Знаковое время

Но всех их объединяло одно - любовь к тому месту, где они живут. После распада Советского Союза и образования суверенных государств, по воле злого рока Молдавия разделилась. Люди, когда-то жившие одним большим домом, вдруг оказались по разные стороны границ.


Наша творческая группа долго думала над тем, с чего начать этот материал? Ответ пришел как-то само собой - с экспресс-опроса, который мы провели на улицах трех городов, расположенных на карте когда-то единой Советской Молдавии.

Мы прошлись по улицам столицы Молдовы – города Кишинева, побывали в осеннем Тирасполе, посетили достопримечательности Комрата.
Везде нам встречались доброжелательные и приветливые люди. Кто-то из них спешил на работу, кто-то на учебу, кто-то просто так прогуливался по залитым солнцем улочкам своего родного города.

Но всех их объединяло одно - любовь к тому месту, где они живут. После распада Советского Союза и образования суверенных государств, по воле злого рока Молдавия разделилась. Люди, когда-то жившие одним большим домом, вдруг оказались по разные стороны границ.

Наш единственный вопрос, который мы задавали своим респондентам, не показался им необычным и не удивил их. Сложилось впечатление, что они уже привыкли на него отвечать. А интересовало нас, что объединяет и что разъединяет людей, живущих в трех регионах?

Сергей, 22 года, студент, Кишинев:

Мы все - один народ, с общими традициями и историей, Мы все уважаем друг друга. У нас в университете, например, учатся студенты и из Приднестровья, и из Гагаузии. Никакой вражды или недопонимания между нами нет. Наоборот, мы очень друг за друга переживаем, особенно во время зачетов и экзаменов. Помогаем друг другу советами, шпаргалки передаем. Разъединяют нас только политики, которые никак не могут или не хотят договариваться между собой.

Ольга, 35 лет, домохозяйка, Тирасполь:

Мои родители живут в Единецком районе, а я сама в Тирасполь переехала после того, как вышла замуж.Когда я с мужем и детьми приезжаю в отчий дом, встречаюсь с друзьями детства, мы все вместе садимся за одним большим столом, берем в руки по стакану домашнего вина – и на сердце становится уютно и тепло. Думаешь об одном: «Лишь бы только снова не было войны!». Простой народ всегда мечтает о мирной, спокойной жизни. Но вот политики упорно не хотят договориться. Почему? Нам это непонятно…

Олег, 52 года, бизнесмен, Комрат:

Бизнес – это нелегкий вид деятельности. Для того, чтобы он приносил прибыль, надо правильно его вести, необходимо находить общий язык с очень многими. Мне часто приходится бывать и в Молдове, и в Приднестровье, и я могу сказать, что все давно уже устали от торящейся неразберихи, особенно бизнесмены. Экономика и политика – это две такие вещи, которые очень тесно взаимосвязаны. Поэтому, чтобы была стабилизация в экономике, необходима стабилизации и в политике. Очень жаль, что этого нет.

Мы привели здесь только три примера, хотя побеседовали с гораздо большим количеством людей. В обобщенном виде их ответы сводятся к тому, что пусть все те, кто растит хлеб, думают о том, чем накормить народ, а все те, кто должен создавать благоприятные условия для спокойной жизни людей, пусть садятся за стол переговоров, думают о народе, находят точки соприкосновения друг с другом.

Для того, чтобы лучше понять, что же произошло в начале 90-х годов прошлого века с нашей страной, мы встретились с людьми, которым пришлось тогда с оружием в руках встать на защиту той её части, которую они считали своим Отечеством.
Это совершенно разные люди, и у каждого из них своя собственная правда, своя история, своя судьба. …

Судьба человека

Владимир Бучка даже и не подозревал, к каким переменам готовит его жизнь. Все у него складывалось, как и у большинства сверстников. После окончания школы поступил в Белгород - Днестровское медицинское училище по специальности фельдшер. Затем пять лет служил в Советской Армии, а после демобилизации решил связать свою жизнь с Тираспольским заводом литейных машин имени Кирова. Всё в его жизни резко изменилось 19 июня 92 года.

«Я очень хорошо помню, как добровольцы собирались у клуба завода им. Кирова. Вместо оружия у большинства в руках была арматура. Среди них были люди разных национальностей. Бок о бок стояли русские, молдаване, украинцы, болгары и люди многих других национальностей. Все они хотели только одного – защитить своих родных и близких, отстоять своё Отечество - Приднестровье. Через несколько дней после начала Бендерской трагедии я уже был в городе», - вспоминает Владимир Алексеевич.

Все эти события произошли 16 лет тому назад, и с тех пор приднестровцы стараются отстоять свою независимость. Более 800 из них отдали свою жизнь в борьбе за спокойствие и мир, за смех детей и улыбки матерей. Владимир Бучка навсегда для себя решил, что память о тех кровавых днях будет жить в его сердце всегда.

Поэтому, возглавив в 2006 году Тираспольскую общественную организацию «Союз защитников Приднестровья», он в первую очередь решил объединить в её рядах всех живущих в Тирасполе ополченцев, гвардейцев и многих других, кто принимал непосредственное участие в боевых действиях.

В ряды союза были приняты и семьи погибших защитников Приднестровья. Таким образом, за год организация увеличилась почти в 10 раз, и число ее членов сегодня достигает 6000 человек. Понимая, что в условиях рыночной экономики большинство людей руководствуются принципом «каждый сам по себе», защитники Приднестровья решили создать свои первичные организации. Сегодня их уже 33.

«Главное, чтобы люди, не оставались без внимания, чтобы каждый человек знал, что в любую минуту к нему и его семье придут на помощь», - считает Владимир Бучка. И это не пустые слова. За 2007 год с различными просьбами в столичный «Союз защитников Приднестровья» обратились 2800 человек. По решению президиума союза более 400 человек была оказана финансовая помощь. Деньги в основном выделялись на приобретение лекарств, проведение операций и погребение.

Ежегодно 1 августа 1992 года в Приднестровье отмечают День памяти. Именно в этот день в зону конфликта вошли совместные миротворческие силы. Председатель Тираспольской организации Союза защитников Приднестровья Владимир Бучка выступил с инициативой, объявить 1 августа официальным выходным днём, чтобы приднестровцы могли без каких-либо затруднений прийти к могилам павших защитников Приднестровья и почтить их память.

Я всегда служил Отечеству

Нашего героя из Кишинева зовут Валентин Васильевич. Родился он 44 года назад, в одном из сибирских гарнизонов. В 1978 году его отца перевели в Кишинев. Сын офицера, внук офицера. Выбор профессии для юноши был практически предопределен. В 1983 году Валентин стал курсантом Ленинградского Высшего Артиллерийского Командного училища.
В 1987 году он стал лейтенантом, получил распределение в пограничные войска и направление на самый опасный в те годы рубеж – границу с Афганистаном.

После развала страны и наступления смутного времени перед боевым старшим лейтенантом остро встал классический вопрос: «Что делать?». И он принял решение - вернуться домой. Случилось это как раз перед самым началом вооруженного конфликта на Днестре.

Валентин Васильевич рассказывает: «В Кишиневе пошел в военкомат. Посмотрели мои бумаги, сказали: «Молодец, что пришел. Ты нам нужен». И сходу направили на Кошницкий плацдарм. Армии, как таковой, на момент начала конфликта в Молдове еще не было. Она формировалась непосредственно в тот период. Наша задача, как командиров, состояла, прежде всего, в том, чтобы сохранить жизни своих подчиненных. Отдельно хочу сказать о национализме, под прикрытием борьбы с которым действовали выступавшие против нас приднестровцы.

Да, на тот момент в стране, действительно, был разгул национализма. В этом я сам убедился позднее, уже после окончания боевых действий. Национализм, причём любой, отвратителен по сути своей. Но и гражданская война ничуть не менее отвратительна.

С национализмом надо бороться безжалостно, но не доводить дело до вооруженного противостояния между людьми, которые еще вчера считали друг друга братьями!

И это подтверждается, прежде всего, тем, что даже те лидеры, которые допустили выход из под контроля националистически настроенного меньшинства, сами впоследствии испугались последствий этого явления и начали предпринимать меры по нейтрализации последствий, национальному примирению и развитию социальной толерантности.
В ходе боевых действий командиры с обеих сторон на всех участках фронта, стремились как можно чаще общаться и заключать между собой договоренности о взаимном прекращении огня. И такие договоренности соблюдались довольно четко.

Многое там было… Но хочу сказать только две вещи. Неоднократно мы могли сбить приднестровских гвардейцев с позиций и на их плечах дойти хоть до Дубоссар, хоть до Григориополя, хоть до Украины. И у наших противников тоже было много шансов решительной атакой сбросить нас в Днестр.

И с той и с другой стороны было достаточно подготовленных специалистов, чтобы сделать это. Но все-таки и тем, и другим удалось сдержать себя и не дать братоубийственному конфликту перейти в еще более кровавую и гнусную фазу. Это первое.

А второе - это то, что ни мне, ни моим товарищам не в чем себя винить. Мы не только исполняли приказ, мы действительно верили в то, что защищаем своё государство, свой народ от неких лиц, незаконно взявших в руки оружие. Но никто, конечно, не заменит семьям погибших отцов, сыновей, братьев. Тут нечем гордиться, но и стыдится тоже нам нечего…».

После окончания конфликта Валентин Васильевич прошел долгий и интересный путь на службе своей стране. Был оперативником в уголовном розыске, затем перешел в Департамент войск карабинеров. Закончил службу полковником, руководителем одного из отделов в Министерстве чрезвычайных ситуаций. Женат, воспитал двоих сыновей, один из которых уже пошел по стопам отца, поступив в Военный институт на факультет пограничных войск.

Сейчас Валентин Васильевич ведет активную общественную работу в ветеранских организациях.

В.В: «…Я всегда служил Отечеству. До сих пор как трагедию воспринимаю развал страны, которая нас призывала под свои знамена! Даже будучи вынужденным принимать воинскую присягу во второй раз, я оставался и останусь ей верен. Для меня не существует вопроса «Удалась ли жизнь?». Мы живы, значит все в порядке! Значит, будем и далее делать все возможное для укрепления страны и общества.

Я знаю, что не все мои товарищи сейчас живут в достатке. Не все были оценены по достоинству и заслугам. Поэтому я всегда готов помочь и стараюсь помогать ветеранам вооруженных сил. Я искренне сожалею, что сложившаяся ситуация не позволяет нам работать совместно с ветеранами из Приднестровья. Но я верю, что со временем будут и в этом деле позитивные изменения. Я верю в то, что однажды мы все соберемся за одним большим столом, помянем павших и пожмем друг-другу руки…».

Герой нашего времени

Следующая наша встреча состоялась тоже в Тирасполе, с человеком, которого в Гагаузии знают все – с Иваном Георгиевичем Бургуджи.
Это ведь он одним из первых поднял вопрос о государственности гагаузов и был поддержан единомышленниками из гагаузского движения «Гагауз Халкы».

Гагаузия - это сегодня единственное место в мире, где в полную силу может сохраниться и развиваться гагаузский народ, могут сохраниться и развиваться его культура, традиции и язык.

Сплоченность и единство этого народа, в едином порыве вставшего на защиту своих прав и заветов предков, позволили образовать Гагаузскую Республику, а затем автономию - АТО Гагауз Ери.

Иван Георгиевич редко и неохотно рассказывает о себе, но уж если идет на контакт, то запретных тем для него не существует. По его словам, историей государственности гагаузов он интересовался еще со школы. После окончания вуза, приехал в Комрат, хотя имел возможность выбрать для работы любой регион Советского Союза. Впоследствии активно подключился к работе в Дискуссионном клубе, а затем и в народном движении «Гагауз Халкы».

«То время для нас было знаковым. Гагаузский народ сплотился в борьбе за своё самосохранение, все были активны в борьбе за идею гагаузской государственности, - вспоминает Бургуджи, - я никогда не забуду своих единомышленников, с которыми мы пережили самые тяжелые моменты, но я всегда старался с улыбкой преодолевать трудности, при этом, стараясь подбадривать и поднимать дух остальных».
Значимо и то, что выбор Ивана Георгиевича полностью поддержала вся его семья.

«Вспоминаю, сколько моя жена пережила во время моих арестов, да и после, когда я практически не бывал дома. Я знал, насколько ей тяжело, но ничего не мог поделать», - вспоминает Иван Бургуджи.
Самым главным в жизни он считает становление и укрепление государственности Гагаузии. Это не мешает ему поддерживать тесные отношения с друзьями из Кишинева, а в Тирасполе он - уважаемая и известная личность.

«Если повернуть время назад, то я, пожалуй, ничего бы не изменил. Действовал бы и поступал бы, точно также, как поступал», - подчеркнул Иван Георгиевич. Сегодня он безработный. Большую часть времени проводит в госпитале – сказываются тяжелые последствия неоднократного пребывание в местах лишения свободы.

Есть хорошая поговорка: «Жизнь прожить - не поле перейти». Это понимает каждый, живущий на земле. Несмотря на то, что людям из трех регионов бывшей единой страны, называвшейся до распада Советской Молдавией, в начале 90-х пришлось взять в руки оружие, они свято верят, что братоубийственное кровопролитие больше не повторится, что их дети и внуки так же будут улыбаться завтрашнему дню и щедрое солнце будет так же ясно светить над их домами.

А закончить наш материал мы хотим с того, с чего начали - с экспресс-опроса.

Лучия, 12 лет, школьница, Кишинев:

«…В сказке Киплинга «Маугли» есть замечательные слова: «Мы с тобой одной крови». Мне очень хочется, чтобы взрослые об этом помнили всегда».

Иван, 20 лет, студент, активист гагаузского молодежного движения «Единство во имя будущего», Комрат:

« Я считаю, что в постоянно обновляющейся политической системе нашего общества всё большую роль будет играть молодежь, что именно мы, молодые, будем принимать те решения, за которые сейчас боремся.
Я горжусь тем, что не так давно в Страсбурге на международной конференции примером для всего мира было названо решение конфликта, который продемонстрировали Молдова и Гагаузия в 90-х годах.
Наши политики продемонстрировали, как методами народной дипломатии можно бескровно решать национальные конфликты. Я очень рад, что у меня много друзей из Тирасполя, Рыбницы, Кишинева и Бельц. Я рад тому, что определённая напряженность, имеющая место в отношениях друг с другом гагаузской и молдавской политических элит, никак не сказывается на наших дружеских взаимоотношениях...»

Галина, (мать Ивана), включается в беседу:

«…В общении между людьми с двух берегов Днестра давно стерты все границы. Очень приятно, что живущие на этих берегах люди понимают друг друга, прислушиваются друг к другу.
Мы все очень надеемся, что настанет такой день, когда наши политики вместе со всем простым людом, объединившись, начнут действовать сообща во имя общего блага».

Евгений, 26 лет, спортсмен, Тирасполь:

«…У спорта нет границ, именно он является посланником мира на земле. Я часто бываю на соревнованиях в Молдове (фактически, уже объездил всю республику) и могу вас заверить, что молодому поколению противостояние ни к чему».


Статья опубликована в рамках проекта «Мосты через Днестр: совместные действия журналистов в поддержку разрешения приднестровского конфликта», который осуществляется Независимым центром журналистики (НЦЖ) в партнерстве с «BBC World Service Trust», при финансовой поддержке Глобального фонда правительства Великобритании по предотвращению конфликтов.
Мнения, высказанные в статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают точку зрения донора, НЦЖ или «BBC World Service Trust».

Обсудить