгнет с парашютом, не разбежится и не улетит вверх и вперед, чтобы преодолеть рекордные метры, никогда не пойдет с районным начальством на охоту, чтобы потом незапланировано вернуться с нее через двое суток, никогда не усядется в компании беззаботных друзей на тесном пляже у водохранилища с чистой морковного запаха водой, и уже не посмотрит со смутными чувствамивслед заезжим в его родные места курортницам перспективного возраста, рассеянно поедающим на ходу неспелые абрикосы и близко проходящим мимо по теплому бежевому песку, густо перемешанному галькой… Все позади и нечего печально колдовать, бубнить под нос безответственные фразы нездешних писателей. Мечты оказались лишь допингом для выполнения повседневнойи не всегда нужной работы, а значит, повлекли за собой вредные последствия. Мечталось-то о каких высотах! Ну, что это, прости Господи, за судьба такая – изо дня в день придумывать способы уничтожения политических соперников, это жадное и беспринципное племя, норовящее все у него отнять, и ладно бы поделить, а то все себе и себе, себе и себе. Осязаемые результаты есть – не без этого; их можно потрогать-погладить-похлопать-пощупать и даже, пусть не без тревоги, нов уме пересчитать. А главного-то нет. Как любят, щурясь от дымка дешевой сигаретки, поэтически выражаться земляки Воронина, живущие в левобережном населенном пункте с кулинарным названием «Унде-й пеште, рыбачилор?». Ответ всем известен – в реке. Значит, зря ходил к вечным водам, дразня округу набором снастей, в мальчишеской мечте вернуться с рыбиной, волочащей хвост по мягкой сельской пыли.

… Казалось, еще вчера, ну, буквально вчера Воронин стал президентом Молдовы, а восемь лет прошло. Знающие люди утверждают, что в тюрьме время летит быстро. В Молдове оно летит еще быстрее. Время подготовки к неизбежной сдаче президентского кресла – хорошая пора подводить итоги, осознанно выполняя свою же команду «с вещами на выход». Воронин, однако, с этим не торопится. Его люди проламывают бетон, ковыряют землю, отыскивают в ней нужное - взрывоопасные грузы и агитационную политическую литературу, доказывающую куда большее, чем автоматы-пистолеты. Еще гнездовище террористов, готовых отобрать у коммунистов власть в стране. Юг всегда был местом неспокойным, где, как ни дави местную публику, не выдавишь ни сепаратизм, ни прочую предательскую заразу. Ох, не время, чтобы там ни говорили, уходить на покой и отдавать на поругание гагаузским «дерьмократам», присвоившим себе звание «народных патриотов», завоеванные коммунистами высоты. Другие люди (кто они конкретно – должен еще определить суд, но есть предположение, что они недалеки от ПКРМ) сочиняют и мастерят подметные документы жуткого содержание, будто бы подписанные президентом и будто бы покушающиеся на православные традиции молдаван. Нет, рано еще уходить на покой, коль скоро над страной грозит повиснуть мрачная власть дураков, не гнушающихся грубыми подлогами. Они только спят и видят, что… Но не надо о грустном.

Уходить Воронин не хочет и не хотел никогда. В его партии сочиняют программу развития и жизни страны на тридцать лет вперед под руководством, естественно, этой же партии. За этим, не требующим доказательства, выводом много чего. Например, и то, что он за свои восемь президентских лет так ничему и не научился и мало что понял о своей ответственной доле и о своей роли в молдавском коммунизме и в судьбе страны. Неуч, да еще и нежелающий свои ошибки признавать не нужен и опасен для любого дела. Такому нельзя поручать даже прополку грядок – толку, что побьют его за тупость и нерадивость, все равно уже урожая не будет. Вспомним только несколько эпизодов из жизни Воронина – президента и человека. Они-то и говорят: ничего он не понял, не поймет, и учиться не собирается. Даже безобидная и пустякова история с дельтапланом – и та… Но о ней в конце, чтобы сохранить интерес людей, которым давно уже скучно читать о Воронине – человеке, президенте, коммунисте…

Давно, еще в 2001 году, Воронин говорил о приднестровском вопросе: я начну его с чистого листа. Наполеоновский, а то и графоманский подход к теме «Я и объединение страны» был наполнен множеством неровных действий, ошибками и просто глупостями. И закончился, как это обычно бывает вслучаях с наполеончиками и бездарями, саморазоблачением. Сказав в конце 2008 года о проблеме, Воронин превзошел даже самые худшие подозрения наблюдателей. Они-то, скромные в выводахо будущности урегулирования и копающиеся в мало приятном «переговорном материале», осторожно приходили к выводам, что Воронин не хочет договориться с Тирасполем об условиях разрешения конфликта, но хочет Тирасполь победить. Ошиблись – недооценили президента. Воронин сказал так: «Если нам не удалось наказать сепаратистов, то их Бог накажет». Тому, кто хочет разобраться в причинах недоговороспособности Воронина, еще одно (уж не главное ли?) решение «приднестровского тупика»: желание наказать, отомстить. Вот только кого? Смирнова, «его банду и его режим», чиновников всех уровней вместе с ненавистными казаками, чекистами и прочими защитниками приднестровской идеологии, организаторамреферендума за независимость, а заодно и всех, кто проголосовал за отдельную от Молдовы приднестровскую жизнь..? Зная характер Воронина, можно смело предположить, что тут бы он, народный мститель, не стал бы разбираться в тонкостях. Хотя известно и доказано: любой сепаратизм начинается в центральных властях – в его нервных головах и гнилых душах. А уж потом накручивается так, что никаких концов не найдешь и первопричину конфликта не сыщешь.

Еще эпизод. Тема иная – деликатная, а потому способная выявить самые скрытыеи потаенные настроения и чувства Воронина, - «Я и православие». Она и обнаружила еще большие его ошибки, которые трудно отнести, скажем, как приднестровский вопрос, к внешней политике и бедам меленького и обойденного судьбой молдавского государства, вынужденного фиалкой в прорубе болтаться между Западом и Востоком, в кровь обдирая свои худые бока. Когда Воронин, движимый бесспорно высокими чувствами, обратил внимание на нужды молдавской Церкви, а в стране по его инициативе начался сбор пожертвований, подконтрольные президентской администрации СМИ восторженно довели до граждан: семья (в прямом смысле этого слова) Владимира Воронина пожертвовал на восстановление такого-то монастыря пять тысяч леев. Они как всегда все перепутали и как всегда перестарались, дав всем пример для подражания. Однако перестарались сильно – это же не коммунистический субботник, где лидер, волокущий бревно со свалки на чистое место, должен стать символом радостного и осознанно безвозмездного труда. Тогда думалось, ну, бывает, не учли специфики мероприятия. Хотя беспокоила цифра – откуда в прокоммунистических СМИ узнали о ней? Вскоре выяснилось – зря мы хотели думать о Воронине хорошо и прилично. Был телевизионный сюжет об открытии церкви, коей президент послал в подарок колокол. Это все показали крупными планами: на подарочном колоколе крупные, хорошо различимые издалека и вечные железные буквы аккуратно выстроились в два слова «Владимир Воронин». Поясним несведущим людям, а заодно и в первую очередь самому Воронину, используя цитаты из Главной для православных Книги. «Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного. … Когда творишь милостыню, не труби перед собой, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославили их люди… Когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая; чтобы милостыня твоя в тайне, и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно».

А ведь все могло бы быть иначе, заглядывай он в Главную Книгу чаще. Такого безобразия, то есть жизни без образов, можно было бы избежать – и утихло бы мерзкое желание выставить все свое напоказ, и пришло бы тихо осознание, что путать Церковь с предвыборной площадкой – это, как минимум, грех. И спасла бы судьба от соблазна повторить чужую дурь о Христе – первом на земле коммунисте. На нее, кстати, если Воронин не знает, есть достойный ответ: не называйте Христа товарищем, он Господин – потому что Богу служит, а товарищи это те, для кого все товар – даже Церковь.

… И обещанная история о дельтаплане. В конце декабря 2007 года Воронин давал пространное интервью одному из зарубежных каналов. У него ведущая спрашивает и про свободное время, и про «чем он любит заниматься, отдыхая от президентских трудов». Воронин сказал, что есть увлечения, например, дельтапланеризмом. Что вы говорите, восхитилась ведущая. А то, сказал Воронин, заметно выпрямляя спину. Ох, зря он наврал про агрегат, подвластный только свободным, искренним и светлым людям.

Обсудить

Другие материалы рубрики