Российская армия в Приднестровье: миротворцы или оккупанты? Как решить проблему нахождения российских войск на территории Молдовы

Представители нынешней власти считают российскую армию оккупационной и требуют с международных трибун немедленного вывода российских войск из Приднестровья

2 марта с.г. председатель Центристского союза Молдовы Василий Тарлев заявил на пресс-конференции то, чего очень многие молдаване ждали от молдавских политиков уже много лет: никакой оккупации Молдовы российскими войсками нет. Российские войска играют и играли все эти годы лишь положительную, миротворческую роль. Конечно, об этом г-н Тарлев уже говорил и ранее, но в этот раз данное заявление прозвучало смело, чётко, ясно и послужило лучшим сигналом для избирателей, которые понимают важность дружественных, стратегических связей Молдовы с Россией. Отметим, что эти избиратели являются активными сторонниками государственности Молдовы. Именно государственники понимают, что только Василий Тарлев является политиком, готовым повести Молдову нормальным внешнеполитическим курсом и решить столь затянувшийся приднестровский кризис. Государственники ценят то, что Тарлев не вбивает клин между Западом и Востоком в Молдове, а создает пояс дружественных государств вокруг Молдовы, налаживая сотрудничество с Россией, Украиной, Белоруссией, и в целом с СНГ, на востоке, и развивает связи со странами ЕС, прежде всего с Румынией на западном направлении.

Известно, что позицию Тарлева не поддерживают некоторые молдавские политики. Более того, даже отдельные представители нынешней власти считают российскую армию оккупационной и требуют с международных трибун немедленного вывода российских войск из Приднестровья.

Какой внешнеполитический курс нужен Молдове? Безусловно, курс, способствующий поступательному развитию государства. А это, в первую очередь такой, в котором значительное место занимают интенсивные и дружественные молдавско-российские отношения. К великому сожалению для меня и для многих других граждан Молдовы, Владимиру Николаевичу Воронину не только не удалось этого добиться, но сегодня российский вектор нашей внешней политики весьма запутан. Не лучше обстоят дела и с приднестровским урегулированием. Считаю, что имею полное право высказывать критические замечания в адрес нынешнего руководства, так как в 1996, 1998, 2001, 2005 годах голосовал за Воронина, однако ни по одному вопросу он не оправдал оказанное ему доверие.

Но вернёмся к теме Приднестровья и российском военном присутствии на этой территории. При решении приднестровского вопроса необходим новый, рациональный подход. В интересах нашего государства новому руководству следует пересмотреть непримиримую позицию по вопросу о нахождении ограниченного российского военного контингента на территории республики.

Прежде, чем настаивать на выводе российского контингента из Приднестровья, необходимо просчитать возможные политические и экономические последствия этого шага, как позитивные, так и негативные. В качестве позитивных последствий политического узаконения российского военного присутствия на территории нашей республики, можно предположить получение исключительно благоприятного режима в торговле с Российской Федерацией, как для экспорта нашей продукции, так и в вопросе об импорте энергоресурсов. Так же возможно, по примеру Белоруссии, уменьшение (а в идеальном варианте и аннулирование) значительной части нашего долга России. Думаю, что в сложившейся ситуации в Молдове на сегодняшний день, такой оборот событий был бы безусловно выгоден нашему государству.

Следует учитывать, что присутствие иностранных военных баз на территории других государств, при условии соответствующего законодательного оформления, выгодно как госбюджету в целом, так и местному населению, обслуживающему данные базы.

Но самое главное, чего должно добиваться новое руководство нашей республики от России в обмен на легализацию её присутствия на Днестре, это восстановления территориального единства Молдовы. Именно потому, что до настоящего времени мы не соглашаемся с российским военным присутствием, в левобережных районах Республики Молдова и существует сепаратистский режим. Москве несравненно выгоднее иметь дело с законным правительством Молдовы, чем с непризнанным режимом. Таким образом, вывод из выше изложенного может быть только один: затянувшийся на долгие годы кризис может быть разрешен самым успешным для Молдовы образом.

Что же всё-таки реально следует понимать под выводом российских войск с левого берега Днестра? Практически весь их личный состав - это уроженцы Приднестровья. Спрашивается, куда их выводить и захотят ли эти люди вместе с семьями покинуть родные места и выехать в неизвестность, а точнее в палаточные городки или, в лучшем случае, казармы другого государства? Ответ очевиден: вывод российского воинского контингента не означает реального вывода армии, а лишь отзыв её высшего командного состава. Т.е. в данной ситуации произойдёт лишь смена вывески и юридического статуса реально остающегося российским воинского контингента на берегах Днестра.

После формального ухода российского командующего и его штаба (чтобы «выполнить» решения Стамбульского саммита), мы сильно сомневаемся, что оставшиеся на своих местах военные будут демобилизованы или, тем паче, вольются в национальную армию Молдовы. В реальной жизни произойдёт другое: все они станут военнослужащими приднестровской армии. Такая перспектива ещё хуже для восстановления территориальной целостности РМ. Более того, это совсем не означает, что Россия реально «уйдёт» – в действительности сохранится её контроль над регионом и его вооружёнными силами.

Но, чтобы наш вывод был более убедительным, следует рассмотреть ещё один, кажущийся на первый взгляд, убедительным тезис: вывод российских воинских частей из левобережных районов республики приведет, чуть ли не к автоматическому падению сепаратистского приднестровского режима и восстановлению единства республики.

Глубоко ошибочное мнение: добровольно смирновский режим не отдаст власть, а попытка его силового устранения приведёт к многотысячным человеческим жертвам и, возможно, к гражданской войне. Но, предположим всё-таки, что российская армия покинула нашу республику и (что в принципе трудно вообразить) Москва утратила контроль над Тирасполем. Это, как нам представляется, самый худший вариант для будущего решения приднестровского вопроса, так как нам маловероятно удастся найти общий язык со Смирновым и К° и урегулировать конфликт к обоюдному удовлетворению «обеих берегов». Спрашивается, ради чего тираспольским властям (кто бы там не сидел) терять абсолютную власть? В обмен на что? На «слегка автономный» район Молдовы?
Тем более что в военно-техническом плане сепаратисты многократно сильнее «правого берега». Нашей молдавской «красной армии» не по зубам тираспольские «белоказаки». На сегодняшний день, прежде всего, российское присутствие не даёт сепаратистам «развернуться в полный рост». Таким образом, только Россия способна ликвидировать приднестровский сепаратизм. Если в Кремле сочтут, что РФ не выгоден этот очаг сепаратизма, это, надо думать, будет сделано относительно быстро и безболезненно. Но произойдёт это лишь в том случае, если российское руководство будет абсолютно уверенно, что будущая единая и неделимая Молдова станет надёжным и долговременным партнёром России, как в оборонной сфере ( достаточно нейтрального статуса Молдовы), так и в международной политике.

Следует рассмотреть ещё один важный вопрос: как понимать легализацию российского военного присутствия в Молдове? Ни в коем случае не предполагается создание и размещение иностранной военной базы на бессрочной основе. Трудно что-либо сказать и о конкретных формах, географии и других аспектах этой проблемы. Будет ли это база российская, молдо-российская, российская со смешанным русско-молдавским воинским контингентом - сейчас трудно предположить. Ясно лишь одно: после урегулирования конфликта на Днестре российские миротворцы должны остаться на определенное время.

Правда в этом отношении следует сделать принципиальную оговорку, без которой никакое молдавское руководство не пойдёт на реализацию данного проекта: перед тем, как Молдова даст согласие на размещение российского военного объекта на своей территории, России следует достичь конкретной договоренности с Западом по этому вопросу. Хотя, в то же время, молдавское руководство должно учитывать ещё один существенный момент: без России, а тем более против неё, даже в условиях изменившейся геополитической ситуации (приблизившихся к Пруту границ НАТО), Приднестровский вопрос решить невозможно. В этом и состоит дилемма для политического руководства Молдовы – в нахождении точки равновесия между интересами Востока и Запада и реализации на этом пути своих национальных интересов по реинтеграции страны. К сожалению именно то, что данный компромисс пока не найден, и является одной из главных причин сохраняющегося раскола республики.

Обсудить