Партия коммунистов объявила о начале в Молдове гражданской войны

Отступить у нас нет права, и бить мы будем — на поражение, беспощадно и жестко. …Восстановится власть — и все встанет на место…


Молдавские коммунисты распространили документ «Досрочные выборы. Позиция ПКРМ». В документе позиции партии нет. Нет ни объясненных и оправдывающих поведение организации в канун новой кампании идеологических установок, нет и принятого в подобных случаях хотя бы беглого сравнительного анализа предвыборной программы ПКРМ с программами ее основных соперников. Нет вообще ничего, кроме лозунгов. Коммунисты-воронинцы уже давно не утруждают себя спокойными и вдумчивыми беседами со своими сторонниками (остальную часть молдавского общества они не замечают – их поведение в парламенте показательно). Им всегда не до этого. Вокруг них всегда одни враги. А нужно то урегулировать приднестровскую проблему, то остановить турецкое влияние в Гагаузии, то срочно евроинтегрировать Молдову, то дать по морде «румынизаторам», то подпалить «волосатую руку Москвы»… У них всегда беда и аврал. За что ни возьмутся, глядь, - или измена, или засада; а если всех врагов Молдовы выявить и переловить, придется арендовать тюрьмы за рубежом. Трудная жизнь у Воронина и его партии.

Лозунгами они не удивили. Эка невидаль – коммунисты поделили всю страну на своих и чужих, на себя – друзей народа, и всех остальных - эти враги народа. И лексика не нова, призванная оправдать партийную ярость, обязательно переходящую в ярость масс. Тут тебе и «черный вторник», и «молдавская катастрофа», и «организация сопротивления», и «партии катастрофы», и «марионеточные группировки»… «Экстремисты», одним словом, засевшие, по мнению авторов документа, во всех щелях Либерально-демократической и Либеральной партии, в Альянсе «Молдова ноастрэ», которых надо… Про «бешенных собак» и про «поганых псов» слышало даже поколение, на себе не знавшее резни 17-го и чисток 37-го годов, но пожившее во времена Брежнева-Андропова. Не содержанием лозунгов удивили воронинцы, но тем, что потеряли чувство реальности, как-то сильно увлеклись борьбой за власть, этим своим «последним и решительным боем». Верно! Абсолютная власть развращает абсолютно. Они развратились, т.е. распустились до такой степени, что не сумели (или не посчитали нужным?) предусмотреть последствия документа. В том числе и уголовные.

Почитаем-ка. Назвав партии ЛДПМ, ЛП и АМН экстремистскими организациями, а их лидеров – Филата, Гимпу и Урекяна экстремистами, воронинцы обвинили своих оппонентов в том, что «им нужен не выигрыш — им нужны бесконечные выборы, политический хаос, обезумевшие митинговые толпы на улицах». Товарищам и суда не понадобилось для раздачи характеристик. Так они в партийных кабинетах определи, кто им противостоит. Экстремисты – кто же еще-то… И далее читаем главное в «позиции ПКРМ».

«Единственный выход, единственное спасение для нашей страны — победить экстремистов на этих выборах так, чтобы от бесчеловечных сценариев не осталось камня на камне. Они должны встретить такой отпор, который они запомнят надолго и после которого долго не смогут оправиться. Отступить у нас нет права, и бить мы будем — на поражение, беспощадно и жестко. …Восстановится власть — и все встанет на место… Пусть каждый поймет и почувствует: на этих выборах мы будем голосовать не за коммунистов. Мы будем голосовать за себя. За свою семью. За своих детей. За Родину».

Оставим пока в стороне призывы «за Родину, за своих детей и свою семью». Что-то слышится родное в гимне для большевиков. Хорошо хоть не сказали: «За Родину! За Воронина!». А ведь слышится, еще как слышится. «Бить мы будем», «пусть каждый поймет и почувствует» - это открытые призывы к уничтожению политических соперников; согласно всему документу, призывы к уничтожению тех, кто не коммунисты и не сторонники ПКРМ. «Надолго запомнят», «не смогут оправиться» - это еще больше, это еще и призывы к мести после победы. Все вместе – это первый текст от Партии коммунистов Молдовы, который должен быть удостоен внимания отечественных правоохранительных органов. Один лишь беглый взгляд на формулировку «политический экстремизм» - и поймем, что внимание ему оказать следует. Фактически призвав общество к противостоянию, авторы «позиции ПКРМ» не оставили населению страны, во-первых, иного выбора, как участие на той или иной стороне, во-вторых, предложили одним не пугаться, а другим готовиться к тому, что называется «мерзостью запустения», завершающей все гражданские битвы. Ну, и кто они после всего – эти товарищи со своей позицией «не оставить камня на камне» и гнать врагов молдавского государства до самой румынской границы? Или еще куда дальше? Да, до Средиземного моря и Тихого океана, как бывало, – дай им только волю.

Когда (если) товарищей поволокут в суд и они примутся визжать на весь мир о праве на убеждения и идеологию, о своем «исключительном патриотизме», который лучше «патриотизма либералов», а также о том, что в данном конкретном случае их неправильно поняли и непосредственные авторы «… Позиции ПКРМ» наказаны и отстранены, как внутренние провокаторы, нам не следует сильно и громко радоваться . Мы сами приложили, кто немало сил, а кто и немало равнодушия к тому, чтобы вновь «красные», но на этот раз во главе с товарищем Ворониным, взялись управлять страной и управляли ею восемь лет. И им мало.

Едва приметный пример из недавнего прошлого. В начале 2008 года коммунисты, используя свой печатный орган, поделили страну на своих и остальных «антимолдавских сволочей»; заявили они, что победят вообще и в частности на парламентских выборах 2009 года. «Venseremos» сказали они нам и про нас. Тогда не нашлось в стране ни одной партии, ни одного человека, чтобы выйти на площадь и устроить пикет под девизом «Сами вы сволочи!». И сами вы не пройдете. Не хватило ни смелости, ни задора. А то и юмора. Было дело – выходили «красные» на улицу с плакатами «Сердце слева». Не нашлось удальцов-юмористов с ответной писаниной «А печень справа, не говоря уже про простату, которая в ж…е». Что же мы хотим сейчас от ПКРМ, которая грозит нам расправой уже по полной программе? Деликатности хотим?

Промолчали мы и когда коммунисты сажали детей своих политических оппонентов. Что же мы хотим сейчас, когда они в апреле без разбору и объяснений похватали кого ни попадя, и до сих пор грозят им сроками за участие в госперевороте. Мы думали, что пусть дети олигархов рассчитываются за грехи своих отцов. Теперь наши дети рассчитываются за то, что не хотят больше «красной идеологии», а заодно и за наше равнодушие. Мы плохие отцы и матери, если довели своих детей до такой судьбы.

… Мы, молча, не поверили в евроинтеграцию Молдовы под руководством воронинцев и потому нас называют «евроинтеграстами». И поделом. Потому что «строить европейскую Молдову» с песнями о коммунизме с европейским лицом – это извращение. Мы знали про это, молчали, интеллигентно и по-подлому тихо сопя: «ну-ну». Знали и чувствовали, что тяга воронинцев к Церкви больше похожа на предвыборные штучки, чем на искренние их желания найти в себе Бога. Примеров тому – пруд пруди, документально зафиксированных не меньше. Что там в период агитационно-активной работы по восстановлению храмов и монастырей рассказывал Воронин о Христе и его первых «коммунистических заповедях»? Кто помолился за его заблудшую душу и во спасение его от мерзкой партийной суеты? Мы, конечно, порадуемся, когда коммунисты уйдут. Но если крепко не задумаемся, почему они все вместе и каждый по отдельности (особенно Воронин) – это «наше все», то сами останемся в мерзости .

Обсудить