Владимир Милов: "Беспорядки в Молдове – результат политтехнологии властей"

Эта технология успешно была опробована год назад в Армении, а теперь – в Молдове. «И в том, и в другом случае для оппозиции появление громил-провокаторов оказалось полной неожиданностью, оппозиция не была к этому подготовлена и упустила контроль над ситуацией», – считает он.


Массовые беспорядки в Молдове после парламентских выборов могут быть результатом применения новой политтехнологи правящего режима Владимира Воронина, который таким образом пытается укрепить свои позиции.


Такое мнение, как передает корреспондент РИА «Новый Регион», в своем блоге высказал президент Института энергетической политики Владимир Милов. По его оценке, эта технология призвана также нейтрализовать попытку государственного переворота в стране.

«Как мне представляется, мы становимся свидетелями успешной отработки новой политтехнологии, применяемой авторитарными и полуавторитарными режимами на постсоветском пространстве для укрепления своих политических позиций, дополнительной легитимации в глазах общества, и дискредитации оппозиции», – пишет Владимир Милов.

Он отмечает, что суть этой технологии проста: сначала в пользу правящего режима фальсифицируются выборы; затем протестующая оппозиция выводит мирных демонстрантов на площадь; позже откуда ни возьмись на улицах города появляются толпы погромщиков и провокаторов, которые начинают громить правительственные учреждения; после этого власти объявляют мирную оппозицию «организаторами погромов и беспорядков», демонстрируя обществу кадры разгромленного города и привлекая общественные симпатии на сторону авторитарной власти.

Владимир Милов обращает внимание, что эта технология успешно была опробована год назад в Армении, а теперь – в Молдове. «И в том, и в другом случае для оппозиции появление громил-провокаторов оказалось полной неожиданностью, оппозиция не была к этому подготовлена и упустила контроль над ситуацией», – считает он.

По его оценке, эта политтехнология является симметричным ответом на массовые протесты оппозиции против фальсификации выборов, которые приводили к падению режимов Милошевича, Шеварднадзе и Кучмы.

Как считает Владимир Милов, в молдавской ситуации есть основания подозревать власти в намеренном использовании такого сценария. Он обращает внимание, что президентский и парламентский дворцы, захваченные протестующими, были подозрительно пусты, Воронина на рабочем месте подозрительно не было (он почему-то был в здании правительства, которое не штурмовали), и полиция почему-то ничего не сделала для защиты штурмуемых зданий. Во-вторых, бунтующие погромщики исчезли так же стремительно, как и появились. В-третьих, для оппозиции произошедшее стало явным шоком (как и для Левона Тер-Петросяна в 2008 г.), и явно не могло быть ей выгодно.

«В Молдове оппозиция вообще исключительно слабая, в отличие от многих других постсоветских стран она, насколько я понимаю, не имеет ни ярких лидеров, ни реальной общественной поддержки (если не считать протестных антикоммунистических настроений)», – заключает он.

Обсудить

Другие материалы рубрики