Песня о Воронине – государственнике, президенте, политике и человеке

«Над предвыборной Молдовой ветер тучи собирает. Коммунисты из ущелий грозно машут кулаками небу. Рейтингом пугают, говорят: «Он выше прочих». А Воронин, словно пингвин, прячет тело от несчастий, Оппозиции боится и зовет к переговорам, На консенсус намекает, на стремление к победе, всех, кто есть, Единым фронтом, но под флагом коммунизма…»

Все, что происходит сегодня в молдавской политической жизни, достойно возвышенного и восторженного слога – верный признак близких и неизбежных перемен. К примеру:

«Над предвыборной Молдовой ветер тучи собирает. Коммунисты из ущелий грозно машут кулаками небу. Рейтингом пугают, говорят: «Он выше прочих». А Воронин, словно пингвин, прячет тело от несчастий, Оппозиции боится и зовет к переговорам, На консенсус намекает, на стремление к победе, всех, кто есть, Единым фронтом, но под флагом коммунизма…»

В переводе на язык приземленный это выглядит так: до последнего времени пропагандисты и агитаторы от ПКРМ со ссылками на социологические исследования рассказывали, что на Выборах-2009 получат шестьдесят мандатов в высшем законодательном органе РМ, т.е. останутся правящей партией, однако их лидер – товарищ Воронин заявил о готовности к сотрудничеству с оппозицией в рамках единого фронта борьбы за Молдову при условии, что членами нового воронинского объединения «должны быть государственники».


В президентской предвыборной инициативе много всякого. Она и неожиданна для большинства рядовых членов ПКРМ – зачем с кем-то объединяться, да еще и фронтом (слово-то нашел), если победа – вот она, осталось только до весны дожить. Она и признак личных воронинских комплексов – Воронин всегда, всю свою жизнь, как всякий бесталанный человек, боялся публичных неудач и еще больше – соперников, за которыми прячется кто-то могущественный и злобный. А за молдавской оппозицией есть силы, именно такие, какие Воронину уже не по зубам. Она и признак главного несчастья президента, которое после парламентских выборов будет поедать его изнутри с особым аппетитом, – вождизма. Посмотрите-ка, решил он и готов сотрудничать, уже тихо ворчат в правящей партии, построенной Ворониным по его личным пристрастиям и вкусам, и не оцененную им же самим ни в грош никогда и особенно сейчас. Вообще, в этом смысле заявление Воронина следует рассматривать и как готовность предать свою партию (он уже и цену назначил); готовность партии осудить по всей строгости «коммунистической морали» предателя тоже витает в воздухе – и давно, надо бы сказать.


Все это, впрочем, больше относится к лично-партийным делам президента, что почти на уровне дел интимного характера. И не нашего ума дело разбираться, копаться и пр. т.д. и т.п…. Воронинский клич к объединению с известными условиями содержит вещи куда более важные. Они настолько обнажают сущность этого политического деятеля, что порой делается жутковато и от прошлого, и от будущего – он восемь лет правил страной, и ему понравилось это занятие. Его предложение собраться всем во фронт за «единую, неделимую, суверенную, демократическую и европейскую» Молдову лишено всяческий перспектив. Всегда и особенно в предвыборную пору самый невзрачный политик-оппозиционер без труда и с помощью трех пальцев доказывал: построить Молдову – особенно демократическую и европейскую - можно только при условии, что сначала она будет освобождена от Партии коммунистов, находящейся у власти. Подтверждений простой истины масса. Да со стороны той же Европы, куда будто бы идет «красная Молдова», но никак даже в ту сторону не тронется. Проигранные Кишиневом иски в европейском суде по правам человека, заявления-предупреждения «послов Запада» о недопустимой обстановке в РМ накануне выборов по части свободы СМИ и судебных органов… Однажды Воронин уже пытался собрать под коммунистические знамена «все силы страны» для коллективной работы над молдавской национальной идеей. Пытался, да скоро отказался, потому что испугался. Выходило: с какой стороны ни подступай к проблеме, следует сначала освободиться от мешающей необходимым процессам в РМ Партии коммунистов, а уже потом …


Воронин знает: на его призыв к единству всех политиков под руководством его партии никто не отреагирует. Знает, но призывает. Почему? Потому что готовит для ведения своей избирательной кампании единую линию, некую главную цель, похожую на новую политическую пакость. Будет примерно так: не хотят объединяться под государственными лозунгами – значит, начнем с ними вести себя как с оппонентами, отрицающими основные государственные ценности. Эдакая коммунистическая пощечина всем некоммунистам страны, провоцирующая драку без правил и отнюдь не до первой крови. В ней Воронин отводит себе роль и главного арбитра и основного участника, коль скоро берет на себя смелость и права решать, кто в Молдове государственник, а кто просто выбежал для участия в избирательной гонке. Как он это будет делать – определять уровень государственности в мозгах и душах оппозиционеров и остального народа? Сложным путем изучения их политико-идеологического содержания или простым способом измерения головы? Последний вариант плохой. Но вот история. В одной из недавних телевизионных передач нам уже предложили воочию сравнить светлые и одухотворенные лица «команды президента» с искаженными лицами отдельных оппозиционеров, не пожелавших явиться на открытую дискуссию с президентом Ворониным. И теперь, если не последует партийной и общественной реакции на явный вызов Воронина, то придется готовиться к новым предложениям - придти, скажем, в назначенное время и указанное место либо с заявлениями о вступлении в ПКРМ, либо с вожжами для перевоспитания и перековки на ближайших конюшнях.


В общем, испытания на этот раз нам предложено серьезное, и пройти его можно с достоинством и без потерь только тогда, когда мы вспомним: мы народ, а не масса, носящая позорное прозвище электорат. И если мы – народ, то мы должны рождаться и расти, как лес, независимо от воли пьяных лесорубов, жгущих на опушке костры до неба – какое нам дело до их диких планов и жирных обедов? Мы, как лес, дышим, не замечая своего дыхания, и лишь слегка покачиваем макушками в ответ на пришедшие издалека непогоды и знои; мы – народ, и если еще не разучились не жалеть себя и плакать над судьбой своих детей, то нам нечего бояться идеологических напастей, способных спалить своей заразой и крыши, и души; наши души вечны, и что нам, народу, эти карлики-уродцы, скребущие в наши ворота и сулящие достать из своих коробов нездешнее счастье, если у нас счастья и воли навалом – только не ленись и будет оно. Если мы народ – то все истины для нас – проще пареной репы, или лучше бы сказать,проще мамалыги: мы же знаем, что Гамлет гадает о пустяках, кончено «быть», Одиссей ищет свою долю в пустых странствия, а она рядом, там, где семья,а зловещий вывод Порфирия Петровича «вы и убили-с» для тех, кто делит мир на «тварей дрожащих» или великанов. Мы – народ, а тут какой-то Воронин со своим, прости Господи, коммунизмом…

Обсудить