Молодые партийцы в большой политике. Первый блин комом…

Молдове нужно новое поколение молодых политиков - то честное и здоровое молодое поколение, которое само сделало свою политическую карьеру, а не находилось под крылом дяди, как либерал Киртоакэ, или встало во главе купленной папой партии, как Мушук.

Долгое время на молдавской политической сцене доминировали партийные вожди – выходцы из старой партноменклатуры советского времени, напялившие на себя маски «демократов», «либералов», «социалистов». Это вполне устраивало правящую в Молдове с февраля 2001 года Партию коммунистов, руководство которой до недавнего времени также состояло из представителей партийной и советской номенклатуры времён КПСС-КПМ, а потому очень хорошо знало пределы возможностей своих нынешних оппонентов.

Однако, на местных выборах в 2005, а затем и 2007 г.г., в ходе борьбы за должность мэра столичного города Кишинёва, правящая ПКРМ столкнулась с совершенно новым для молдавской политической жизни явлением, которое не на шутку испугало её руководство - среди участников предвыборной гонки оказались трое молодых кандидатов - представителей оппозиционных партий – либерал Дорин Киртоакэ, социал-демократ Эдуард Мушук, представитель Экологической партии Олег Черней.

Их появление на политической сцене Молдовы стало выражением надежды значительной части электората, уставшего от созерцания одних и тех же «старых вождей» на вершине властного Олимпа, не желающих заниматься практическим разрешением многочисленных проблем страны, на добрые и скорые перемены во всей системе власти.

Эти трое молодых политиков-оппозиционеров сконцентрировали тогда на себя голоса большей части протестного электората, возмущенного «национальным предательством» лидеров ХДНП, ДПМ и СЛП, случившимся 4 апреля 2005 года, когда «непримиримый антикоммунист» Юрий Рошка и «патентовые демократы» Дмитрий Дьяков и Олег Серебрян проголосовали за повторное избрание председателя ПКРМ Владимира Воронина президентом страны.

Большинство людей в Молдове именно тогда окончательно поняли, что нынешний политический класс страны полностью прогнил и дискредитировал себя, что даже самые «непримиримые оппозиционеры» в реальности находятся в очень теплых отношениях с властью, нередко имея общий с ней бизнес, общие коммерческие и иные интересы, а также не слишком афишируемые, но весьма близкие и тесные родственные связи.

Удивляться этому, однако, не приходится, так как многие из так называемых «старых оппозиционеров» в Молдове в советское время либо относились к партийно-хозяйственной номенклатуре, либо числились в списках привилегированной интеллигенции. Проще говоря, ни один из этих «оппозиционеров» не бедствовал во времена застойного социализма, поскольку все они пользовались гарантированными благами тогдашней системы.

Все они имели отличные квартиры в элитных районах, хорошие зарплаты, спецпайки, постоянные заграничные экскурсии, отдых и лечение в санаториях за счет государства и многие другие земные блага и привилегии. Эти записные «старые оппозиционеры» и после развала СССР и ликвидации КПСС-КПМ отнюдь не бедствуют, как большинство их простых сограждан. Относясь к «руководящим верхам» при советской власти, они и при власти демократической имеют солидный бизнес, руководят крупными газетами, интернет-порталами, творческими союзами, неправительственными организациями, а также политическими партиями.

Вот по этой-то причине молдавские избиратели так дружно и проголосовали за «молодых и рьяных», наивно поверив в то, что они ни в чём не похожи на «старых» партийцев от оппозиции. Они даже не могли подумать о том, что и некоторые из молодых также являются прямыми отпрысками той же самой «старой элиты», занятыми обслуживанием её интересов.

Поэтому, опираясь на поддержку электората, сегодня многие «молодые партийцы» стали мэрами, советниками, вице-председателями оппозиционных партий «демократического толка». Более того, ничуть не стесняясь, они уже называют самих себя «новой элитой» страны.

Вероятно, почувствовав эти веяния и ожидания электората, и сами коммунисты также выдвинули во властные структуры собственных «представителей партийной молодежи», так называемых «детей президента.

Но в 2007-2008 г.г. в Молдове произошло нечто такое, чего мало кто ожидал. Та самая «новая партийная молодежь» от оппозиции, которая пришла во власть на огульной критике всех и вся, очень быстро показала свою собственную деловую никчемность и абсолютную неподготовленность к реальной политической и управленческой деятельности.

Действующий мэр молдавской столицы молодой либерал Дорин Киртоакэ, например, вместо кропотливых занятий реальной хозяйственной деятельностью, то занимался налаживанием отношений с Бухарестом, то интеграцией Молдовы в НАТО, то критикой «сепаратистского режима» в Приднестровье, а то и прямой агитацией за избрание румынских политиков в румынский сенат. Мэра Киртоакэ слишком мало волнуют неисправная канализация, теплоснабжение города, состояние больниц, дорог, школ. Ни одной новой дороги, школы, улицы, квартала за время правления мэра Киртоакэ в Кишинёве построено не было. Он предпочитает бесконечно долго конфликтовать с коммунистами, пытаясь наращивать себе на этом «дармовой» рейтинг человека, гонимого властью. У нас, ведь, гонимых любят, не особенно вникая в суть явления.

Нынешний председатель Муниципального совета Кишинева, молодой социал-демократ Эдуард Мушук, несмотря на свой менеджерский опыт, также проявляет не самые лучшие моральные качества, подыгрывая коммунистам в борьбе против нынешнего мэра - либерала. Любое действие мэра Киртоакэ тут же встречает в МСК решительное противодействие со стороны советников - коммунистов и Мушука. Народ всё это видит и, естественно, невольно сочувствует Киртоакэ, хотя причин для недовольства мэром у него также немало, а вовсе не коммунистам и социал-демократу Мушуку. Вся проблема «молодого партийца» - социал-демократа Эдуарда Мушука в том, что он своими действиями разочаровал электорат даже в большей степени, чем бездействующий молодой либерал Киртоакэ.

Избиратели, проголосовавшие за партийную оппозиционную молодежь, желали реальных реформ, смены политического курса, предсказуемости в действиях политического класса. Они верили, что именно партийная молодежь изменит их жизнь к лучшему, что именно партийной молодежи свойственны новое мышление и новые ценности, новое видение проблем и путей их решения.

Но партийная молодежь от оппозиции проявила себя не так, как хотел народ, а так, как хотела власть, которая сделала всё для того, чтобы эта молодежь выглядела в глазах народа жадной, глупой, беспринципной, некомпетентной, лишенной морального стержня и духовных ценностей. На фоне всех этих беспринципных «молодых партийцев» от оппозиции любой «старый вождь» от правящей ПКРМ кажется кристально честным, принципиальным, профессиональным политиком и управленцем.

Именно благодаря таким услужливым «молодым партийцам» из лагеря оппозиции, как Мушук, появились «дети президента» - люди, лишенные всяких идеалов и моральных ограничителей, готовые на все ради власти и всего того, что она даёт. Их наиболее ярким представителям является первый вице премьер Игорь Додон. Именно благодаря этой оппозиционной партийной молодежи молдавский электорат сегодня всё заметнее теряет веру в возможность перемен во власти, в лучшую жизнь.

А ведь если электорат окончательно потеряет веру во всё это, то никакие перемены к лучшему в Молдове никогда не произойдут. Поэтому для того, чтобы исправить положение, вернуть народу веру, принести стране перемены, Молдове нужно новое поколение молодых политиков - то честное и здоровое молодое поколение, которое само сделало свою политическую карьеру, а не находилось под крылом дяди, как либерал Киртоакэ, или встало во главе купленной папой партии, как Мушук. Хотелось бы надеется, что такое поколение уже на подходе и от него, во многом будет зависеть будущее нашей страны.

Обсудить