Андрей Стратан: «Ткачук пытался манипулировать МИДом и стать «фильтром» между мной и Ворониным»

Возможно, Ткачук и воображает, будто он управляет страной, или, может быть, мечтает об этом, однако, в действительности, это далеко не так.

Интервью министра иностранных дел Молдавии Андрея Стратана газете "Timpul"

Об «особенном отношении» к Воронину и ПКРМ: «Воронин остаётся для меня президентом. Я и далее буду выполнять его указания…»

У меня действительно особенное отношение к Владимиру Воронину. Последние 8 лет мы имели очень интересное и позитивное сотрудничество, результатом которого стали новые возможности для Республики Молдова. В то же время, у меня нет возможности оставаться с коммунистами, с точки зрения выполнения решений пленарных заседаний или съезда ПКРМ. Я не являюсь членом партии. Однако, Воронин остаётся для меня президентом, поэтому, я и далее буду выполнять его указания. Это должны понимать и те, кто находятся у руля ПКРМ. Министерство иностранных дел это не филиал партии, а правительственный орган, продвигающий интересы Молдовы за рубежом и участвующий в формировании её внутренней политики. Можно сказать, что МИДЕИ для тех, кто пытался им манипулировать, осталось неприступной крепостью.

О влиянии Марка Ткачука на политику партии и на Воронина: «Ткачук пытался манипулировать МИДом и стать «фильтром» между мной и Ворониным»

Возможно, Ткачук и воображает, будто он управляет страной, или, может быть, мечтает об этом, однако, в действительности, это далеко не так. Президентские советники обязаны высказывать мнение по всем проблемам, однако, те оценки, что даются «всемогущему» Ткачуку сильно преувеличены. Он мог бы повлиять на решение некоторых проблем, но, скорее в отрицательном смысле. Его намерения скорее деструктивны, чем позитивны.

Время от времени, Ткачук пишет и кладёт на стол президента различные докладные записки, которые изначально имеют негативные цели. Будучи недовольным, что МИД высказывает мнение по некоторым проблемам, которое, очевидно, отличалось от мнения самого Ткачука, он чинил нам всевозможные помехи. В 2007-м Ткачук написал на имя Воронина доклад, в котором предложил выдать мне «красную карточку» за процесс евроинтеграции Молдовы. Думаю, таким образом, Ткачук пытался манипулировать министерством и стать своего рода «фильтром» между мной и президентом…

О связи Лупу с коммунистами: «нельзя исключать любые варианты»

Думаю, что только сам Лупу сможет сказать наверняка, играет ли он свою игру, либо создаёт для кого-то запасную площадку для возможного развития событий. В политических кругах говорится и об этом. В общем, нельзя исключать любые варианты.


О высылке румынского посла из Молдовы: «…он встал и вышел. Это был из ряда вон выходящий случай»

В конце марта, в соответствии с положениями Венской конвенции, я пригласил господина Теодореску в МИДЕИ и потребовал, чтобы Бухарест не вмешивался в протесты в Кишиневе в период избирательной кампании. Я вручил ему соответствующую ноту, а он прочел ее и бросил на стол, после чего встал и вышел. Это был из ряда вон выходящий случай. Материалы, имеющиеся в распоряжении компетентных органов свидетельствуют, что группа лиц из Румынии участвовали в событиях 7 апреля в Кишиневе.

О «Восточном партнерстве»: «Не это является нашим путем в ЕС»

В конце текущего месяца Владимир Воронин совершит визит в Брюссель, в ходе которого встретится с главами Еврокомиссии и ЕС. Будет обсуждаться и тема виз и тема отношений с Румынией. Надеюсь, нам удастся убедить наших европейских партнёров упростить визовый режим для молдавских граждан, поскольку, мы не представляем никакой опасности для ЕС, - все, кто хотел отсюда выехать, уже выехали.

При всём моём уважении к программе «Восточного партнёрства», не это является нашим путем в ЕС. Учитывая, что до сих пор мы действовали, фактически, в одной связке с Западными Балканами, не было бы ничего из ряда вон выходящего, если Брюссель всё-таки завершил бы с нами переговоры по договору об ассоциированном членстве и присвоил бы Молдове статус кандидата на вступление в Евросоюз.

О словах Траяна Бэсеску, что молдаване и румыны являются «одной крови» и говорят на «одном языке»: «Мы можем говорить на одном языке, но при этом не понимать друг друга…»

Надо ещё проверить, провести соответствующие исследования. После стольких событий, через которые мы прошли, молдаване могут иметь немного другую кровь.

Что касается языка, очевидно, что это один язык, с той лишь разницей, что в Молдове он называется молдавским, в соответствии с названием государства. Думаю, сегодня, в XXI веке мы можем говорить на одном языке, но при этом не понимать друг друга. В то же время, мы можем говорить и на разных языках, но если преодолеем имеющиеся противоречия, то легко достигнем понимания

Обсудить

Другие материалы рубрики