Воронин уходит. Кто придет на смену?

Молдова устала. Устала от необузданного авторитаризма и всё более опасного волюнтаризма президента и лидера ПКРМ Владимира Воронина. Устала от наглеющих не по дням, а по часам «детей президента». Устала от всей этой лицемерной и жадной компании временщиков во власти, которая самоуверенно считает, что Молдова отдана ей на «поток и разграбление», и потому беззастенчиво тащит в свои личные «закрома» всё, что только попадётся под руку и представляет собой какую-либо ценность.

Последней каплей, переполнившей чашу общественного терпения по отношению к этой власти, стала осуществлённая ею с предельным цинизмом приватизация престижной гостиницы «Кодру» в самом центре столицы. Этот объект был отдан «нужным людям», причём практически за бесценок, поскольку, по самым заниженным оценкам экспертов, уплаченная за гостиничный комплекс сумма оказалась в пять раз меньше его реальной стоимости.

Несколько утешает, однако, тот общеизвестный факт, что сразу же после парламентских выборов 2009 года вождь и глава этого режима Владимир Воронин уйдёт из президентского дворца. Не секрет, что многие люди в Молдове связывают с его уходом надежду на то, что вместе с ним уйдёт и созданный им режим власти. Многим гражданам Молдовы хотелось бы вообще поскорее забыть об этом режиме, как о страшном сне.

Но просто взять и забыть, вычеркнуть из памяти и самого Воронина, и «детей президента», и все их мутные дела, не сделав при этом никаких выводов и не извлеча никаких уроков, значит, оставить открытыми двери для повторения такого же пагубного политического сценария, от которого все мы так хотим сегодня избавиться. Забыть, конечно, легче всего, но ведь нужно прежде внимательно проанализировать все аспекты и последствия деятельности Воронина, дать ей объективную оценку.

Некоторым людям в нашей стране сегодня всё ещё кажется, что вот уйдёт, дескать, «коммунистический диктатор» Воронин, и все дела в Молдове тут же сами собой наладятся, начнётся эра всеобщего прогресса, общественного процветания и, естественно, строжайшего соблюдения священных норм и принципов демократии и прав человека.

Надо решительно избавиться от такого рода опасных иллюзий и чётко осознать, что само по себе всё это не произойдет, что сам по себе уход Воронина ещё вовсе не означает, что к власти в Молдове автоматически придет более честная, более демократичная, более профессиональная и ответственная перед народом команда. Более того, надо научиться смотреть правде в глаза и учитывать, что некоторым молдавским политикам - оппозиционерам уход Воронина нужен вовсе не для того, чтобы они получили возможность без помех работать на благо народа и страны. Он нужен им только для того, чтобы они сами смогли придти на его место и получили возможность решить свои собственные меркантильные интересы.

Необходимо также понять, что за прошедшие восемь лет Молдовой правили как бы два Воронина. Один из них действительно старался сделать для страны и народа что-то нужное и полезное. На первом этапе своего президентства, работая в паре с премьером Василием Тарлевым, прислушиваясь к мнению соратников по партии, Владимир Воронин вместе со своей командой много хорошего сделал для Молдовы. Решались вопросы регулярной выплаты пенсий и зарплат, наводился порядок в бюджетной сфере, велась борьба с организованной преступностью, налаживались взаимовыгодные связи с Россией и другими странами.

Но второй этап президентства лидера правящей ПКРМ ознаменовался тем, что того Воронина, в которого поверили 50% избирателей Молдовы в феврале 2001 года, вдруг не стало. Он исчез. Вместо него в президентском дворце появился совсем «другой Воронин» - оторвавшийся от народа и собственной партии, забывший своих соратников, высокомерно относящийся ко всем тем, кто его, по сути, привел к власти.

В развернувшемся жёстком противостоянии защитников реального сектора экономики, местных производителей, экспортеров, чьим лидером является Василий Тарлев, и олигархов – импортеров и торгашей-компрадоров, так называемых «детей президента», которых олицетворяют Ткачук, Плахотнюк, Додон и другие временщики, Воронин стал на сторону последних.
По их настоянию и в соответствии с их узкокорыстными интересами, не имеющими ничего общего с национальными интересами страны, в Молдове были ликвидированы министерства энергетики, промышленности, транспорта. Началась массовая приватизация (проводимая в порочном стиле ранее осуждавшейся Ворониным хищнической «прихватизации» девяностых годов!) остатков государственной собственности, в ходе которой её самые лакомые «кусочки» были поделены между теми, кто оказался наиболее близок к власти, вернее, к возглавляющему её Воронину. Бывшие соратники Воронина по Партии коммунистов стали с возмущением говорить о том, что он стал одним из самых богатых людей Молдовы, хотя в момент прихода к власти по весьма невысокому уровню личных доходов был в равном с ними положении. «Другой Воронин» испортил отношения с Россией и Румынией, провалил программу европейской интеграции Молдовы, затормозил и загнал в глухой тупик процесс реинтеграции страны.

Можно констатировать, что с Ворониным за время нахождения в президентском дворце произошла удивительная политическая метаморфоза. Для электората Партии коммунистов, людей бедных или небольшого достатка, председатель ПКРМ Воронин стал вдруг совершенно чужим, недостойным его поддержки, а вот для людей богатых (и, как правило, вороватых!) он стал «своим в доску».
Если в ходе избирательных кампаний 2001 и частично 2005 г.г., многие люди были готовы совершенно безвозмездно агитировать за Воронина и его ПКРМ, то сегодня на режим Воронина - Ткачука работают только прикупленные ими СМИ, а также принуждаемый руководством страны административный аппарат и силовые структуры.

Тем не менее, в 2009 году Воронин должен уйти из президентского дворца. Уйти не потому, что его к этому принудила оппозиция, а лишь вследствие того, что Конституция РМ не позволяет ему баллотироваться на должность главы государства в третий раз.

Но может ли молдавская оппозиция, так нетерпеливо дожидающаяся этого события и придающая ему судьбоносное значение, противопоставить Воронину равноценную политическую фигуру из своей среды?

На наш взгляд, может, причём не одного, а несколько кандидатов, претендующих на право занять место Воронина во власти. Это, например, лидер Альянса «Наша Молдова» Серафим Урекян. Достаточно перспективно выглядит также молодой, но уже достаточно опытный либерал-демократ Владимир Филат, чья партия быстро набирает электоральный вес. Однако, наиболее перспективным, нам представляется стремительно ворвавшийся в большую политику осенью 2008 года экс-премьер-министр Василий Тарлев. Под его руководством ещё вчера мало кому известный Центристский союз Молдовы воспрянул духом, кардинально пересмотрел свою программу и решительно нацелился на борьбу за победу на предстоящих парламентских выборах.

Есть, конечно, и другие, желающие «стать властью» или хотя бы, на худой конец, «подержаться за власть». Например, многоликий демократ Дмитрий Дьяков или «непотопляемый» лидер ХДНП Юрий Рошка. Но оба они так дискредитировали себя поддержкой режима Воронина-Ткачука в апреле 2005 года, что потеряли свой прежний авторитет в обществе. Поэтому шансы их партий столь невелики, что никто из авторитетных местных и иностранных экспертов даже не рассматривает их заявки на власть всерьёз.

Серьезный удар по авторитету и, следовательно, по шансам попасть во власть ранее неплохо котировавшейся Социал-демократической партии нанес её генсек Эдуард Мушук, предавший демократическую коалицию в Муниципальном совете Кишинева и этим поставивший крест на электоральных надеждах своей партии.

Особая тема – это молодой либерал Дорин Киртоакэ, называемый сегодня многими в Молдове «Рошкой номер два». Судя по всему, он имеет некоторые шансы занять ту электоральную нишу, которую ранее занимала ХДНП, и протащить на предстоящих выборах свою Либеральную партию в парламент. Но крайне неуживчивый характер и неадекватное поведение местного «маленького Бонапарта» - председателя ЛП Михая Гимпу не оставляет никакой надежды на то, что какие-либо другие оппозиционные партии, в том числе и близкие по идеологии ЛДП и НЛП, согласятся на создание коалиции с этой «партией дяди и племянника».

Анализируя предвыборную ситуацию в Молдове, надо четко понимать, что основные группы протеста сегодня - это обнищавшие сельчане и мигранты из сел, деклассированный городской житель, русскоязычное население. К этой же категории мы относим представителей интеллигенции, стоящей на государственной позиции. Поэтому потенциальный успех на предстоящих парламентских выборах, скорее всего, будет иметь политический проект с идеей перераспределения общественного богатства страны в пользу наиболее нуждающихся слоёв населения. Удача, по нашему мнению, также светит тем политикам, которые решительно поддержат реальный сектор экономики, местных товаропроизводителей, а также сумеют отладить стратегические связи с Россией, не свертывая программы евроинтеграции и развивая дружеские связи с Румынией, Украиной, Турцией и Болгарией. Не секрет, что это, по большей части, избиратели, ранее голосовавшие за Партию коммунистов, но сегодня разочаровавшиеся и в Воронине, и в его партии, чувствуя себя оскорбленными тем, как поступили с ними «коммунист №1» и члены его олигархической команды.

За кем же пойдут все эти люди, оказавшиеся сегодня на распутье? Кто сможет предложить такой проект, который будет им близок и понятен?

По большому счёту, такой проект, профессионально разработанный и детально обоснованный, имеется сегодня только у самого опытного молдавского менеджера – экс-премьера Василия Тарлева, лидера Центристского союза Молдовы. Пока остальная оппозиция с головой окунулась в бесплодную «войну компроматов» с Ворониным и правящей ПКРМ, поставив во главу угла своей стратегии удаление их из власти любой ценой и любыми средствами, Василий Тарлев и его команда думают о том, как исправить ошибки Воронина и Ткачука, как достичь в стране перемен.

При этом они ставят цель избежать новых общественных потрясений, видя своей главной задачей поворот развития страны на путь созидания и прогресса.

Принципиально важно, чтобы Тарлев и его команда, были готовы к сотрудничеству во имя блага страны и народа, как с отдельными лидерами оппозиции (Владимир Филат и Серафим Урекян), так и с теми коммунистами, которые сохранили верность идеалам и программным целям, с которыми шли к власти в 2001 году, и которые не участвовали в том беспределе, который в последние годы творил режим Воронина-Ткачука. Очень важен также акцент команды Тарлева, помимо проблем экономики и развития внешних связей, на социальных проблемах, резонирующих с запросами всё возрастающего числом протестного электората.

Что же касается предстоящего ухода Воронина, то следует сказать, что на постсоветском пространстве сейчас существует несколько моделей смены властной элиты: российская (преемник), азербайджанская (династийная форма передачи власти), украинская грузинская, киргизская (победа контр-элиты). Скорее всего, для Молдовы была бы наиболее приемлема своя собственная модель. Это модель достижения согласия между ведущими политиками страны и создания «большой правящей коалиции».

Таким образом, сам по себе уход Воронина в 2009 году нельзя считать ни благом, ни бедствием для Молдовы. Станет ли он либо тем, либо другим, зависит, прежде всего, от того, как решится вопрос с теми, кто придут после него во власть. Если это будет объединенная команда во главе с Василием Тарлевым, Владимиром Филатом, Серафимом Урекяном, которая объединит свои усилия с антиткачуковским крылом в ПКРМ, то у нее будет реальный шанс добиться в стране перемен к лучшему.

Обсудить

Другие материалы рубрики