Леонид Радзиховский: Вызов. Рефлексия. Ответ

Речь Путина в Давосе – первое его крупное, концептуальное выступление на Западе после того, как «идеальный шторм» кризиса обрушился на Россию. Таков вызов. Каков же «наш ответ»?

Пришли иные времена


Трудно сказать, кого сильнее всех треплет лихорадка кризиса, но Россия – явно в ПЕРВЫХ рядах.
Почти на 30% рухнул курс рубля по отношению к доллару. МЭРТ заявил, что в стране де-факто шесть миллионов безработных. Прогнозы на 2009 год – падение ВВП на 0,7% (многие считают, что падение будет куда большим). Напомню, что в 2008-м рост составил около 6%, в 2007-м – 8%. Это очень круто падающая кривая, тем более что, вполне возможно, действительность превзойдет мрачные ожидания. Эксперты соревнуются «кто больше» в предсказаниях относительно спада промышленного производства в 2009 году. Пока что, кажется, рекордсмен – депутат Думы Оксана Дмитриева (комитет по бюджету и налогам). Она решила не мелочиться и предсказывает падение производства на 30%! Даже допуская, что это цифра заведомо нереальная, сам факт, что это пишет не желтая пресса, а говорит все-таки уважаемый депутат (кстати, доктор экономических наук), наводит на печальные мысли. Если в конце августа 2008-го золотовалютные резервы ЦБ составляли около 600 млрд долл., то к концу января 2009-го – в районе 390 млрд. Капитализация российского рынка за то же время уменьшилась в добрых четыре раза. В 2009-м Россию ожидает дефицит бюджета в 5 трлн руб. (расходы – 11 трлн , доходы – 6 трлн). Этот дефицит соответствует примерно 10% ВВП. Предстоит секвестр бюджета. А инфляция – чтоб жизнь малиной не казалась – «ожидается» в 13% за год. Как-то странно – когда инфляция 13%, цены на рынке растут в полтора-два раза…


Конечно, у других – такие же пики козыри. Так, в США дефицит бюджета – те же 10% ВВП, Украина стоит «в очереди на дефолт», во Франции бастуют 2 млн человек, а в странах Балтии народ уже греется – громит банки. Так что за карточным столом Большой Мировой Политики (в том же Давосе) наши игроки выглядят не лучше и не хуже всех остальных. Но, увы, кроме партнеров по «мировому покеру» каждый политик вынужден – и это прежде всего – смотреть себе за спину, на свой народ.


А там краски все темнее, воздух все более спертый. Вот и в России обычно работающее безотказно «у соседа дом сгорел – вроде мелочь, а приятно» на сей раз что-то не успокаивает. Градус раздражения в обществе таков, что люди уже дошли до удивительного чувства «у соседа дом сгорел – а нам не до того, свой потолок падает…». Да, измельчание чувств-с – где всемирная отзывчивость?!


В такой обстановке руководство ЛЮБОЙ страны становится посговорчивее с соседями – в очереди к зубному врачу собрались удивительно тихие, вежливые, полные сочувствия люди, не сравнить с крикунами на футболе. Как – те же самые?! В жизни бы не поверил… В общем, при кризисе вдруг (надолго ли?) стало не до того, чтоб амбициями мериться, спорить, «ставить на место». Нет, слова сами собой рождаются иные – «к чему, друзья, весь этот шум, я ваш старинный сват и кум»…


Да, так действует руководство всех стран – богатых и бедных, больших и малых. Кстати, первым запел Лазаря как раз мистер «Обама медоточивый». Ничего не скажешь, мягко стелет – «разожмите кулак и мы пожмем вам руку». Афоризм, может, и послабее, чем у Кеннеди («никогда не спрашивай, что тебе может дать твоя страна, спроси, что ты можешь дать своей стране») или Рузвельта («мы должны бояться только своего страха»), но тоже красиво, а главное, достаточно определенно. Четкий сигнал всем странам, у которых сложились паршивые отношения с США – ВСЕ ПОПРАВИМО! «Пока не поздно – старый меч в ножны, / Товарищи! Мы станем – братья!» Братства, как говорится, не обещает, но в братских объятиях удушить может. «Объятия Обамы» как соблазн и угроза… Однако совсем не воспользоваться таким шансом да в такой ситуации тоже глупо! Кулак – не кулак, но пару пальцев отогнуть можно и должно (и пусть будет стыдно тому, кто вообразит что-то плохое!).


В общем, на сигнал горниста и махание звездно-полосатыми флажками на палубе авианосца «Нимитц» – «слу-шать всем! о-ба-ма мир!» – необходимо как-то реагировать на палубе крейсера «Петр Великий». Нужен встречный сигнал.


Вот этого сигнала и ждали от Путина в Давосе. Понятно – иначе зачем ему туда ехать? Дел и в России сейчас хватает…


Итак, в том, что речь будет ПРИМИРИТЕЛЬНОЙ (скажем, по сравнению с речью, сказанной неподалеку от Давоса, в Мюнхене, ровно два года назад), никто не сомневался. Новые времена – новые речи. Но тональность тональностью, а интересно еще и содержание речи, возможно, какие-то конкретные идеи (кстати, не только в России – во всем мире острый дефицит именно идей).

Личная боль

Нет никаких сомнений в ОСТРОМ ЛИЧНОМ ПАТРИОТИЗМЕ Путина (фото: Reuters)
Ну а мне было интересно и еще одно – ЛИЧНАЯ оценка Путиным кризиса, случившегося в России. Не сомневаюсь – он переживает этот кризис и как личную проблему, ведь речь идет об испытании на прочность его Вертикали, созданной при нем Системы, всей его политики. Наконец, нет никаких сомнений в ОСТРОМ ЛИЧНОМ ПАТРИОТИЗМЕ Путина. Нормально, когда спорят с его политикой. Но несправедливо и ненормально, если сомневаются в его – еще раз повторяю – ОБОСТРЕННОМ патриотизме.

И вот мне – уже чисто по-человечески – интересно, какие личные выводы о причинах кризиса сделает Путин.

Я надеялся услышать это не прямым текстом, а хотя бы между строк.

И, мне кажется, – услышал.

«Наконец, этот кризис – еще и порождение завышенных ожиданий. Были неоправданно раздуты аппетиты корпораций относительно постоянно растущего спроса. Гонка фондовых индексов и капитализации очевидно стала доминировать над повышением производительности и реальной эффективности компаний».

Конечно, это сказано как бы про всех, особенно про Запад. Но надо быть слепым, чтобы не увидеть тут точную фотографию РОССИЙСКИХ компаний. Разве они не поверили слепо в то, что спрос на наше сырье будет расти вместе с ценами? Разве не стали «скачки капитализации» главным видом спорта тех, кто катается на горных лыжах в Крушевеле и Сочи? Разве мы забыли эти разговоры, что Газпрому на роду написано стать первой в мире по капитализации компанией?

Я вспоминаю об этом без малейшего сарказма или осуждения. Такой азарт, биржевая лихорадка – дело «человеческое, слишком человеческое». Так во всем мире, так и у нас. Деревяшкой, не человеком надо было быть, чтобы при звуках такой музыки из каждого окна ноги сами в пляс не пошли… И, что говорить, руководство страны гордилось этим ростом. И Путин гордился и говорил об этом. А что ж? Разве Путин не человек, не эмоциональный человек? «Вожди – такие же люди, как мы. Только гораздо лучше» (Искандер).

И эти слова Путина, вольно или невольно, обращены к России, к российской элите, к российскому руководству, к себе самому.

Это-то, по-моему, и есть самое ценное. СЛАБ тот политик, кто «всегда прав». Он непременно свернет себе шею на крутом повороте.

СИЛА политика – в умении ВИДЕТЬ ПРАВДУ. И делать выводы. Неприятные, горькие – сладкие-то любой сделает… Это и есть «механизм обратной связи» с реальностью.

Далее.

«К сожалению, завышенные ожидания существовали не только в бизнес-среде. Они задавали быстрый рост стандартов личного потребления, прежде всего, в развитых странах. Рост, который – и это нужно признать – не был подкреплен реальными возможностями. Это было не заработанное благополучие, а благополучие в долг, за счет будущих поколений.

Вся эта «пирамида ожиданий» должна была рано или поздно рухнуть, что, собственно, и происходит на наших глазах».

Не знаю, КЕМ надо быть, чтобы не услышать в этих словах ЛИЧНУЮ горечь, и боль, и разочарование… Путин фактически выносит приговор НАШЕМУ ОБЩЕСТВУ – обществу сырьевой ренты, халявы, расточительного потребления. Да, мы неоригинальны. Да, общие болезни «всех развитых стран». Но если по «развитости» мы от многих отстали, то вот в этом – взрывном росте потребления – точно обскакали почти всех.

И Путин это признает …

Кто виноват

Но проблема-то в том, что, обозначив проблему, приходится отвечать: «никто не виноват».

«Вихрь сошедшихся обстоятельств», или, как говорит сам Путин, – «идеальный шторм».

Жадность, азарт, амбиции – вот кто, в конечном-то счете, виноват в мировом экономическом прогрессе/кризисе.

В том и штука, что разделить нельзя!

Не будь у людей этих качеств – не было бы кризиса. И биржевой игры бы не было. И акций бы не было. И денег. Сидели бы на деревьях – правда, имели бы и там свои кризисы…

Конечно, хорошо бы жадности поменьше, трезвости побольше – да как этого достичь?

Да, экономике полезно «возвращение к фундаментальной стоимости активов. То есть оценки того или иного бизнеса должны строиться на его способности генерировать добавленную стоимость, а не на разного рода субъективных представлениях».

Эта мысль Путина – кстати, далеко не его одного – разумеется, верна. Как верны и вечные призывы – «меньше спекуляций, больше реального производства». Но, увы, это напоминает тоже вечные (по крайней мере до ХХ века) призывы всех Церквей – «меньше секса, больше деторождения!».

«Будущая экономика должна стать экономикой реальных ценностей. Конечно, возникает вопрос – как этого добиться? У меня нет на него ответа. Нужно подумать вместе. Думаю, мы для этого и собираемся на подобные форумы».

Вместе с тем, все это не просто благие призывы. После спекулятивного запоя у мировой экономики наступает черное похмелье – и в этот период, возможно, будут приняты какие-то временные меры для предупреждения подобных запоев в будущем. Мировую экономику «подошьют» – временно, временно. Как, впрочем, все в этом мире…

Таковы трудности общего ответа «кто виноват».

Есть у России и специфические проблемы.

«Когда разыгравшиеся природные стихии сходятся в одной точке и кратно умножают свою разрушительную силу». А у нас сошлись «две стихийные халявы». Сначала – 1990-е – люди на халяву получили и поделили (приватизация) не ими созданную промышленность. И это было неизбежно – без приватизации страна прожить не могла. И потом – 2000-е, – когда мировая конъюнктура осыпала нас незаработанным нефтедолларовым дождем. А это уж точно от нас не зависело. А итог – резонанс от двух пересекающихся халяв, двойной экономический разврат…

Опять же – в принципе (отбросив многие «подробности»), НИКТО НИ В ЧЕМ НЕ ВИНОВАТ.

Виновата – ХАЛЯВА. Виновата же она в том, что она – КОНЧИЛАСЬ. Больше не будет ни приватизации, весьма вероятно, не будет и взрыва цен на сырье.

Такова суровая реальность, в которой мы уже начали жить. И будем жить «долго и счастливо», когда ОСТРАЯ фаза кризиса пройдет.

И вот тут надо решать, «что делать». И решать – БЫСТРО.

И что тут делать стратегически?

Работа публициста такая: с пафосом поохал, погрохотал – и на боковую.

У Лидера жизнь посложнее – надо РЕШАТЬ ПРОБЛЕМУ. Причем немедленно. Не «сочувствую» – каждый выбирает «галеры по себе», а слабым в политике не место, это вам не бои без правил, тут реальная жестокость по всем правилам.

Путин четко осознал и назвал Проблему. Теперь надо давать ответ.

Итак, какие ответы на грозный вызов предлагает Путин ?

Здесь все не так просто.

Есть ответ СТРАТЕГИЧЕСКИЙ.

«Кризис обнажил имеющиеся у нас проблемы. Это чрезмерная сырьевая ориентация экспорта и экономики в целом, слабый финансовый рынок. Еще острее становится проблема развития ряда базовых рыночных институтов, прежде всего – конкурентной среды.

... Убеждены, что лидерами восстановления мировой экономики станут те, кто создаст привлекательные условия для глобальных инвестиций уже сегодня. В числе наших приоритетов формирование благоприятной предпринимательской среды, развитие конкуренции».

В этом же контексте – слова об опасности «чрезмерного вмешательства в экономическую жизнь со стороны государства».

Конечно, критики Путина тут же «понимающе улыбаются» – «слова, слова, слова…».

Да, слова. А в голову не приходило – ЗАЧЕМ Путин их произносит?

«Чтобы понравиться Западу».

А это – ЗАЧЕМ ? Он что, хочет… чего? Чтобы его сделали почетным гражданином Давоса, что ли?

В такой момент ПУСТЫЕ СЛОВА никому не нужны. России нужна не «любовь Запада», нужны инвестиции, кредиты, технологии. А их «под слова», даже под слова Путина – ни один дурак не даст. Если за словами не будет РЕАЛЬНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ДЕЛАМИ – они так словами и останутся. И Путин это лучше всех знает – может он сам, как он сказал, и «излишне доверчив к людям», но, по-моему, он не считает, что западный бизнес доверчив.

Если за эти слова нечем ответить реально – их лучше не произносить. Это Путин тоже ОТЛИЧНО знает. Он ответил делами за свою мюнхенскую речь. Он готов ответить и за давосскую. Иначе, повторяю, он бы ее не произнес – или вообще не поехал бы в Давос, или сказал бы там ДРУГИЕ слова. Слов в русском языке – много.

Поэтому в той мере, в какой это возможно, мы вправе ждать реальной ЛИБЕРАЛИЗАЦИИ экономической политики – и не только в отношении западного бизнеса.

Другое дело, что конь стратегии сплошь да рядом спотыкается на арбузных корках тактики.

Вот руководители металлургических концернов молят Государство о спасении – «дай денег!». Создайте холдинг с решающим участием Государства.

Плохо? Конечно – вот вам классический пример «максимального расширения непосредственного участия государства в экономике».

А как быть? Бросить металлургов в рыночную реку? Но металл-то уж точно потонет…

Это – лишь один (хотя и очень важный!) пример столкновения СТРАТЕГИИ и ТАКТИКИ. А задача Лидера – искать оптимальное их соотношение.

Что делать тактически?

Идея «газовой Антанты» – коронная идея Путина (фото: ИТАР-ТАСС)
Здесь предложения Путина вполне определенные.

Они, разумеется, касаются энергетики, Газпрома, нефтяных компаний.

Тут я просто напомню его основные тезисы.

«Окончательный переход на общепризнанные рыночные принципы формирования тарифов на услуги по транзиту. Они могут быть зафиксированы и в международно-правовых документах. (Таков окончательный итог холодной войны с Украиной, который подвел Путин. – Л.Р.)

… Развитие и диверсификация маршрутов транспортировки энергоресурсов. … Убежден, что столь же необходимы для энергобезопасности Европы и «Южный поток», «Северный поток».

… Газпром … запустит мощности по сжижению и транспортировке природного газа, добываемого на Дальнем Востоке, на острове Сахалин.

… Мы развиваем инфраструктуру наших нефтепроводов. Уже реализован первый этап создания Балтийской трубопроводной системы, которая обеспечивает до 75 млн тонн нефти в год. … Транспортную инфраструктуру мы намерены создавать по всем направлениям», – и далее он рассказывает про нефте- и газопроводы в Сибири, на Дальнем Востоке в Прикаспии и т. д.

Я так подробно об этом пишу, потому что об этом так подробно говорит и Путин. Это самая конкретная часть его выступления. Самая РЕАЛЬНАЯ часть.

Но вот вопрос – разве реализация таких планов СНИЖАЕТ «чрезмерную сырьевую ориентацию экспорта и экономики в целом», о чем он же сказал?

Разумеется, НЕ снижает.

Но вот опять то же противоречие – между СТРАТЕГИЕЙ на инновационную, высокотехнологичную экономику и ТАКТИКОЙ, которая требует усиления энергетической и сырьевой составляющей «здесь и теперь».

И нет способа снять это противоречие – оно ОБЪЕКТИВНО, ни от чьей воли не зависит. Выход тут лишь один: хотя бы ПОМНИТЬ об этом реальном и реально опасном противоречии. И не просто «помнить», а при первых же благоприятных условиях сделать все, чтобы уменьшить это противоречие, наращивая технологическую составляющую экономики.

Ну и, наконец, коронная идея Путина: «Формирование взаимозависимости, в том числе на основе обмена активами… Реализация нашей инициативы могла бы сыграть экономическую роль, сравнимую с эффектом от заключения Договора об учреждении европейского объединения угля и стали» (напомню, что с этого началось создание ЕС. – Л.Р.).

Идея «газовой Антанты» – коронная идея Путина. Ход и правда БЛЕСТЯЩИЙ – путем обмена огромными, стратегическими энергоактивами «приковать газовыми трубами» Европу к России – и наоборот. Срастить наши кровеносно-энергетические системы. А это материальная основа для сращивания наших Систем – экономических, социальных, политических.

Это ход истинно СТРАТЕГИЧЕСКИЙ. Способ конвертировать нефтедоллары в нечто большее – в системную интеграцию России и ЕС.

Ход настолько сильный, что к нему реально не готова ни Европа (боящаяся России), ни Россия (боящаяся поглощения Европой). Но на самом деле в перспективе это ход, не имеющий альтернатив, ход, спасительный для России. Опять же – способ конвертировать нефтедоллары в «технодоллары»…

И Путин прав, повторяя эту мантру и сегодня. Конечно, в ситуации кризиса мало шансов на такие прорывные решения. А с другой стороны – в условиях кризиса как раз и бывает, что «мечты сбываются»…

Таким я увидел «ответ Путина».

Он «скрепя зубами» признал реальные опасности и трудности нашей страны.

Он показал, что умеет делать из этого ЛИЧНЫЕ выводы – смена риторики, способность говорить с Западом на их языке и готовность «отвечать за слова».

Он предложил стратегический выход – один из вариантов «выхода через трубу» из того темного тоннеля, в котором оказалась Россия.

Во всем этом нет никаких «гарантий» решения проблем. Есть ШАНС на их решение. И есть демонстрация воли и готовности искать выходы и дальше.
vz.ru

Обсудить

Другие материалы рубрики