Все стало вокруг красным, голубым, жёлтым, синим и зелёным …

Народ устал. Он хочет лучшей жизни, но боится потрясений. Стабильность – скользкое понятие. Почему-то вспоминается пример устойчивого равновесия из школьного учебника, когда металлический шарик находится в яме.

Существует ли политическая сила, способная вытащить нас из этой ямы, сила, не только способная вести конструктивный диалог, уметь договариваться, но и отстаивать собственные принципы, а главное иметь их – вопрос на который каждый должен ответить сам 5 апреля.


По-весеннему пригрело солнце, с юга потянулись птицы. По мостовым рассыпались жёлто-красно-зелёно-голубые листочки. Они же разноцветили заборы вдоль дорог и наполнили с некоторых пор пустующие почтовые ящики обещаниями перемен к лучшей жизни. На площадях появились человечки в разноцветных ленточках, галстуках и шарфиках. По всем народным приметам - на носу выборы.

Я уже вижу гримасу на твоём лице, читатель. Возможно, ты скептик и на выборы не ходишь: тебе надоела засаленная и крапленая колода всё тех же королей и тузов и шестёрок, тем более что твой любимый кандидат «Чтоб вы все провалились» в выборные бюллетени не включён. Не следует обижаться. Если ты не сделаешь свой выбор, его охотно сделают за тебя. А на твоё замечание, что хуже уже не будет, смею возразить – Да кто его знает … Во всяком случае, кричащая со всех столбов реклама, демонстрирующая финансовые возможности кандидатов во власть (явно не соответствующие их налоговым декларациям), на все эти вопросы вряд ли ответит. Там искренне верят, что демократия – это власть «демократов», либерализм – власть «либералов». Дальше ряд продолжать не буду, а то, глядишь, меня правильно поймут.

Происходящее всё более начинает напоминать детскую игру «верю - не верю». Веришь ли ты, что можно в разы увеличить зарплаты и пенсии и, одновременно, снизить налоги? Нет? Вот и я про то же. Каши-то в котле не прибавилось, и прибавиться ей неоткуда.

А вот вопрос на знание арифметики. - Можно ли на 300% выполнить взятые на себя обязательства? Оказывается, можно … Если одновременно вступить в ЕС и ЕЭП, причём три раза подряд.

Всё тонет в словесной шелухе, обещаниях борьбы с коррупцией, росте всеобщего благосостояния. Реальные же проблемы, которые словно глыбы торчат на поверхности, и наши опытные политики-слаломисты старательно их объезжают в своих программах.

Мужайтесь - наставляют нас - Запад нам поможет. Наперебой обещают приток инвестиций, забывая, что освоить оное, зачастую, неподъёмно и для развитых стран: нужны сырьё, рынки сбыта, отлаженные производственные циклы, кадры и многое другое. То, что наши чиновники научились их «осваивать» не пуская деньги в производство – это наше know how. Межгосударственная же кооперация, то, что могло бы стать локомотивом для промышленности, увы, не вписывается в концепцию нашей внешней политики. Нам настоятельно рекомендуют развивать мелкий бизнес, и по числу обменных пунктов, торговцев мобильными телефонами и иного подобного «сервиса» на душу населения мы впереди всех.

Просматривается устойчивая тенденция - лишние люди. Мы как-то стали забывать «чемодано-вокзальный» период нашей недавней истории. Основным руководством той политики выступал постулат, что нам не нужны всякие там «телевизионные», «тракторные» или «компьютерные», что наши перцы и томаты завалят Европу и Россию, позволив нам безбедно существовать. Ан нет. Выясняется, что для аграрной республики плотность населения в Молдавии явно избыточна даже сегодня, когда многие подались в гастарбайтеры - то, что в советский период пытались исправить наукоёмкими производствами. При сохранении текущего экономического курса отток населения неизбежен, а значит завтра в этой стране «лишними» можем оказаться и мы с тобой, читатель, независимо от национальности, возраста или языка общения. Осталось только подождать.

Стало модным говорить о консолидации общества. Национальная нетерпимость как-то приутихла: видимо, мы страстно захотели понравиться Европе, а там ленинского определения нации придерживаются далеко не все, предпочитая пользоваться расхожим origin - происхождение. Однако спокойствие видимое. Не решён вопрос с государственным языком (молдавский? румынский?) и вытекающими отсюда последствиями в отношении истории, государственности и т.п. Соответствующие положения Конституции сплошь и рядом нарушаются не только нашими чиновниками, но и представителями иностранных миссий, что само по себе не комильфо. Учитывая наш опыт, когда судьбоносные решения никогда не принимались в результате референдумов, можно ожидать всплесков «площадной демократии». Настораживает уже то, что сейчас некоторые партии моноэтничны или близки к тому. Нас исподволь подталкивают к определению нации, шутливо сформулированному каким-то острословом: «Нация - говорил он - группа людей, объединённая заблуждением относительно собственной истории и ненавистью к своим соседям». Сразу чем-то до боли знакомым повеяло …

Не способствует взаимопониманию и нарушения в сфере, регулируемой Концепцией национальной политики, законом от 2004г. Очевидный факт: знать государственный язык крайне желательно. В то же время, следует отметить, что язык не выучивается исключительно «из уважения». Несмотря, на то, что преподавание иностранных языков у нас поставлено, объективно, лучше, чем молдавского/румынского, мы, из уважения к Европе, не заговорили ни на английском, ни на французском, но уже сейчас по ряду наиболее востребованных специальностей не предусматривается получение высшего образования на русском языке, что является нарушением уже упомянутого Закона. В аналогичной ситуации оказались русскоговорящие пенсионеры, лишившись возможности читать аннотации к лекарствам на понятном им языке. И список можно продолжить. Особенно от этого страдают нацменьшинства: гагаузы и болгары, вынужденные одновременно изучать четыре языка (родной, молдавский, русский и иностранный), лишённые каких-либо преференций или квот в сфере государственного управления, они вынуждены довольствоваться региональным уровнем в своих карьерных притязаниях.

Нерешённость приднестровского вопроса – особая тема. О тираспольском сепаратизме общеизвестно. «Обиженный» Тирасполь не согласен с предлагаемой ему «самой широкой автономией» и настаивает на равноправии в переговорном процессе и анализе причин, повлекших события 92 г.. При этом он периодически подчёркивает своё право на независимость, напоминая, что Транснистрией эта территория называлась исключительно во времена фашистской оккупации, до того входила в состав УССР в качестве автономии, а ещё ранее именовалась Тираспольским уездом Херсонской губернии. В ответ на это ни действующая власть, ни оппозиция конструктивного предложения, вокруг которого мог бы завязаться диалог, сформулировать до сих пор не смогли. Ряд политформирований, ставящих на объединение с соседней Румынией, рассматривают Приднестровье, как обузу в этом процессе, и всячески торпедируют любые попытки сближения двух берегов, что позволяет говорить о таком явлении, как кишинёвский сепаратизм.

Народ устал. Он хочет лучшей жизни, но боится потрясений. Стабильность – скользкое понятие. Почему-то вспоминается пример устойчивого равновесия из школьного учебника, когда металлический шарик находится в яме. Существует ли политическая сила, способная вытащить нас из этой ямы, сила, не только способная вести конструктивный диалог, уметь договариваться, но и отстаивать собственные принципы, а главное иметь их – вопрос на который каждый должен ответить сам 5 апреля.

Обсудить