ПКРМ: борьба ткачуковцев и степанюковцев

Сегодня раскол разделил нынешнюю власть на две практически равные части. С одной стороны, группа Ткачука-Рейдмана-Додона, условно назовем их «ткачуковцами», а с другой – группа Цуркана-Калина-Степанюка, которых можно обозначить как «степанюковцы». После ухода Воронина, а это неминуемо произойдет в ближайшие год-два, борьба между ними обострится и станет открытой.

Эти группировки появились давно. Но еще несколько лет назад их весовые категории разительно отличались. Преимущество и доминирование явно было за «степанюковцами», их еще можно назвать молдовенистами. Их представитель Евгения Остапчук стала спикером парламента, Виктор Степанюк был избран руководителем фракции коммунистов в парламенте. Близкий к этой группе беспартийный Василий Тарлев возглавлял правительство и многими рассматривался как преемник Воронина. Явные преимущества эта группа имела и в руководящих органах партии. А самое главное, по своей ментальности, по мировоззрению сам Воронин был наиболее ярким представителем молдовенистов.

Однако с 2005 года ситуация резко меняется. Испорченные отношения с Россией ослабляют молдовенистов, которые всегда выступали за развитие самых тесных стратегических связей с Россией. Соглашение с Юрием Рошкой, инициатором которого выступает Марк Ткачук, в результате чего Владимир Воронин избирается на второй срок президентом, усиливает личные позиции Ткачука. Тандем Воронина-Рошки, продолжение антироссийского курса, проблемы со сбытом молдавской продукции в России вызывают недовольство молдовенистов. Однако единственным, на что они решились, стала появившаяся в СМИ записка Ивана Калина на имя Воронина, в которой Калин, патриарх молдавских коммунистов, весьма мягко просил пересмотреть курс в отношении России. Конфронтация молдовенистов с Ворониным была максимально использована Марком Ткачуком и его группой. «Ткачуковцы» еще более усилили свои позиции в партии и у «тела вождя». Им удается провести на пост спикера Мариана Лупу, который в противовес Василию Тарлеву в тот период рассматривается как преемник Воронина от группы Ткачука. Молдовенисты явно были не довольны этим назначением, но не смогли противостоять воле лидера партии.

Самой большой победой «ткачуковцев» можно считать уход Василия Тарлева с поста премьер-министра, что значительно ослабило позиции молдовенистов-государственников.

Кроме того, «ткачуковцам» удалось интеллектуально обескровить молдовенистов. Те, кто по своей подготовке мог быть идеологом этого направления (Сергей Назария, Валентин Бенюк, Александр Буриан), были отодвинуты от принятия идеологических решений.

В этот период казалось, что победа полностью за группой Ткачука. У молдовенистов нет лидера, Степанюк и Остапчук теряют свои позиции, Тарлев покидает пост премьер-министра.

Что же касается «ткачуковцев», то они, наоборот, укрепляют свои позиции. У них ключевые посты в партии. Через Додона и Рейдмана проходит значительная часть финансовых потоков. Была проведена блестящая операция по созданию медиа-холдинга, подконтрольного персонально Марку Ткачуку. В медиа империю Ткачука входят теле- и радиоканалы, печатные СМИ, информационные агентства и интернет-сайты. Под полный контроль берутся популярные интернет-форумы. Практически, по охвату слушателей и читатателей, «ткачуковцы» контролируют свыше 80% медиаресурсов Молдовы.

Однако и они не обходятся без проблем. На каком-то этапе «ткачуковцы» несут самую ощутимую потерю. Они перестают находить общий язык с Марианом Лупу. Есть разные версии причин этого факта. Одни считают, что Мариан Лупу не захотел играть роль «ручного лидера» и начал отдаляться от Ткачука, а по большому счету и от самого Воронина. Другие убеждены, что причиной всего этого является отсутствие харизмы у Лупу, его неспособность быть настоящим лидером, отсюда разочарованность в нем, как со стороны Ткачука, так и Воронина. Нам кажется реальней первая версия, но в Молдове достаточно сторонников и второй версии.

В настоящее время Мариан Лупу, также как и Зинаида Гречаная, находятся вне этих двух группировок. Но если у Лупу, судя по всему, имеются еще политические амбиции, то Зинаида Гречаная вне политики. Она личный «кадровый ресурс» Владимира Воронина, одна из немногих, которому Воронин еще доверяет. Отсюда её выдвижение вначале в кандидаты на пост мэра столицы, потом в премьеры, потом в президенты, а теперь, после того как ей не хватило одного голоса, чтобы стать президентом, снова в премьеры. Этот случай обнажает слабость кадрового ресурса коммунистов, которые вынуждены практически на все должности выдвигать Зинаиду Гречаную. Справедливости ради отметим, что в обществе к ней относятся позитивно, но её зависимость от Воронина уж очень всем бросается в глаза.

Есть ли серьезные различия между двумя группами?
По большому счету, кардинальных, непримиримых противоречий нет. Фактически они борются не за выбор того или иного курса, они борются за власть и те возможности, которая она открывает.

Да, «ткачуковцы» более жесткие, более изворотливые и лучше понимают правила политической борьбы. По большому счету, у ткачуковцев нет идей, кроме одной – обогащения. Молдовенисты исповедуют определенные ценности. Их сложно назвать коммунистическими, но что-то близкое к этому у них есть. Молдовенисты больше ориентируются на Россию и не очень доверяют Западу. Правда, среди них есть исключения, есть те, которые недолюбливают Россию. «Ткачуковцы» в большей мере западники, но и они боятся публично выступать против России.

Наиболее рельефно различия между двумя лагерями проявляются в отношении Приднестровья. Дело в том, что идеология молдовенизма стала одной из основ приднестровской государственности, что сегодня многими забывается, в том числе в Тирасполе. Даже в названии непризнанной республики присутствует слово «Молдавская». ПМР возникла в качестве ответа на румынизацию на правом берегу Днестра и позиционировалась как единственное место в мире, где молдаване не отказываются от своей национальной идентичности.

Молдовенисты длительное время рассматривали Приднестровье как свой форпост – как место, где их гуманитарные идеи получили воплощение. Определённому охлаждению отношения молдовенистов к Приднестровью поспособствовала политика самих приднестровских властей после победы ПКРМ на президентских выборах 2001 года. Показательно высказывание одного из главных идеологов приднестровской государственности – директора Института истории, государства и права ПГУ имени Т.Г. Шевченко Ильи Галинского: «Молдовенизм нам не нужен, так как это официальная идеология режима Владимира Воронина». Однако другие приднестровские идеологи, в частности, заведующий кафедрой отечественной истории ПГУ им. Т.Г. Шевченко Николай Бабилунга, полагают, что Приднестровью ни в коем случае не следует отказываться от идеологии молдовенизма, поскольку отказ от этой идеологии будет способствовать румынизации приднестровских молдаван, составляющих 32% населения Приднестровья.

Как бы то ни было, гуманитарные и научные связи молдовенистов с Приднестровьем не прекращаются. Молдовенисты продолжают приезжать в Тирасполь, участвовать в научных конференциях, публиковаться в научных изданиях Приднестровского университета.
Существует и разница среди «ткачуковцев» и молдовенистов в отношении приднестровского урегулирования. В то время как «ткачуковцы» твёрдо придерживаются Закона от 2005 года, принятого в результате компромисса с ХДНП Юрия Рошки и предусматривающего статус автономии в рамках унитарной Республики Молдова, молдовенисты (в частности, Анатолий Попушой) выступают за построение общей федерации на основе «плана Козака». Цель молдовенистов – объединение страны в границах Молдавской ССР на любых условиях.

Сегодня «партия власти» понимает необходимость быть единой, чтобы удержать власть. Поражение ударит по всем, без деления на группировки. И одной группе, и второй есть что терять. И есть за что нести ответственность.

События 7 апреля 2009 года предоставили новый шанс для возрождения доктрины молдовенизма и усиления молдовенистского крыла в ПКРМ. Они доказали правоту молдовенистов, утверждавших в течение 8 лет, что компромиссы с румыно-унионистами ни к чему не приведут и будут лишь разжигать аппетит последних.

То, что произошло 7 апреля (независимо кто стоит за всем этим), стало естественным результатом политики капитуляции властей перед Рошкой и ему подобными. Ещё в 1995 году власть не пошла до конца в попытке ввести в школах курс «Истории Молдовы» вместо «Истории румын» под давлением студенческих манифестаций. Такая же ситуация повторилась и в 2002 году, уже в годы президентства Воронина. Вот как характеризует сложившуюся атмосферу политолог Владимир Букарский в статье «Битва за Молдавию»:

«В результате в стране искусственно, путем целенаправленной работы политиков и чиновников системы образования, при полной капитуляции властей, возник "конфликт отцов и детей": родители считают себя молдаванами, а их дети – румынами (это не их вина – их так еще с детского сада научили). Родители гордятся тем, что они молдаване, и связывают свою судьбу с Молдовой. Дети считают себя в первую очередь европейцами и румынами, в разговорную речь вставляют слова иностранного происхождения. "Большое спасибо" вместо традиционного "мулцумеск фрумос" звучит в Кишиневе "по-европейски": "мерси мулт". Румыния для них – путевка в Европу. Молдаване оказались народом с раздвоенной идентичностью».

Сегодня президент Владимир Воронин обязан прийти к пониманию правильности предупреждений молдовенистов. Ещё задолго до апрельских событий Воронин высказывался за смену государственной символики на ту, которая более соответствует молдавской исторической традиции. Сразу же после погромов правительственных зданий под румынистскими лозунгами молдавский президент обещал «навести порядок в системе образования» (иными словами, решительными мерами разорвать порочный круг румынизации подрастающего поколения).

У молдовенистского лагеря появился шанс потеснить «ткачуковцев» из коридоров власти. Это понимают и сами «ткачуковцы», чутко улавливающие настроение главы партии. В газете «Пульс», близкой к Марку Ткачуку, публикуются развёрнутые статьи с обоснованием необходимости смены государственной символики Молдовы.

Проблема лагеря молдовенистов в том, что у них отсутствуют молодые, харизматичные люди, способные претендовать на лидерство в партии и стране. Нет у них активных идеологов. Если у них появятся подобные лидеры, молдовенисты получат шанс не только взять власть в партии, но и сохранить влияние ПКРМ в Молдове и решить приднестровский вопрос. Но для этого им надо идти на союз с государственниками из других партий. Именно этого союза Ткачук и его группа боятся больше всего. И делают все возможное, чтобы его не допустить. Владимир Цуркан, Виктор Степанюк, Иван Калин и другие молдовенисты–государственники должны понимать, что их надежными партнерами по строительству независимой, единой Молдовы могут быть Василий Тарлев, Дмитрий Брагиш, Дмитрий Годорожа, а не ткачуковцы. И рано или поздно им придется сделать выбор…

Обсудить