Рассуждения о конфликте ветвей власти в Приднестровье

Приднестровье – зона повышенной политической радиации.


Сущность является, явление – существенно

За годы существования республики и напряженной политической работы как власти, так и ее «друзей», в некоторых политических организмах проявились опасные мутации, появился «отряд» довольно экзотических политических субъектов. Этот «приднестровский феномен» также требует внимательной и деликатной (почти медицинской) работы. Конфликт, возникший между исполнительной и законодательной ветвями власти в Приднестровье не является чем-то особенным на постсоветском пространстве. Подобные конфликты происходили, происходят и будут происходить и в других новых независимых государствах. Сам по себе факт повторения такого конфликта в Приднестровье говорит в пользу нормальности Приднестровской государственности, в смысле ее типичности для постсоветского пространства. У Приднестровья – «все как у людей», т.е. общество развивается по общим постсоветским законам. Но радоваться этому – не приходится, так как конфликт несет в себе угрозу приднестровской «государственности де-факто».

В соседней Украине подобный конфликт, который длится уже довольно давно и который уже нанес непоправимый урон украинскому государству, представляет реальную угрозу саморазрушения этой страны. В этом смысле Приднестровью стоит поучиться на горьком опыте соседей, внимательно рассмотреть украинский случай – «как не надо делать».

Конфликт возник на фоне определенной беспечности и расслабленности власти, ее ветвей. Верховный Совет не провел широкую разъяснительную кампанию в обществе, чтобы найти поддержку своим инициативам и достигнуть консенсуса в обществе. Исполнительная власть почему-то восприняла демарш Верховного Совета как «внезапный», неожиданный для себя. Мониторинг внутриполитической ситуации и прогнозирование политических событий оказались не на высоте. Неподготовленность внесла излишнюю эмоциональность в восприятие, интерпретации событий и реагирование на них.

Но главное не в этих деталях. Как говаривал Гегель, «сущность является, а явление – существенно». Причина конфликта в борьбе вокруг вопроса о преемственности власти, а конституционный вопрос – это лишь форма, а не сущность. Главное – кто олицетворяет власть сегодня и кто будет олицетворять ее завтра. Динамика взаимоотношений власти и крупного бизнеса такова, что бизнес ищет гарантий на будущее, ищет личностно-политические формы таких гарантий. Уже существующая система личностно-политических отношений не удовлетворяет, не кажется надежной, прочной и эффективной. Идет поиск новых политических конфигураций. Конфликт – проявление сущности крупного капитала, всегда стремящегося переформатировать власть. Естественно, такая политическая работа не может происходить в обстановке всеобщего одобрямса или согласия. Есть много недовольных и есть общество, с опаской и недоверием воспринявшее действия реформаторов.

Явление существенно и преуменьшать значение конфликта не стоит. Он затрагивает основы приднестровской «государственности де-факто» и содержит угрозы ее безопасности. Не хочется останавливаться подробнее на апокалипсических прогнозах. Есть надежда, что политический класс республики отдает себе отчет об опасностях и настроен сознательно и добровольно ограничить себя в выборе инструментария политической борьбы, дабы следовать медицинско-политическому принципу «не навреди».

Одна из существенных проблем приднестровской власти состоит в том, что она не модернизирует механизмы политической борьбы в республике. Мы видим, что вследствие комплекса причин в Приднестровье обостряется политическая борьба. Но так, как механизмы этой борьбы не отработаны, а правила не продуманы и не установлены заранее, эта борьба приобретает опасные для общества формы (радикализация, выход из правового поля, подковерность) и начинает уничтожать власть и общество изнутри. Мы видим, что по ходу событий предпринимаются конструктивные усилия на этом направлении. Снимается синдром радикальных действий, заключаются негласные соглашения, в результате - напряженность уменьшается. Но внеправовой и подковерный характер борьбы и решения важнейших политических вопросов может сохраниться и в дальнейшем повлияет на состояние власти. Есть угроза утраты доверия граждан и повторения опасных внутренних политических кризисов. Проблема не решена полностью, мы имеем паллиативное решение – устранены (смягчены) только проявления кризиса, но не его причины.

Стороны уже видимо поняли, что проблема не имеет быстрого решения, на какое-то политическое время накал страстей спал, но у конфликта есть свой алгоритм, своя инерция, своя СИНУСОИДА и это приводит к переходу этого конфликта в затяжную форму, чреватую неожиданными «всплесками» напряженности.

Ощущение тупика приводит к желанию обратиться к верховному арбитру, понятно, что обращение участников конфликта к МГБ – это по сути обращение к России с просьбой рассудить конфликт между разновидностями гармонизации законодательства ПМР с российским законодательством. Исключить прямое вмешательство России нельзя, ведь Приднестровье дорого не только нам, но и великому российскому государству. Но и полагаться только на Россию было бы наивно.

В числе других первоочередных проблем власти я бы назвал проблему доверия к власти (особенно у молодежи), ее обновления и преемственности, отношения бизнеса и власти, борьбы с коррупцией и перерождением.

Забота о преемственности власти сверху донизу – важнейшая проблема, это и формирование нового поколения лидеров и повседневная работа с резервом кадров, и проблема вертикальной мобильности, и проблема приглашения кадров извне и т.п. Примером борьбы за лидерство в стране, лишенной крайностей, публичной грязи и подконтрольной власти может служить недавнее соревнование Медведева и Иванова в России за право стать преемником Путина. В таком духе нужно действовать.

В наших славянских традициях – усталость и расслабление власти. Мы не можем быть в постоянном напряжении, показывать постоянно высокий политический результат. Сложная ситуация требует, чтобы власть «взбодрилась», мобилизовала внутренние ресурсы на преодоление усложнившихся трудностей.

Застарела проблема отношения бизнеса и власти. Что-то с этим нужно делать. Это чувствуют обе стороны. Сращивание, переплетение двух начал приводит к потере сущностных особенностей и к сбоям в системе. Власть порой начинает действовать в ущерб себе и обществу, руководствуясь капиталистическими инстинктами. Бизнес, увлекаясь обеспечением гарантий для себя, начинает порой подменять власть и ощущать себя центром власти. Нужен, грубо говоря, пересмотр Большого общественного договора, если он еще не состоялся. Есть ли понимание (ответственность), что это не разборки Иванова с Петровым, а отношения власти и бизнеса, подчиняющиеся определенным социальным законам, действующим как в России, так и в Приднестровье?

Усталость проявляет не только власть, но общество. Достижения Приднестровья – права граждан на собственную идентичность, на родной язык и культуру – кажутся вечными и естественными. А экономические трудности и социальное неравенство воспринимаются болезненно. Люди недовольны своей жизнью, они хотят перемен, хотят лучше жить! Исторические предпосылки, масштаб республики и ее политические возможности способствуют тому, что здесь быстро и эффективно можно реализовать проект социального партнерства, призванный снизить недовольство простых людей.

Приднестровье – зона повышенной политической радиации. За годы существования республики и напряженной политической работы как власти, так и ее «друзей», в некоторых политических организмах проявились опасные мутации, появился «отряд» довольно экзотических политических субъектов. Этот «приднестровский феномен» также требует внимательной и деликатной (почти медицинской) работы.

Вникая в совокупность общественных проблем Приднестровья, начинаешь понимать, что период относительно спокойного существования республики и трансформация собственности в Приднестровье во многом стали причиной появления всех этих проблем. В этом контексте возникший политический конфликт может сослужить и хорошую службу: встряхнуть приднестровское общество, вызвать из его глубин встроенные механизмы иммунной защиты, механизмы социального равновесия, что приведет к реальному обновлению власти и общества, к укреплению Приднестровья.

Приднестровью во что бы то ни стало важно сохранить конфликт в рамках определенных правил, в рамках правового поля. В соседней Молдове общественный конфликт принял форму массовых беспорядков, в Украине – привел к нелегитимности власти. Приднестровью, лишенному внешней легитимности (международного признания) следует больше дорожить внутренней легитимностью (общественной поддержкой власти гражданами республики).

Обсудить