"Троянские кони" Воронина в Москве

Понять логику нынешнего отношения Кремля к Воронину сложно, а вот объяснить можно. От источника в администрации молдавского президента известно, что в Москве у него тоже завелся свой "троянский конь" - заместитель секретаря Совета безопасности Российской Федерации Юрий Зубаков, с которым у Воронина доверительные отношения.


А что же Москва? Прекрасно понимая, что Запад уже не даст ему карт-бланш, как в 2005 году, осознавая и то, что карта его кишиневских попутчиков бита, Воронин главную ставку на выборах 2009 года делает на поддержку России. И, судя по поведению Москвы, эта его ставка оказывается вполне оправданной.

Зачем поддержка с Востока или хотя бы даже видимость таковой нужна Воронину, понятно. По различным оценкам, от трети до половины активного молдавского электората продолжает позитивно воспринимать Россию. При этом, как свидетельствуют опросы населения, часть таких избирателей хотела бы одновременно и членства Молдовы в ЕС (что не удивительно в ситуации, когда, вместо разъяснения, что же это такое - жить в Евросоюзе, людям попросту промыли мозги сказками о "европейской халяве"), и видеть своим президентом не кого-нибудь, а В.В. Путина собственной персоной. Во всяком случае, по популярности у молдавских граждан Путин стабильно занимает первое место. Такой вот парадокс, причем свойственен он, главным образом, электорату ПКРМ.

Кишиневская коммунистическая верхушка чувствовала себя весьма неуютно в период, когда еще пару лет тому назад молдавско-российские отношения переживали фазу раздрая. Ни "винная блокада", ни другие меры торгового эмбарго, примененные российскими властями, ни многомиллионные потери вследствие этого, которые понес молдавский бюджет, не тревожили Воронина так, как опасность потерять поддержку этого электората. Другой-то взять неоткуда. Поэтому при первой же возможности он предпринял все, от него зависящее, чтобы если и не нормализовать отношения между двумя странами (в Москве вряд ли так скоро забудут историю с "Меморандумом Козака"), то хотя бы создать видимость таковой нормализации.

Сложнее понять, для чего сегодня поддержка иллюзии нормальных молдавско-российских отношений - а, значит, и поддержка Воронина - необходима Кремлю. Что, Москве мало было явлено примеров, позволяющих убедиться в его способности "вилять"? Зачем, например, Россия так настойчиво добивалась проведения в конце прошлого года очередной - как и ожидалось, абсолютно пустой по итогам - встречи Воронина со Смирновым? Встречи, во время которой второй прилюдно, в присутствии СМИ, попросту вытер ноги о первого. Только затем, чтобы пропаганда ПКРМ, перевернув все с ног на голову, преподнесла дело так, что, мол, молдавский президент, пересилив себя, поехал в Тирасполь специально "по просьбе России"?! "Видите, как замечательно все у нас обстоит, Россия просит - мы идем ей навстречу". А то, что Смирнов после этой встречи в три раза увеличил для молдаван регистрационный сбор при въезде в Приднестровье, так это ерунда, мелочь.

Для чего оказывать поддержку "хромой утке" - доживающему свой второй и последний мандат президенту - в ситуации, когда Запад фактически поставил на нем крест? Хорошо ведь известно, какой "кирдык" ожидает на постсоветском пространстве тех политиков, от которых отворачивается Запад. Для чего, спрашивается, россиянам тешить себя мыслью, что, дескать, записывать Воронина в "политические пенсионеры" еще рано, неуклюже намекая на российский прецедент с переходом президента в премьеры? Зачем убаюкивать себя мыслью, что его удельный вес в молдавской политике все еще "настолько велик", что он "непременно сохранит" за собой и после выборов какой-нибудь "высокий пост" (например, председателя парламента) и прежнее влияние? Считать так – значит совершенно не чувствовать ни атмосферы нарастания недовольства ПРКМ и ее лидера со стороны протестно настроенных групп в молдавском обществе, ни, главное, изменения отношения к нему и его режиму со стороны США и Европы.

Увы, понять логику нынешнего отношения Кремля к Воронину сложно, а вот объяснить можно. От источника в администрации молдавского президента известно, что в Москве у него тоже завелся свой "троянский конь" - заместитель секретаря Совета безопасности Российской Федерации Юрий Зубаков, с которым у Воронина, как и с Калманом Мижеи, установились не менее, если не более доверительные отношения.

Как утверждает источник, на Зубакове сегодня "замкнута" вся российская политика в отношении Республики Молдова. Поработав коротенькое время (с октября 2003 г. по май 2004 г.) послом России в Кишиневе, он, очевидно, сумел заслужить себе репутацию главного российского эксперта по Молдове. Как бы то ни было, сегодня без предварительного согласия Зубакова не может быть принята к реализации ни одна мало-мальски значимая инициатива, касающаяся выстраивания российско-молдавских отношений. Это как раз его, Зубакова, вполне устраивает так называемая "позитивная динамика без видимых прорывов" на приднестровском направлении - подход, неприемлемый для трезвомыслящих политиков, но вполне естественный для чиновников, в данном случае даже неважно кого они представляют - Москву, Брюссель или, скажем, штаб-квартиру ОБСЕ в Вене.

О степени доверительности контактов между Ворониным и Зубаковым красноречиво свидетельствует истинная причина отставки с должности президентского советника воронинского любимчика и "серого кардинала" Марка Ткачука. После того, как в сентябре 2008 года Ткачук встретился в Москве с руководителем администрации президента России Сергеем Нарышкиным, Зубаков не преминул выразить Воронину свое недовольство этим рандеву "через голову", нарушившим вышеназванную систему "замыкания". Причем даже не тем, что во время встречи Ткачука с Нарышкиным мог обсуждаться некий план приднестровского урегулирования (Ткачук был вынужден спешно опровергнуть это в СМИ), но самим фактом встречи. Мол, как же так получается, Владимир Николаевич, мы же договорились - все через меня?! Вот и пришлось Воронину, дабы успокоить Юрия Антоновича, убрать Ткачука из своей администрации. Якобы, для "укрепления" избирательного штаба ПКРМ в преддверие выборов (можно подумать, он им "слабо" руководил во время избирательной кампании 2005 года из "президентуры").

Пожертвовать "качество", да еще какое - фактически сдать любимчика в обмен на сохранение видимости хорошего отношения к себе Москвы - это для циничного, стремящегося любой ценой удержаться на плаву Воронина шаг вполне нормальный. Причем политически - шаг весьма выгодный, учитывая, что Москва даже не пытается подыскать ему на молдавском политическом поле серьезную пророссийскую альтернативу. Не удивительно, что после такой услуги, оказанной высокопоставленному кремлевскому чиновнику, Воронин позволил себе как-то, находясь "подшофе", похвастаться: "За Зубаковым я - как за каменной стеной!". Уж не кремлевскую стену имел он в виду?

Так и живут, оказывая друг другу услуги. Один с готовностью едет в Тирасполь, где подвергается издевательствам, но зато у российского чиновника есть повод доложить наверх и отчитаться "за проделанную работу": видите, процесс идет. Другой всячески сдерживал все эти годы попытки поддержать создание в Молдове нормального, состоящего из политиков новой волны и ориентированного на Россию политического движения, - лишь бы дряхлеющий кишиневский "папа" мог спать спокойно.

При желании, разумеется, замсекретаря российского Совбеза может легко оправдать свою поддержку нынешнего молдавского президента: Воронин, конечно, скользкий, это так, но в отличие от таких "отмороженных" прозападников, как Саакашвили или Ющенко, он хотя бы в НАТО не рвется, твердо стоит на позиции сохранения Республикой Молдова военно-политического нейтралитета, закрепленного в ее Конституции. Опять же, тот факт, что наша страна, усердно выполняя Индивидуальный план сотрудничества с
Североатлантическим альянсом, де-факто, в нарушение конституционных положений уже несколько лет, что называется, с лихвой "выполняет норматив членства" в НАТО - это тоже "мелочь", недостойная внимания. Для любого чиновника - а Зубаков, как уже подчеркивалось, прежде всего чиновник - главное, чтобы выдерживалась нужная риторика, а уж по части риторики Воронин мало кому уступит.

Впрочем, Зубаков не единственный в Москве, кто, оценивая Воронина по шкале "хоть и сукин сын, но наш", выполняет здесь для него функцию "троянского коня". Приходилось слышать и от некоторых депутатов Госдумы (читать у некоторых российских политических комментаторов), что, мол, чем видеть у власти в Кишиневе всяких националистов и радикалов, то есть "не наших сукиных сынов", пусть уже лучше остается Воронин и его пронафталиненная компартия. Что ж, может для отдельных московских функционеров оно и лучше, так ведь кто ж их, функционеров, спрашивать-то будет? Примут решение (если оно уже не принято?!), что пора Воронину уходить - и "уйдут", можно не сомневаться. Технология отработана, и если западники не дали добро на ее применение в 2005 году, то не факт, совсем не факт, что в 2009-м история повторится.

Правда, Москва, в отличие от Бухареста, в следующем молдавском парламенте своих игроков иметь не будет. Что бы там ни долдонили про "русскую угрозу" и "коварные планы Кремля" Рошка и его редеющие на глазах сторонники, при дележе нового молдавского "политического пирога" Россия, благодаря пасущимся на ее просторах воронинским "троянским коням", явно окажется лишней. Единственное, что достанется ей в Кишиневе, это будут недобрые воспоминания о российской поддержке - неважно даже, реальной или виртуальной, - оказанной последнему коммунистическому режиму на территории Европы. Причем, что смешнее всего, оказанной тогда, когда он, режим, уже дышал на ладан.


После нас хоть потоп

Сегодня, за три месяца до выборов, ситуация в Молдове выглядит очень неустойчивой и подвижной. Все может очень быстро поменяться. Это чувствует и окружение Воронина, которое ведет себя по принципу "после нас хоть потоп!".

Примеры такого поведения буквально бросаются в глаза. Это и грабительская "прихватизация" остатков общенародной собственности, затеянная в самый канун выборов, жесткие "разборки" Воронина со своими же олигархами, вывод последними капиталов и активов за границу, приобретение правящей верхушкой недвижимости за рубежом. Это и впавший в истерику Рошка, как попугай, повторяющий, что он "объединился с Ворониным против Путина", чтобы "вывести Молдову из-под русского башмака", и усматривающий "русский след" даже за 100-процентно прорумынским PRO TV. Это и растерянность воронинско-папуковской полиции, которая симулирует бурную деятельность, арестовывая елки, поросят и ишаков, но будет не в состоянии разогнать мало-мальски серьезный, от 10 тыс. участников и выше, митинг оппозиции.

Все это - свидетельства неуверенности в своем будущем, которая овладела Ворониным и его камарильей. Эти люди явно готовят пути к отступлению, "запасные аэродромы", на которых можно было бы совершить "мягкую посадку" в случае развития событий по "жесткому" сценарию в стране, которую они восемь лет "дерибанили".

Воронинско-ткачуковская пропаганда по инерции пытается убедить людей, что альтернативы ПКРМ все равно нет. Смешно все это выглядит. Такая уже есть. Это пользующаяся все большей поддержкой прорумынская альтернатива. Это приход к власти однозначно прозападных сил. Это быстрые реформы в направлении членства в ЕС и, возможно, НАТО. Это, наконец - почему бы и нет? - суд над коммунистическими вождями по обвинению их в узурпации власти с последующим законодательным запретом ПКРМ.

Понятно, что такая альтернатива не может нравиться нынешней власти. Но от этого она, альтернатива, не просто не исчезает, но с каждым днем начинает приобретать все более реальные очертания.

Виктор Жосу,

Дмитрий Чубашенко

"Молдавские Ведомости"

Обсудить

Другие материалы рубрики