Выборы 2009: уроки поражения оппозиции

Разобщенность – это основная закономерность поражения. Есть также и частности, свойственные той или иной партии.

По большому счету проиграла Молдова, так как в ней еще на какой-то период законсервировалась воронинско-ткачуковская модель развития общества. Это модель патерналистского государства, в котором бедное большинство в обмен на маленькие, но стабильные пенсии, небольшие, но вовремя выплачиваемые зарплаты закрывает глаза на нарушения закона со стороны власти, на злоупотребления чиновников и, в первую очередь, чиновника номер один.

Рано или поздно эта модель начнет давать сбои, но пока, во всяком случае, 5 апреля в день выборов, она показала свою эффективность.
Надо сказать, что поддержка этой модели большинством граждан Молдовы, не более чем миф, придуманный агитпропом коммунистов.

Реально на выборах её поддержали только 50 процентов голосующих, а от общего числа граждан это где-то около трети взрослого населения. Половина избирателей выступила против этого режима, поддержав оппозицию. Более того, следует отметить, что оппозицию поддержала самая активная часть общества: молодежь, студенты, работающие люди.

Но как бы там ни было, партия власти победила. И эта победа оказалась не случайной. На победу работало то, что партия научилась грамотно и эффективно использовать административный ресурс. Этот ресурс обеспечил не менее 10% победы коммунистов. Еще 30 процентов – это контроль практически над всем медийным пространством, особенно телевизионным. Еще 20 процентов – это неограниченный финансовый ресурс. Безусловно, важной составляющей победы являлся имидж лидера.

Следует также отметить слаженную работу членов партии, как тех, кто проходил по списку, так и рядовых агитаторов, которые пропахали практически все села и предприятия Молдовы. Естественно надо отметить тех, кто руководил использованием этого ресурса. Делалось это грамотно и эффективно. Обращаем на это внимание потому, что у некоторых оппонентов также были солидные финансовые и другие возможности, но они использовали их не умело.

У победы коммунистов несколько причин.
Во-первых, оппозиция не смогла предложить лучшую альтернативу.
Во-вторых, коммунисты работали, как хорошо слаженная машина, и были нацелены на результат. Они были командой и вели командную игру.
В-третьих, они имели неограниченные (по меркам Молдовы) ресурсы и хорошо ими воспользовались.

Сложнее ответить, почему проиграла оппозиция. Но очевидна главная причина – тотальная разобщенность, полная неспособность и нежелание договариваться. Да, в совокупности, оппозиция набрала не меньше коммунистов, но эти голоса не собраны в кулак. По иронии молдавского законодательства часть голосов оппозиционных партий и независимых депутатов, которые не прошли в парламент, переходят в копилку коммунистов. Воистину – за что боролись, на то и напоролись!
.
Разобщенность – это основная закономерность поражения. Есть также и частности, свойственные той или иной партии.
Либерально-демократическая партия Молдовы (Влад Филат), Либеральная партии (Дорин Киртоакэ - Михай Гимпу), Альянс «Наша Молдова» (Серафим Урекян), не смотря на то, что имели много общих позиций по важнейшим вопросам развития Молдовы, не сумели найти общий язык.

Такая же ситуация была на левоцентристском фланге. Демократическая партия Молдовы (Дмитрий Дьяков), Социал-демократическая партия (Дмитрий Брагиш), Центристский союз Молдовы (Василий Тарлев) и независимый кандидат Сергей Банарь, которые вместе набрали 10 процентов, по отдельности в парламент не прошли. Более того, критикуя друг друга, они лишили еще сами себя не менее 10 процентов. Вот такая арифметика.

У каждой из этих партий были и свои проблемы.

Достаточно сильную кампанию провела Социал-демократическая партия Молдовы. Нельзя сказать, что она была обделена финансовыми ресурсами. Практически в каждом районе и большинстве населенных пунктов у нее были свои организационные структуры. Партия обладала значительным интеллектуальным потенциалом и известностью. Но был один минус, уничтоживший практически все плюсы: у партии не было своего политического лица. За 9 месяцев до выборов один из лидеров партии Эдуард Мушук открыто стал заигрывать с коммунистами. И за это получил должность председателя муниципального совета. Когда в сознании граждан за партией закрепился имидж сателлита коммунистов, у него отобрали эту должность. Но отмываться времени уже не было. Мушук, а с ним и вся партия попала в категорию прислужников коммунистов. Блестящая комбинация против эсдеков завершилась полной победой тех, кто написал этот сценарий. Мы не будем удивлены, если увидим Мушука в новом правительстве коммунистов. Он свое задание выполнил и, может быть, будет поощрен.

Некоторые считают, что удар по партии нанесла инициатива Брагиша по Приднестровью. Мы не согласны с такой точкой зрения. Да, инициатива не была проработана. Если бы к примеру, была предложена идея совместного протектората России, Молдовы и ЕС над Приднестровьем на переходной период, то это не вызвало бы такую негативную реакцию как концессия и аренда территории Россией. Но мы думаем, что возмущение по этому поводу высказывали те, кто вовсе не собирался голосовать за СДПМ. Если партия что-то и потеряла на этой инициативе, так это единство в своих рядах, так как для многих рядовых членов партии заявление лидера было неожиданным и они не были подготовлены к тому, чтобы самим понять, что все это значит, а тем более, объяснить другим.

Еще более сложным было положение у Демократической партии Молдовы. Один из членов этой партии как-то сказал, что если в команде демократов будут даже 50 Нобелевских лауреатов, то все равно народ за неё не проголосует, так как знает её как «партию Дьякова». Увы, но Дмитрий Дьяков, несомненно, один из самых опытных и умных партократов Молдовы, недооценил усталость избирателей от «политика Дьякова». Все помнят, что в 90- годах он кинул Лучинского, а в 2005 году проголосовал за Воронина и вместе с Рошкой стал «правильным» оппозиционером. В общем, образовалась такая кредитная история, с которой лучше уходить с поста руководителя партии.

В число неудачников попал и Центристский союз Молдовы. Самой большой бедой этой партии явилось то, что она не стала единой командой. Практически партия так и не сумела создать единый центр проведения избирательной кампании. Возможно, причиной этого стало то, команда формировалась незадолго до выборов, сшивалась «на живую нитку». Нельзя исключать, что в силу этих причин партия полностью оказалась не готова в финансовом отношении к этой кампании. Были сделаны кое-какие рекламные ролики, но отсутствие достаточных финансовых возможностей не позволило их показать. Это относится и к печатной продукции, к оплате труда агитаторов и т.д. Мы думаем, что партия затратила на свое участие в предвыборной кампании раз в 1000 меньше, чем коммунисты и даже раз в 100, чем Социал-демократы. Но все же, скудость финансов не главная проблема этой партии. Основной просчет - это отсутствие своей четкой позиции по отношению к коммунистам и либералам, по крайней мере, такая позиция не была очевидной. Это дало возможность коммунистическим пропагандистам манипулировать общественным мнением. Одних они убеждали, что Тарлев - скрытый унионист, других - тайный друг коммунистов. В результате народ ничего не понял, и на всякий случай воздержался отдавать свой голос Центристскому союзу Молдовы.

Главный урок этих выборов в том, что к избирательной кампании надо готовиться очень серьезно и заблаговременно, не откладывая все на последний день. Нельзя распылять силы, выставляя на одном фланге 3-4 однотипных политических формирования. Эти выборы показали, что необходима смена политических элит. Особенно важно, чтобы это поняли нынешние лидеры левоцентристских партий. И поняли это не накануне грядущих местных или парламентских выборов 2013 года, а буквально сегодня, на следующий день после выборов 5 апреля 2009 года. Это должно стать главным уроком поражения на этих выборах.

Обсудить