О книге «Иван Мазепа. Анатомия предательства или путь Иуды: от славы к бесчестью»

Ясно одно, - книга эта в чем-то спорная, в чем-то убедительная, но несомненно интерес-ная, богато иллюстрированная, живая и заслуживающая нашего внимания.


«Дела давно минувших дней, преданья старины глубокой», о которых так чудесно умел повествовать великий Пушкин, в действительности всегда остаются с нами, живут рядом с нами и даже в самих нас, оказывая влияние не только на наше прошлое, но и на сего-дняшнюю повседневность и даже на будущее. Хотим мы этого или не хотим. Почему?

Почему история, как наука, а подчас и искусство, казалось бы несказанно далекая от наших актуальных вопросов и проблем современности, от наших кризисов и конфлик-тов, от наших газовых войн и экономических блокад, тягостей быта и политических боре-ний сиюминутных моментов, почему она так неожиданно и стремительно вдруг врывает-ся в нашу жизнь, привлекает к себе внимание общества, вызывает жаркие споры и дискус-сии, заставляет нас высказывать свое отношение к событиям, произошедшим за столетия до нашего рождения? И почему столь актуальными вдруг становятся для нас историче-ские фигуры из прошлых эпох, из давно минувших дней? Почему так страстно и заинте-ресовано мы начинаем анализировать жизнь и дела Александра Невского и Петра Столы-пина, Иосифа Сталина и Александра Освободителя?

Да потому, вероятно, что мы пытаемся найти ответы на злободневные вопросы со-временности в уже имеющемся историческом опыте. Мы в своем нетерпении похожи чем-то на учеников, которые хотят как можно скорее узнать правильный ответ на трудную задачку и заглядывают в конец учебника. Ведь в отличие от реальных исторических деятелей, которые что-то совершали в жизни стремясь получить какие-то результаты и, как правило, не знали заранее, к чему придут в конце концов, мы-то как раз знаем чего они хотели и что получили. Мы знаем, что Сен-Жюст, Дантон, Робеспьер, тысячи и тысячи других героев Великой Французской революции, станут ее же и мучениками, погибнут от ножа гильотины, которую сами изобрели ради народного счастья. Мы знаем, что проклинаемая всеми как символ монархической реакции Бастилия, снесенная восставшим народом в начале революции, может показаться просто тихим укромным санаторием по сравнению с теми реками крови, которые потом будут пролиты французами в эпоху якобинского террора и наполеоновских войн. Мы опытные, мы знаем, что готовят революции интеллектуалы, совершают фанатики, а пользуются их плодами негодяи.

Знаменитый русский историк В.О.Ключевский, задавшись вопросом «Почему люди так любят изучать свое прошлое, свою историю?», ответил на него просто, - «Вероятно, потому же, почему человек, споткнувшись с разбега, любит, поднявшись, оглянуться на место своего падения». История по его словам не столько учитель жизни, сколько экзекутор: она наказывает за незнание уроков. Но дело не только в этом.
По известному выражению классика, история есть не что иное, как деятельность преследующего свои цели человека. А поскольку как типы характера, так и цели, пресле-дуемые человеком, имеют какие-то количественные пределы, получается, что в различные исторические эпохи в сходных обстоятельствах схожие типы людей действуют одинаковым образом. Эти типы могут быть мифологическим и литературными как Прометей или Иуда, Павка Корчагин или Смердяков, а могут быть и вполне реальными деятелями исторической действительности, - генерал Власов или генерал Карбышев, Малюта Скуратов или Сергий Радонежский. Иногда какие-то яркие поступки, осмысленные или спонтанные действия определенных персонажей нашей истории вольно или невольно превращают в общественном сознании их имена в олицетворение неких нравственных категорий – чести и бесчестия, душегубства и альтруизма, предательства и самопожертвования, многих других моральных постулатов, а так же политических движений, партийной борьбы, различных устремлений и проч.

И споры, которые возникают по этим историческим деятелям, по оценке их жиз-ненного пути, их целей, их действий, - это фактически споры о нас самих, о нашей с вами действительности в которой живем, о нашей сегодняшней жизни, о ее перспективах и бу-дущем. Ибо мы чувствуем сознательно или подсознательно, что рядом с нами живут, дей-ствуют и преследуют свои цели те, кто когда-то уже поступал аналогичным образом, до-биваясь аналогичных целей. У них другие имена и другая внешность, у них нет ничего похожего, кроме одного, - они идут тем же путем, что и их исторические предшественни-ки, они и нас ведут туда же. Мы протестуем или соглашаемся, обреченно подчиняемся или шумно бунтуем, но, апеллируя к истории, мы всегда заглядываем в свое будущее.

Одной из таких знаковых, как сейчас выражаются, исторических фигур, о которых много говорили в прошлом, еще больше – в наши дни, стал украинский гетман Мазепа. Его имя связано с нашим краем. Триста лет назад Мазепа умер на берегах Днестра под стенами Бендерской крепости, где он горячечном предсмертном бреду мечтал о возмож-ности собрать в единый кулак военные силы приднестровских и запорожских казаков, войска турецкого султана, польского короля, крымского хана и шведского короля, а так же всех прочих врагов петровской России. Мечтал сколотить антироссийский союз, чтобы общими усилиями стереть с лица земли ненавистное им государство, его народ, его веру и духовные ценности. Мечтал всем вместе поживиться за счет его материальных ценностей и природных богатств. Сбыться этим грезам было не суждено, и Мазепа умер в безвестности, презираемый и теми, кого он предал и теми, к кому он переметнулся.

Любой приднестровский школьник без особого труда может рассказать, что Мазе-па прибыл в Бендерскую крепость под защиту турецких пушек со шведским королем Кар-лом XII, разбитым Петром Великим под Полтавой в июне1709 года. Через несколько ме-сяцев Мазепа умер и по настоянию короля его место занял генеральный писарь Филипп Орлик, который, назвавшись гетманом, признал «вечный протекторат» Швеции над Ук-раиной и союз с Крымским ханством в борьбе против России. Уже после смерти Мазепы, узнав о начале русско-турецкой войны и походе хана Девлет-Гирея на Слободскую Ук-раину, Орлик попытался собрать армию из местных казаков для похода «на москалей». Но приднестровцы не поддержали его и даже оказали сопротивление, как и жители Правобережной Украины. Перейдя из Бендер на левый берег Днестра, пестрое воинство Орлика, состоявшее из небольшого количества преданных ему казаков, поляков, ногайцев и крымчаков, двинулось вдоль реки на север, но окруженные глухой стеной враждебности приднестровского казачества, вояки Орлика вынуждены были вновь перейти Днестр и укрыться в Польше.

Вот, собственно, и все, чем «наследил» в Приднестровских землях легендарный Мазепа. Казалось бы, - немного. И тем не менее, он тоже персонаж нашей истории, и пер-сонаж достаточно колоритный. Как таковой он имеет право на внимательное и уважи-тельное к нему отношение, несмотря на его предательства по отношению к России, к Ук-раине, ко всему славянству и православию. Уважение к предкам, ушедшим недавно или в далеком прошлом от нас, является неотъемлемой чертой цивилизованности. Тем более к известным историческим личностям. Уже одно то, что Мазепа является единственным в мире кавалером Ордена Иуды, учрежденным специально для него Петром I, как бы прида-ет некий особый шарм этой незаурядной исторической фигуре. Что, впрочем, вовсе не означает, что своей деятельностью он заслужил добрую память, любовь и почитание потомков, которое было бы достойно воплощения в мраморе, бронзе или даже гипсе.

Другое дело, - та шумная кампания по возвеличиванию этой личности, которая ве-дется последние годы очень настойчиво и упорно определенными политическими силами в определенных политических целях, - рассорить как можно сильнее два братских единых народа - русских и украинцев, для чего деятельность Мазепы подходит очень удачно. Ведь его подлое предательство Петра можно представить как борьбу за «евроинтеграцию» Украины, за вхождение в «семью цивилизованных народов Европы». Его желание объединиться с католической Польшей, протестантской Швецией и мусульманской Турцией в попытках разгромить Москву – «третий Рим», единственное тогда независимое православное государство в мире, - можно объяснить как борьбу за духовную свободу, автокефальность украинской церкви, ее самостоятельность и независимость. А спровоцированный предательством Мазепы гнев русского государя и трагедию запорожского казачества можно легко объяснить кровожадностью «москалей», которые только и мечтали о том, чтобы подавить и ограбить вольнолюбивых украинцев, отнять у них последний кусок сала.

И не важно, что вся история при этом ставится с ног на голову, важно, что это вполне соответствует геополитическим и стратегическим целям тех, кто заказывает и щедро оплачивает подобные кампании. А те себя и не скрывают. Как заявил самый, пожа-луй, авторитетный русофоб современности Збигнев Бжезинский, после развала Советско-го Союза главным врагом Запада выступает Русская Православная церковь, а самый кош-марный сон Бжезинского – это новое объединение России и Украины.

Наступивший XXI век многие специалисты оценивают как грядущую глобальную борьбу всех против всех за полезные ископаемые, за энергоресурсы, за чистую воду в конце концов. И высказывание госсекретаря США Мадлен Олбрайт о том, что Россия не-справедливо владеет слишком большими территориями и ресурсами, тоже вполне легити-мизирует и оправдывает все действия Мазепы, - он просто хотел помочь цивилизованному Западу и мусульманскому Востоку справедливо перераспределить природные и людские богатства агрессивных и прожорливых треклятых москалей. За сотни лет до Наполеона, Гитлера, Бжезинского с Олбрайт! Ну как же не понаставить памятников такому человеку! Глядишь, все больше и больше появится вокруг них маленьких мазепчиков, гайдарчиков и прочих мальчишей-плохишей, готовых за вкусное печенье и сладкое варенье отдать не только все нажитое целыми поколениями богатство, но и свою родину, свой народ, свою веру, своих предков. Видимо идея поставить памятник Мазепе в Приднестровье, в этой до сих пор непобежденной Брестской крепости, стойком бастионе на юго-западных рубежах восточно-славянской православной цивилизации совсем не случайна. Кто-то мыслит широко и перспективно.

Историю надо знать. Хотя бы потому, что история – это не только наше прошлое, но и наше настоящее, и наше будущее. Тем более, когда наши партнеры, чаще – наши конкуренты, еще чаще – наши недруги используют нашу же историю против нас. И если они посчитали, что для достижения поставленных ими задач лучше всего подходит исто-рия гетмана Ивана Степановича Мазепы, нам тоже не мешало бы поближе познакомиться с этой исторической фигурой. И для тех, кто решил это сделать, от всей души можно по-рекомендовать книгу, которую вы держите в руках.
Несколько слов об авторе. Сергей Алексеевич Смолянников профессиональный моряк. С детских лет познавший суровые будни солдатской службы, - а он закончил Киевское суворовское училище, - автор получает серьезное образование в Киевском высшем военно-морском политическом училище, а затем на Военно-Морском факультете Военно-политической академии им.В.И.Ленина. Выбирая место службы сам попросился на Дальний Восток, родину своей матери. Служил на Тихоокеанском флоте, на атомных подводных лодках Северного флота. Будучи настоящим «морским волком» капитан первого ранга Смолянников заболевает такой сухопутной болезнью как стремление изучать и познавать историю своего Отечества. Его первый сборник, изданный к 100-летию начала несчастной для России русско-японской войны, назывался «Погруженные в бездну истории» и рассказывал о первых подводниках России, о подвиге команды крейсера «Варяг» и судьбе других кораблей с этим именем на борту, о двух «бунтарях флота» П.Шмидте и В.Саблине.

Выйдя в запас, член Совета ветеранов ВМФ Киева и Киевской городской ассоциа-ции ветеранов-подводников продолжил свою исследовательскую деятельность. Его инте-ресует не только прошлое и настоящее военно-морского флота, но и многие другие вопросы истории России, истории Украины, и особенно, - неразрывные и плодотворные связи двух братских народов. Одна из книг С.А.Смолянникова носит символическое название «Путь на Восток». Вместе со своими коллегами, любителями-историками, патриотами своего Отечества и, конечно же, родного флота, он издает одну за другой книги «У истоков братской истории», «Отчет о проведенных экспедициях товариществом ветеранов флота и разведки ВМФ», «Погруженные в бездну истории 2» и другие. Как член Национального союза журналистов Украины, член Союза писателей-маринистов он издал более двадцати книг и десятки научно-популярных публикаций по различной тематике.

Новая книга С.А.Смолянникова, несомненно, вызовет большой интерес у широкого круга читателей. Обращение автора к исследованию анатомии предательства, наверное, не случайно. Профессионально общаясь в кругу людей мужественных, честных и стойких, в среде тех, кто рискует своей жизнью и несет трудную службу по охране мира и спокойствия на планете, автор и свои научные изыскания в истории посвящал этим людям, - подводникам, морякам, дипломатам, бунтарям, первопроходцам, искателям, защитникам Отечества. Многие из них были в тени, многие незаслуженно забыты. Но что же произошло, почему политики, историки, журналисты, средства массовой информации вдруг обращаются не к ним, а к тем, кто давно умер в бесчестии и позоре? Почему возводят памятники не героям-защитникам, не бескорыстным гуманистам, не гордым сынам своего народа, а его позору, - предателям и христопродавцам? Что же пытаются привлекательного найти в их судьбе некоторые наши современники? Кого пытаются поставить примером юным пытливым умам, выбирающим свою дорогу в жизни? Почему Мазепа? Почему не Богдан Хмельницкий? Не Дмитрий Байда-Вишневецкий? Не Петр Дорошенко? Не Максим Кривонос? Не Григорий Лобода? Не Северин Наливайко? Не Петр Сагайдачный?

В поиске ответов на возникающие насущные вопросы автор провел кропотливый сбор исторических документов, свидетельств, литературных источников, воспоминаний, иллюстраций для того, чтобы объективно, полно и выпукло показать историческую судь-бу гетмана Мазепы, его предательство и падение. Эта книга обильно насыщена докумен-тами и иллюстрациями, легко читается, убедительна по сути. Возможно, не все воспри-мут положения автора, его идеи, доказательства и выводы. Кому-то может показаться ар-гументированность автора недостаточной, а кто-то выдвинет и свои контраргументы. Но ведь это и хорошо. Эпоху всеобщего одобрямса и всенародной поддержки единственно правильного учения, одобренного начальством, мы уже пережили и возвращаться не хо-тим, какими бы уголовными преследованиями не пытались бы нас запугать демократиче-ские власти предержащие. У вас есть свои аргументы? – Выкладывайте!

Ясно одно, - книга эта в чем-то спорная, в чем-то убедительная, но несомненно ин-тересная, богато иллюстрированная, живая и заслуживающая нашего внимания. Рекомен-довал бы ее всем приднестровцам независимо от возраста, всем тем, кто неравнодушен к истории нашего края, к истории нашего общего любимого и многострадального Отечества.

Обсудить