Не единожды солгавший

Речь о верующих Православной церкви в Молдове. Многие из которых в своей искренней наивности даже не предполагают, что Воронин уже давно и без особых затей обманывает и Русскую православную церковь

На предстоящих выборах лидер молдавской компартии намерен сделать ставку на голоса православных верующих


Во время кампании парламентских выборов в 2001 году Владимир Воронин, стремясь заручиться поддержкой пророссийски ориентированных избирателей, обещал им присоединение молдавского государства к союзу Россия-Беларусь. Обманул.

На выборах в 2005 году лидер Партии коммунистов Республики Молдова (ПКРМ), сменив на 180 градусов собственную ориентацию, обещал электорату быстро привести его в Европу. И вновь обманул.

За восемь лет президентства Воронин сумел обмануть всех. Коммунистов, которым обещал вернуть Советскую власть. Крестьян, пообещав им восстановить колхозы, и рабочих, которым обещал возродить промышленность. Россию и Путина, обещая решить приднестровскую проблему. Европу, наобещав ей реформ и демократии в Молдове.

Казалось бы, больше обманывать некого, да и лозунгов привлекательных не осталось. Все использовал, все дискредитировал. Другой, окажись он в подобной ситуации, плюнул бы на все и удалился на покой. Возраст-то более чем почтенный, да и здоровье у экс-генерала советской милиции уже не то. Другой - да, но не Воронин. Наблюдая за его поведением в последнее время, приходишь к выводу, что для предстоящих 5 апреля 2009 года парламентских выборов этот человек и возглавляемая им партия нашли-таки новый, доселе не использованный объект для обмана. Причем такой, доверие которого, в силу природы самого "объекта", обмануть совсем не сложно.

Речь о верующих Православной церкви в Молдове. Многие из которых в своей искренней наивности даже не предполагают, что Воронин уже давно и без особых затей обманывает и Русскую православную церковь.


Гарант "нерегистрации" "Бессарабской митрополии"

История взаимоотношений вождя молдавских коммунистов с церковью началась ровно восемь лет назад, тоже в связи с избирательной кампанией. И началась с эпизода, который иначе, как анекдотичным, не назовешь. В интервью одной кишиневской газете на вопрос об его отношении к религии, первый секретарь ЦК ПКРМ не без доли хвастовства ответил: "Мы с Митрополитом Владимиром друзья".

Друзья так друзья, ну и что из этого? Его высокопреосвященство митрополит Кишиневско-Молдавский Владимир близко общался и с Мирчей Снегуром, и с экс-премьером Андреем Сангели, и со многими другими молдавскими политиками. Высокий архиерейский сан, помимо прочего, обязывает вести и некую публичную жизнь. В частности, поддерживать ровные отношения с различными политическими лидерами и партиями, никому, кстати сказать, не оказывая предпочтения. Так что, набиваясь в "друзья" к митрополиту, Воронин явно лукавил. И потом, друзья друзьями, а религия здесь при чем?

В православной стране в период избирательных кампаний аргументы типа "дружба" в отношениях с Церковью, особенно в устах лидера компартии, которая (не ПКРМ, разумеется, а ее разложившаяся "праматерь" КПСС) запятнала себя чудовищными преступлениями против православия, не проходят. Понимая это, тогдашние московские покровители Владимира Воронина решились на шаг сколь дерзкий, чтобы не сказать кощунственный, столь же эффективный в плане электоральных дивидендов: устроить ему встречу не с кем-нибудь, а с самим предстоятелем Русской православной церкви, светлой памяти Святейшим Патриархом Алексием.

Во время поездки лидера ПКРМ в Москву зимой 2001 года, после того, как его принял в Кремле президент Владимир Путин, телевидение показало нам еще одну "картинку" - репортаж о встрече Патриарха Московского и всея Руси Алексия II с Ворониным. Собственно, в этом и заключалась "фишка" - показать ее по телевидению. Чтобы у православных в Молдове, к каковым у нас в стране относится большинство избирателей, главным образом, в селах, исчезли последние крупицы сомнения: можно или нет голосовать за коммунистов?

У многих-то сомнения были. Известно ведь, кто они, коммунисты - богоборцы, разрушители храмов, гонители верующих. Как за таких голосовать? И тут, пожалуйста - довод, который куда весомей "дружбы" с митрополитом будет.

Устроители встречи с Патриархом, в общем-то, просчитали все верно. После приема Воронина Алексием II у значительной части сомневающихся православных избирателей (сомневающихся не в вере, разумеется, а в своих политических симпатиях) исчез последний барьер. Раз уж сам Святейший счел возможным встретиться с лидером ПКРМ, значит не такие они, коммунисты, страшные, как их малюют оппоненты. За таких, за "новых" коммунистов, пожалуй, не грех и проголосовать.

Нетрудно догадаться, какими аргументами оперировали те, кто убедил покойного Патриарха согласиться на эту встречу. Поскольку Воронин был явным фаворитом той предвыборной гонки, Святейшему представили главного молдавского коммуниста как своеобразного гаранта нерегистрации "Бессарабской митрополии". Мол, ПКРМ, пропагандирующая ненависть ко всему, что связано с Румынией, ни за что не зарегистрирует эту раскольническую структуру. Тем более, зная, что ее политической "крышей" является злейший на тот момент враг коммунистов - Христианско-демократическая народная партия (ХДНП), бывший Народный фронт Молдовы.

Вполне понятно, Московский Патриархат, к которому относится Митрополия Кишинева и всея Молдовы, отреагировал на появление "Бессарабской митрополии" с самого начала ее "воссоздания" в 1992 году весьма болезненно, справедливо расценив сам факт ее учреждения нарушением церковного единоначалия и канонической юрисдикции. Нарушением, наносящим вред не только отношениям между Русской и Румынской православными церквями, но Церкви в целом, как таковой - единой Святой, Соборной и Апостольской. Вот почему у Патриарха Московского и всея Руси, как главы церковной власти, было достаточно оснований не только выражать озабоченность состоянием православия в Молдове, но и не сторониться встречи с тем, кто в ближайшее время станет вершить в ней власть светскую.

Зная Воронина, можно не сомневаться, что на встрече с Алексием II он с легкостью дал гарантию, что, пока будет жив и у власти, "Бессарабской митрополии" регистрации не видать. По возвращении в Кишинев он примерно так и заявил в газете "Коммунист": "Я откровенно признался (Патриарху, - В.Ж.), что наша партия разработала специальную концепцию отношения коммунистов к религии и церкви, предусматривающую оказание церкви помощи в преодолении раскола из-за приверженности к различным политическим течениям".

Здесь устроители его встречи с Патриархом не ошиблись, как не ошиблись они и в прогнозах о возможной реакции молдавских избирателей на саму встречу. Лишь в одном просчитались эти господа. Тогда им и в голову не могло прийти, что, оказавшись у власти, Воронин так же легко, как давал Патриарху обещание не регистрировать "Бессарабскую митрополию", через некоторое время нарушит это обещание.

Коммунистические власти разыграли лицемерный фарс: в июле 2002 года парламент внес поправки в закон о культах, в соответствии с которым была отменена их регистрация путем специальных правительственных постановлений. Данное изменение в законодательстве открыло зеленый свет для того, чтобы автоматически внести "Бессарабскую митрополию" в регистр действующих в Молдове религиозных организаций. То есть, вроде как, "мы ни при чем". Это "закон велит" ее зарегистрировать.

Шаг, на который не решилась ни одна из прежних, докоммунистических властей, ни президенты Снегур, Лучинский - этот предательский шаг был сделан властью ПКРМ. Естественно, по указанию президента Владимира Воронина, без "высочайшего волеизъявления" которого к тому времени в Молдове не решался ни один мало-мальски важный вопрос.

Официальная пропаганда неуклюже преподнесла этот, по сути антицерковный, акт как вынужденный, продиктованный решением Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Последний, дескать, велел изменить закон, чтобы открыть возможность для регистрирации "Бессарабской митрополии", да еще и штраф наложил. Увы, правительство Молдовы действительно проиграло в ЕСПЧ дело по иску "Бессарабской митрополии". Проиграло бездарно, исключительно по причине некомпетентности тех, кто взялся представлять в Страсбурге его позицию.

Да и, в конце концов, дело разве в этом проигрыше? За восемь лет пребывания ПКРМ у власти молдавское государство проиграло в Страсбургском суде не один десяток дел, в некоторых случаях размеры штрафов исчисляются миллионами евро, многие из решений ЕСПЧ не выполнены до сих пор. Дело в той готовности, с какой воронинские чиновники исполнили именно это судебное решение.

И тому было простое объяснение. Ко времени принятия решения ЕСПЧ по "Бессарабской митрополии" Воронин уже считал для себя "российскую карту" отыгранной. На горизонте замаячили выборы 2005 года, им овладел зуд "евроинтеграции", а посему на первый план выдвинулось желание прогнуться перед Западом. Без поддержки которого, Воронин очень хорошо это понимал, удержаться на вершине власти ему уже бы не удалось.

То, что после ее регистрации ситуация в православии на территории Молдовы лишь усугубилась (следующий иск сторонников "Бессарабской митрополии" в ЕСПЧ касался уже имущественных аспектов, содержал требование о переделе в их пользу церковной собственности), как и то, что он нарушил слово, данное Патриарху, - такие "пустяки" Воронина не волновали. Появилась удобная отговорка: на нас давит Европа, у Молдовы есть международные обязательства, которые надо соблюдать.

Даже в такой мелочи умудрился соврать. Да, у Республики Молдова в самом деле есть много международных обязательств - по соблюдению демократических норм, свободы прессы, независимости суда и т.д., и т.п. - но все их воронинский режим всегда цинично нарушал. А когда дошло до Православной церкви, вспомнил про "обязательства". Странная такая, очень избирательная память.

Что, впрочем, совсем не помешало Воронину, обладающему острым политическим чутьем, не только продолжить использование "церковной темы" в собственных интересах, но и стремиться сохранить благорасположение к себе со стороны Святейшего. Который, с одному ему присущей мудростью, великодушно простил молдавскому президенту его "забывчивость".

Более того, как и подобает истинному пастырю, неустанно заботящемуся о вверенной ему Господом пастве, Алексий II осенью 2006 года, в разгар ухудшения по вине Воронина молдавско-российских отношений, взвалив на свои плечи еще и миссию дипломата, совершил по просьбе последнего визит в Кишинев. (Во время этой поездки он кое о чем попросит Воронина, и тот ему вновь пообещает - но о судьбе этого обещания Патриарху скажем ближе к финалу).


Рэкет как разновидность ктиторства

Удачно использовав авторитет Русской православной церкви в кампании 2001 года, лидер ПКРМ, как уже было сказано, решил и дальше не соскакивать с "темы". Лично возглавил реализацию двух грандиозных по молдавским меркам, как сейчас модно выражаться, православных проектов.

Первым был проект под названием "Воронин и Кэприянский монастырь". Расположенная в центре Кодр, эта обитель долгое время, до наступления атеистического лихолетья, считалась жемчужиной православной Молдовы. Ктитором (попечителем) Кэприянского монастыря был Святой воевода Штефан Великий, здесь покоится прах выдающегося бессарабского церковного и культурного деятеля Митрополита Гавриила Бэнулеску-Бодони. В советское время монастырь был закрыт, пришел в упадок. В первые годы независимости была предпринята попытка придать Свято-Успенскому Кэприянскому монастырю, к этому времени восстановившему статус святой обители, былое величие. Начались реставрационные работы, которые, однако, ничем не увенчались, главным образом, по причине безответственного и даже хищнического разбазаривания денег, собранных тогда, что называется, всем миром.

И тут, спустя десятилетие, кто-то из ушлых советников надоумил Владимира Николаевича: хорошо бы Вам, главе современного молдавского государства, взять под свой персональный "патронаж" (в русском языке это слово имеет совсем другой смысл, ухода за больными или престарелыми людьми, но почему-то в администрации молдавского президента им называют акции, где задействован "сам") дело возрождения Кэприянского монастыря. Так сказать, личным примером явить живую связь времен и поколений. От ктитора - к ктитору, от Штефана Великого к Владимиру Воронину.

Сказано - сделано. Так родился означенный проект, призванный продемонстрировать избирателям "всея Молдовы", кто у них в стране главный "защитник православия". А вскоре вслед за ним появился и второй аналогичный - по реконструкции Богородицы-Рождественского Курковского монастыря. И хотя "патронажить" этот проект президент поручил своему молодому соратнику, спикеру парламента Мариану Лупу, народу многократно и по разным поводам демонстрировалось, что главным ктитором все равно остается "сам".

Все бы ничего, и даже весьма похвальных слов заслуживало бы заявленное Ворониным стремление восстановить в их былой красе знаменитые молдавские монастыри, если бы не одно "но". Если бы делалось все это скромно, без пропагандистской трескотни, с подобающим в подобных делах смирением и раскаянием. Как оно положено, когда жертвуешь на храм или обитель. Как же, тот случай?!

К делу опять подключили телевидение, печатную прессу, и пошло-поехало. Воронин в сопровождении свиты чиновников посещает Кэприянский монастырь... Воронин одобряет инициативу о проведении телемарафона по сбору средств на восстановление обители... Воронин дает указание госканцелярии взять под строгий контроль ход реставрационных работ в Курковском монастыре... Воронин вручает высокие государственные награды отличившимся на монастырских объектах архитекторам и строителям.

И даже это бы еще ничего, можно было бы закрыть глаза и на эту шумиху. Ну, обуреваем человек манией величия, любит, когда его в телевизоре показывает, есть у него такая "слабость", все мы не без греха. Ведь не абы что, Кэприянский монастырь восстановил, потомки гордиться будут!

Все так, если бы не еще одно "но". Если бы "главный молдавский ктитор" не переусердствовал в том, что политические комментаторы называют использованием административного ресурса.

Схема оказалась тупа до безобразия, но эффективна. Составили список из сотни директоров успешных предприятий, руководителей банков, крупных фирм. Против каждой фамилии проставили соответствующую сумму. Соответствующую доходу каждого из фигурирующих в списке экономических агентов, подробные данные о которых оперативно предоставили налоговики. Шустрые воронинские советники все заранее подсчитали, чтобы по справедливости. У кого какой доход, тот столько и заплатит. Чтобы все по понятиям, как и положено у настоящих пацанов.

Затем все включенные в список были приглашены "на совещание" в администрацию президента, где им популярно, в простых и доступных по смыслу предложениях - можно сказать, на пальцах (растопыренных) - разъяснили грандиозный замысел президента. Затем каждому вручили письмо на его имя, в котором предлагалось в течение нескольких дней перечислить на спецсчет в банке, принадлежащем Семье, конкретную сумму. И вперед.

И попробуй не перечисли. Двое или трое попробовали - до сих пор Центру по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями объяснительные пишут. И нечего про государственный рэкет хныкать! Какой такой рэкет, если на богоугодное дело деньги пойдут?!

Такая вот специфическая благотворительность. На чужом горбу - да в Рай. И, главное, какой потрясающий двойной эффект при этом получается. И денежки умело пристроены (в банке, под заботливым Семейным оком, прокручиваются и приумножаются), и среди верующих рейтинг поддерживается.

Доводилось слышать мнение: да какая, в конце концов, разница, что она, благотворительность воронинская, на рэкет смахивает? Даже если по ходу что-то к семейному капиталу и прилипает (кроме банка, ремонтно-строительные работы на монастырских объектах тоже ведь фирмы, принадлежащие Олегу Воронину, ведут), процесс-то идет, дело делается. Монастыри, можно сказать, на глазах строятся, вот и будет, что потомкам оставить. Что здесь плохого?

То-то и оно, что строятся. Потому что, если поначалу речь шла о реконструкции монастырских ансамблей, то в итоге все обернулось банальным "новоделом", ничего общего не имеющим с первоначальным обликом обителей. Ни былых уникальных настенных росписей уже не встретить, ни даже первоначальный архитектурный строй в строгости не соблюден. Сплошь "евроремонт" - и Кэприянского монастыря, и Курковского.

Причем "евроремонт" не только по форме, но, к великому сожалению, и по содержанию. Число иностранных туристов в ту же Кэприяну, безусловно, возрастет (уже возрастает), но вернется ли в эту обитель свойственная ей когда-то духовность, особая молитвенная атмосфера? Потому что сегодня ее там нет. Да и откуда взяться таковой, если по территории Свято-Успенского Кэприянского монастыря, чему автор сам был невольным свидетелем, разъезжают "крутые" слоноподобные джипы? Какие уж тут молитвы, какое православие?! Секуляризация высшей пробы, аккурат как в "цивилизованной Европе".

Что ж, итог вполне закономерный в ситуации, когда ктитором монастыря выступает никакой не "новый", а самый что ни на есть кондовый коммунист. Потому что, как выясняется на примере двух воронинских "православных проектов", святую обитель можно разрушить не только путем изгнания монахов и превращения ее помещений в какой-нибудь склад. Есть более изощренный способ, чтобы уничтожить монастырь. Достаточно под видом "реконструкции" провести его "евроремонт". Превратить в обычный туристический объект, пусть и с "громким" историческим названием, где братиям будет уже не до молитв. Должен же кто-то выполнять функции экскурсоводов и заниматься продажей сувениров.

По нанесенному православной вере ущербу итог будет один и тот же.


Похождения бравого православного туриста

Параллельно истории с "реконструкцией" монастырей Воронин не отказывается от исполнения главной роли и в других "православных сюжетах". Пусть и не столь впечатляющих по масштабу (и бюджету), но от этого не менее полезных для достижения нужных результатов на таком важном (воспользуемся сленгом бывших партаппартчиков) участке агитации и пропаганды.

Например, в сюжете "По указанию президента Воронина из Иерусалима доставляется священный огонь". Или в сюжете "Воронин на священной горе Афон". Или такой: "Воронин посещает румынский монастырь в Путне, где похоронен Святой Штефан Великий, господарь земли молдавской". И так далее, в таком же православном контексте.

И везде телевидение, повсюду телеоператоры с камерами суетятся. Думаете, только для вечерних выпусков новостей снимают или для каких-нибудь "анналов истории"? Ошибаетесь. Все это скрупулезно снималось для показа в рекламных роликах стартовавшей избирательной кампании. Той самой, которая должна завершиться 5 апреля.

Все будет смонтировано в лучшем виде, и в нужный день и час на всю Молдову покажут: смотрите, люди православные, Воронин такой же, как и вы! И крестится, как положено, и свечечку держит, и к иконе прикладывается. И чего эти болваны из демократической оппозиции орут без конца: "Jos comunistii, jos comunistii!"? Долой коммунистов, значит. Разве настоящий коммунист будет в Храме Божьем со свечой стоять? Да еще с таким смиренно-скорбным выражением лица...

Все так. И смиренье, и крестное знамение, и большая, как и подобает VIP-персоне, горящая свечка в руках - все на месте. А в мыслях, все равно, не укладывается. Возможно ли такое (речь о 2002 г.), чтобы один и тот же человек в ночь Воскресения Христова (5 мая) стоял со свечой в Кафедральном соборе молдавской столицы, а уже через каких-то пару недель (19 мая) он же выслушивал у памятника Ленину, на "Moldexpo", клятву от ребятишек, принимая их в пионеры?

Или, на следующий год, чтобы в течение одной и той же Страстной недели, человек заявлял на коммунистическом митинге, что "Ленин и теперь живее всех живых" (22 апреля), а уже через несколько дней, в Пасхальную ночь (27 апреля), на восклицание священника "Христос Воскресе!" отвечал бы вместе со всем церковным людом, хором: "Воистину Воскресе!"? Как такое возможно?

Христианин ответит, что невозможно, и будет прав. Никак невозможно, - гневно подтвердит, с другой стороны, убежденный коммунист, и тоже, наверное, будет по-своему прав. Мы же скажем: к сожалению, подобное возможно. Ибо человек этот - Владимир Воронин. Человек, который всех обманул. Человек, которому всегда нужны голоса избирателей. Желательно - всех избирателей, но, если не получится, то хотя бы как можно большего их числа.

Разве он, Воронин, виноват, что одни из этих избирателей предпочитают ходить в храмы и молиться о спасении душ Иисусу Христу, а другие никак не отвыкнут клясться в верности "делу Ленина", который люто ненавидел Христа и его Церковь? Когда один мой знакомый священник при случае попытался, было, мягко ему попенять - зачем Вы, господин президент, к идолу на поклонение продолжаете ходить? - лидер ПКРМ испытал искреннее недоумение: как зачем, там же мои избиратели?!

Получается, что, если кто и виноват, то сами молдавские избиратели. Никак не могут окончательно определиться - начать, все как один, ходить в какое-то одно место. Вот и вынужден Владимир Николаевич своей правой рукой - той самой, натруженной, без устали подписывающей президентские указы и распоряжения, - то креститься, то отвечать юным пионерам салютом на салют. Думаете, легко?

Ведь при этом надо еще и искренность изображать, чтобы и там, и там поверили. Хотя в чем в чем, а в способности казаться искренним Воронину не откажешь. В любой аудитории и в любых "предлагаемых обстоятельствах". Ведь верят же. Ему бы в свое время не на хлебопекаря учиться, а на сцену податься - любой молдавский театр с руками-ногами б оторвал. Впрочем, он и подался на сцену, только не театральную, а на политическую. Где врать приходится не два часа каких-то, пока длится спектакль, в котором играешь роль, - а врать год за годом, от выборов к выборам. Врать последовательно, вдохновенно и беспрерывно. Сначала - когда борешься за власть, затем - когда стараешься ее удержать. Не каждый сумеет. Воронин сумел.

Сумел пока, и намерен продолжать в том же духе. Совсем недавно, 27 января, в ходе телемоста Кишинев-Москва, он откровенно заявил журналистам: "Выборы - это торг между избирателями и партиями - кто больше пообещает... Во время избирательной кампании происходит безответственный тендер. Поэтому я сейчас не буду называть конкретные вещи". А чего их называть, и так все понятно. Ври больше, главное - победить, а победителей не судят. Запомнился и другой "православный сюжет", снова из разряда анекдотичных. Как-то в интервью одной из подконтрольных ПКРМ газет, посвященном проектам с монастырями, журналист умиленно спросил у президента-коммуниста: "Вы что же, и исповедуетесь?" На что Воронин гордо ответил: "Конечно, причем каждый раз у разных священников. Мне так интереснее". Понятное дело, всегда к одному и тому же духовнику, как веками заведено у православных, на исповедь ходить - от скуки завянешь. Вот и путешествует наш православный турист от батюшки к батюшке, каждый раз набираясь новых впечатлений.

Еще из веселых похождений:

В феврале 2007 года, при посещении Богородице-Рождественского монастыря в Куркь Воронин был встречен пением государственного гимна Российской империи. Когда президент в сопровождении свиты подчиненных вошел в храм, монастырский хор неожиданно грянул "Боже, царя храни!". Воронин подошел к подсвечнику, поставил свечу, перекрестился. Под сводами храма неслось:

"Боже, Царя храни!

Сильный, державный

Царствуй на славу,

на славу нам".

Президент делал вид, что ничего необычного не происходит, а хор тем временем продолжал:

"Царствуй на страх врагам,

Царь православный.

Боже, Царя храни!".

Промахнулись братия, явно промахнулись. Исполнение "Интернационала" при появлении лидера компартии звучало бы куда уместней, нежели официальный гимн царской России.

Еще похождения туриста:

В июле того же года, на седьмом году президентства, Воронин обнаружил ряд параллелей между христианством и коммунизмом. "Между коммунистической идеологией и христианской доктриной очень много схожестей, и, по нашему, коммунистов, мнению, Иисус Христос был первым коммунистом", - заявляет он во время посещения Свято-Никольского монастыря в Кондрице в присутствии митрополита Владимира, других молдавских архиереев и священников. ПКРМ, по его мнению, является единственной партией, которая всегда помогала Православной церкви, и нынешние коммунисты в целом "не те, которые занимались гонениями на Церковь, а совсем другие коммунисты". А чтобы присутствующие не терзались сомнениями по поводу столь неожиданного "откровения", Воронин добавил: "Нигде - ни в Ветхом, ни в Новом Завете - вы не найдете ничего плохого о коммунистах". Единственный раз в жизни не соврал, Священное Писание, действительно, обходит молчанием наследников дела Маркса-Ленина.

Видно, столь железобетонный аргумент возымел влияние, в храме установилось гробовое молчание, и Воронин решил ковать железо, пока горячо. Завершив краткий курс политического богословия, он перешел к политической математике, предложив присутствующим "сделать математическое уравнение" и сравнить ПКРМ с Кишиневско-Молдавской митрополией, а оппозиционные партии - с "Бессарабской митрополией" Румынского патриархата. "Священникам, если они хотят пребывать в Молдавской митрополии, не остается ничего другого, кроме голосования за коммунистов", - окончательно добил оторопевших батюшек глава государства.

И это говорил человек, без указания которого эту самую "Бессарабскую митрополию" ни за что бы не зарегистрировали. Откуда было знать присутствующим, что к этому времени разглагольствующий перед ними деятель успел еще раз, повторно, обмануть Святейшего Патриарха. После его пастырского визита в Молдову в 2006 г., о котором мы упомянули вначале. Хотя и велись после приезда Алексия II по Кишиневу разговоры, в том числе среди священнослужителей, что приезд Святейшего имел и другую цель, публично не заявленную, - добиться от Воронина освобождения Валерия Пасата, с которым покойный Патриарх был знаком лично, - о реальном положении вещей мало кто догадывался.

Невдомек было собравшимся в Кондрицком монастыре священникам и архиереям, что, на просьбу Патриарха Московского и всея Руси проявить снисхождение, повлиять на решение вопроса, чтобы как-то облегчить участь молдавского политического заключенного, здоровье которого в тот момент оставляло желать лучшего, Воронин пообещал сделать все, от него зависящее, чтобы просьбу уважить. А от него, напоминаем, в Молдове зависело решение любого государственного вопроса. Пообещал - и вновь обманул.

Надо полагать, новому предстоятелю Русской православной церкви Святейшему Кириллу, интронизацию которого 1 февраля он ну никак не смог пропустить (ведь, наверняка, приглашения получили и Лукашенко, и Назарбаев, и даже Ющенко, то есть руководители всех стран, подпадающих под каноническую юрисдикцию Московского Патриархата, но выборы-то только у Воронина грядут!), он тоже успел чего-нибудь наобещать. Как же, простоять всю церемонию рядом с российским президентом Дмитрием Медведевым, да перед телекамерами, и ничего не обещать?! Допустим, "не пущать" в Молдову румынских священников для "Бессарабской митрополии" или еще чего-то в таком же роде. Вот только цена этим его обещаниям, как и всем прежним, вряд ли изменится, оставаясь равной все тому же абсолютному нулю.


За таких не голосовать, за них молиться надо

Осуждая, на словах, политику Румынского патриархата на территории Республики Молдова, трубя на всех углах об "агрессивной политике Румынии против суверенного молдавского государства", молдавские коммунисты, как выясняется, отнюдь не прочь использовать "ценный опыт" фронтистов в "церковном вопросе". Не секрет ведь, что истинные создатели "Бессарабской митрополии" - лидеры ХДНП - с самого начала преследовали отнюдь не церковные, а самые что ни на есть меркантильные политические цели. С недавних пор сами ее священники открыто признают, что данная религиозная организация превратилась в филиал названной партии.

А ПКРМ что же, должна отставать от своего нынешнего политического союзника? По логике ее бессменного вождя, коммунистам просто ничего другого не остается, как подмять под себя Кишиневско-Молдавскую митрополию. Не случайно же социологические опросы неизменно свидетельствуют: в молдавском обществе Православная церковь пользуется самым высоким авторитетом. Такой, и чтобы пропал впустую?!

Причем, тенденция вовлечения Церкви в политику не просто не скрывается, а демонстрируется на всех углах. И хотя о ней неодобрительно говорят во многих молдавских храмах, встречаются, к сожалению, отдельные батюшки, даже иерархи (в частности, епископ Бельцкий и Фалештский Маркел), готовые эту порочную тенденцию приветствовать. Вот почему есть все основания считать, что в аспекте вмешательства политиков в церковную жизнь православие переживает сегодня в Молдове не лучшие времена. И вряд ли в ближайшее время прессинг политического фактора на религиозный ослабнет. Скорее всего, наоборот, до дня парламентских выборов он будет лишь возрастать. Слишком велика для ПКРМ цена этих выборов, слишком силен для ее вождя страх потерять власть.

Между тем, в руководстве Московского Патриархата опасность вовлечения Церкви в политику понимают хорошо. Не далее, как 22 января 2009 г., как сообщил "Интерфакс", во время проповеди после богослужения в Успенском соборе Кремля, тогда еще местоблюститель патриаршего престола митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл напомнил, что Церковь должна всегда оставаться вне политики. "Задача Церкви - иметь внутреннее мужество и силу говорить Божию правду - властям, воинству, богатым людям, средствам массовой информации", - сказал владыка.

Он вспомнил, как в 1990-е годы различные политики часто призывали Церковь "занять конкретную политическую позицию", поддержать власть или, напротив, встать в оппозицию к ней. Но Церковь, по словам Святейшего Кирилла, "вообще не может занимать какую-либо политическую позицию". "Мы должны говорить не то, что людям нравится, что от нас ждут, или за что нас погладят по головке, но говорить Божию правду, как говорил царю Ивану Грозному святитель Филипп, митрополит Московский, умучанный им", - заявил патриарший местоблюститель. "Мы должны всегда молиться за клеветников, за обижающих нас, и тогда Господь вмешается в нашу жизнь и непременно накажет тех, кто клевещет, принося суд Свой в этот мир", - сказал он.

Очень бы хотелось, чтобы до 5 апреля эти слова Патриарха Московского и всея Руси Кирилла дошли до каждого верующего в Республике Молдова.
vedomosti.md

Обсудить

Другие материалы рубрики