Замороженное урегулирование для молдаван

И в Тирасполе, и в Кишиневе понимают, что реализовать с выгодой для себя проект «Козак-2» не представляется возможным, как и вернуться к выполнению «плана Ющенко». Фактически на данном этапе переговорный процесс между Тирасполем и Кишиневом исчерпал свою актуальность для молдавской и приднестровской политэлит

Глава МИДа Приднестровья Валерий Ястребчак и молдавский министр реинтеграции Василий Шова практически одновременно признали, что берут тайм-аут в переговорах. Пока — неофициально

И в Тирасполе, и в Кишиневе понимают, что реализовать с выгодой для себя проект «Козак-2» не представляется возможным, как и вернуться к выполнению «плана Ющенко». Фактически на данном этапе переговорный процесс между Тирасполем и Кишиневом исчерпал свою актуальность для молдавской и приднестровской политэлит, и усадить стороны за стол переговоров могут лишь внешние игроки. Но и они не спешат размораживать процесс

В РЕЖИМЕ ПАУЗЫ

В нынешнем году так и не удалось восстановить полноценные переговоры в формате «5+2» (стороны конфликта — РМ и ПМР, посредники — Украина, РФ, ОБСЕ, наблюдатели — ЕС и США). Хотя официальный Кишинев в октябре задекларировал готовность вместе с Москвой реализовать так называемые «пакетные предложения», уже в конце ноября молдавское руководство осознало их бесперспективность.

Напомним, что в Молдове фактически началась парламентская избирательная кампания (выборы состоятся в марте 2009 года). Правящая Партия коммунистов РМ рассчитывала получить политические дивиденды на процессе урегулирования, однако позже поняла, что Тирасполь не намерен даже под нажимом Москвы подыгрывать электоральному успеху Владимира Воронина. Тирасполь же банально не заинтересован в форсировании урегулирования приднестровской проблемы в контексте молдавского предвыборного календаря.

В том, чтобы переговоры в формате «5+2» не возобновились, заинтересована и Россия, которая не теряет надежды в постизбирательный период сформировать более эффективный для нее алгоритм «2+1» (РМ, Приднестровье и РФ). В то же время Москва не желает осложнять и без того проблемные отношения с ОБСЕ и ЕС. Поэтому предпочитает просто руками приднестровской стороны срывать сроки начала диалога, переводя в режим паузы переговорный процесс в целом.

Примечательно, что, несмотря на предварительно достигнутые договоренности, полноформатные переговоры Игоря Смирнова и Владимира Воронина так и не состоялись. И Кишинев и Тирасполь заинтересованы в том, чтобы такая встреча была отложена на неопределенный срок, а ответственность за ее срыв легла на противоположную сторону.

Несмотря на завышенные ожидания Кишинева, после встречи Владимира Воронина и Дмитрия Медведева 3 сентября Кремль не посчитал нужным давить на администрацию Смирнова. Поэтому Кишинев тоже взял паузу в переговорном процессе до завершения избирательной кампании.

Свою лепту в затягивание переговорного процесса, как ни странно, вносит и Евросоюз. При невозможности возобновления формата «5+2» еврочиновники всеми силами пытаются не допустить реализации российско-молдавского плана урегулирования (по алгоритму «2+1») и тем самым подыгрывают Тирасполю и Кишиневу в их нежелании договариваться. Кроме того, европейцы склонны инструментализировать свое влияние на переговорный процесс с помощью Миссии EUBAM, которая осуществляет контроль за приднестровским участком украинско-молдавской границы.

Таким образом, пользуясь компьютерной терминологией, приднестровское урегулирование зависло, и никто из игроков не может или не желает перезагружать систему.

КРИЗИС КАК СТИМУЛ

Между тем ситуация в Молдове и Приднестровье может в ближайшее время качественно измениться. Финансово-экономический кризис достиг обоих берегов Днестра. Несмотря на оптимистический тон официальной статистики, средний размер пенсий в Молдове едва дотягивает до 50- 60% прожиточного минимума, зарплаты бюджетников не покрывают стоимости минимальной потребительской корзины.

В бюджет РМ на 2009 год заложен дефицит в размере 573 млн. леев. В то же время в документе заложена изначальная диспропорция в финансировании территорий. 90% средств получат примарии, которыми руководят коммунисты. Молдавские эксперты указывают на повышения роли силовых структур, которые получат 7,5% от бюджетных доходов, в то время как приоритетные отрасли — сельское хозяйство, промышленность, строительство — всего 5,7%. Некоторое экономическое оздоровление в Молдове заметно лишь до тех пор, пока сюда поступают деньги для последующего проедания. Именно поэтому главным негативным последствием мирового экономического кризиса почти все в стране считают возможность массового возвращения гастарбайтеров.

В Приднестровье тоже наметилось значительное сокращение объемов производства на всех бюджетонаполняющих предприятиях. Так, на 50% сократил выпуск продукции ММЗ, сокращения прослеживаются и на таких производствах, как «Квинт», «Тиротекс», «Молдавкабель» и др. Проведение жесткой монетарной политики в поддержку приднестровского рубля (сейчас 1 рубль равен 1 гривне) может обернуться для ПМР дефицитом валюты на местном рынке.

В связи с этим приднестровское руководство надеется на помощь России. Речь идет о реальном наполнении экономическим содержанием протокола «Смирнов — Жуков», который предполагает выделение российских траншей для поддержки приднестровской экономики.
Однако Москва пытается привязать двустороннее социально-экономическое сотрудничество к прогрессу в переговорах Тирасполя и Кишинева. В случае достижения критической точки кризиса в Приднестровье и РМ стороны могут пойти на определенные уступки россиянам в обмен на экономическую помощь.

УКРАИНСКИЙ ИНТЕРЕС

К сожалению, в силу внутреннего социально-экономического кризиса и политической нестабильности Украина лишена возможности вести наступательную политику в Приднестровье и в полной мере использовать шанс «паузы» в диалоге для укрепления собственных позиций. По сути, сейчас наша роль в урегулировании сводится к рефлексии на инициативы других игроков и ассистентского сопровождения политической линии ЕС в Приднестровском урегулировании.

Однако, Киев все еще может выступать модератором переговорного процесса, стимулируя Тирасполь и Кишинев к интернационализации диалога и возобновление переговоров в рамках формата «5+2». Для этого у нас есть и ресурсы, и механизмы. Конечно, Украина не имеет достаточных финансовых ресурсов для замещения российской экономической помощи Приднестровью. Да это и не является целесообразным. Но украинская сторона имеет понимание и поддержку со стороны ЕС в процессе снижения рисков для региона. Можно привлечь финансовую помощь со стороны Евросоюза для решения многих важных социально-экономических проблем Приднестровья и переформатирования отношений с Молдовой в сторону неконфликтной модели диалога Киева и Кишинева. Это несомненно повысит нашу роль в регионе.

politika.org.ua

Обсудить